Александр Георгиевич Попов

Алекса́ндр Гео́ргиевич Попо́в (род. 1957, Ленинград) — российский композитор армянского происхождения,[1] секретарь союза композиторов Санкт-Петербурга, по первому образованию врач-терапевт общей практики.

Александр Попов
Wikipedia-logo.svg Статья в Википедии

ЦитатыПравить

  •  

Меня всегда потрясала его <Шуберта> ранняя смерть. А также то, что он сам не мог оценить свой гений и вел скромную жизнь маленького человека. Современники тоже это не осознали. Шуберта два раза перезахоранивали, но наконец он обрёл покой рядом с Бетховеном.[2]

  — «Шуберт, или Блаженство» (что думают о Шуберте современные композиторы), 1997
  •  

Хочу быть Александром Поповым <...> как бы проникнуть к себе в голову, посмотреть, что там творится, навести порядок, в конце концов. Периодически что-то забыть, что-то вспомнить.[3]

  — «Начало времени композиторов» (интервью), 2019
  •  

Все композиторы, которые были очень современны и своевременны, через несколько лет забываются. Такие примеры мы знаем. Их полно. Вот, скажем, Шнитке. Он великий композитор, безусловно, но его забыли. Его вспомнят, безусловно, конечно. Просто должно пройти время. Хачатурян — чудесный композитор, он был самый знаменитый композитор в Бразилии. <...> Если мы вспомним, например, судьбу Вивальди, то о нём забыли напрочь, на много-много лет и обнаружили только в тридцатых годах <XX века>.[3]

  — «Начало времени композиторов» (интервью), 2019
  •  

...я никогда не цитирую. Один раз только цитировал, но не использовал. А когда использую, то не цитирую.[3]

  — «Начало времени композиторов» (интервью), 2019
  •  

...я подумал, что вообще не надо писать музыку, вполне достаточно того, что она живёт у тебя в голове, потому что это идеальное исполнение. ...я подумал, лучше вообще не писать, чтобы не страдать, а просто её держать в голове. Очень много таких произведений я написал в голове, очень много..., некоторые из них, может быть, надо записать, но мне лень. Я же известный в городе прокрастинатор, я лентяй, мне вообще всё лень стало. Это, наверное, старческое.[3]

  — «Начало времени композиторов» (интервью), 2019
  •  

Если рыбу начать жарить живьём, она начинает петь. Она поёт какие-то жуткие песни, варварские. Но ей больно, конечно. Вспомните историю с золотой рыбкой. Количество желаний, которые она выполняет, резко увеличивается, когда её начинают жарить.[3]

  — «Начало времени композиторов» (интервью), 2019
  •  

Терпеть не могу терции, и именно поэтому ими занимаюсь, чтобы мне было хуже. Потому что когда ты делаешь то, что любишь, ты скатываешься в колею и повторяешься, повторяешься, повторяешься... Это называется «стиль», но на самом деле это называется застой, композиторский застой. Надо делать то, что не любишь.[3]

  — «Начало времени композиторов» (интервью), 2019
  •  

...я люблю врать, потому что я врач, врач же должен врать, а иначе почему же я врач. <...>
Медицина против бога работает. Человек, который должен умереть, живёт. И размножается, и тем самым ухудшает породу человеческую. А в естественном отборе больное животное съедается моментально, и поэтому животные крепкие. Так было и раньше, я помню, в древнем мире так и было, особо людей не лечили.[3]

  — «Начало времени композиторов» (интервью), 2019
  •  

Меня нет в инстаграмме. А что такое инстаграмм? Это там, где меня нет. А если меня там нет, значит, и его тоже нет. Правильно? Так говорят философы интуитивисты.[3]

  — «Начало времени композиторов» (интервью), 2019

Цитаты о ПоповеПравить

  •  

По замыслу автора (который он не счёл нужным раскрыть в аннотации), первая и последняя из 11 частей Реквиема выполняют функции вступления и заключения. Аркой к Requiem aeternum становится Post mortu — стихотворение Арсения Тарковского, читаемое под замирающие звуки инструментов. Внутри этой рамы располагаются трижды три части. Dies irae, Tuba mirum и Rex tremendae — разгневанный Бог-отец; Recordare, Lacrimosa и Domine Jesu Christe обращены к Богу-сыну; Sanctus, Benedictus и Agnus Dei пребывают за гранью гнева и страдания, воплощая Святой Дух. В этой системе указанную в буклете продолжительность звучания Реквиема (33 минуты) трудно счесть случайностью. <...>
В своей книге о Стравинском Элмер Шёнбергер и Луис Андриссен заявили, что Requiem Canticles — это реквием реквиему: «Теперь, после его появления, любой композитор, пишущий на склоне лет литургический Реквием для большого хора и оркестра, будет похож на изготовителя чучел». Александр Попов не обратился к большому хору и оркестру и создал свой реквием на 33-м году жизни. Но в любом случае ему показалось бы странным это утверждение — потому что вновь воплощать страх, моление или радость в этом почтенном жанре, пусть и не реформируя его радикально, он считает естественным правом представителей своей профессии. Манера же рассматривать всю музыкальную вселенную в качестве подручного материала, черпая нужные средства отовсюду, без кавычек и сносок, выдает в нем ту внутреннюю свободу и уверенность, которая сама по себе свидетельствует об уровне дарования и мастерства. А также обнаруживает «родовое чувство собственности», присущее мастерам доромантической эпохи, когда сочинение пассионов или реквиема не требовало особых оправданий.[4]

  Ольга Манулкина, «Не сомневайтесь, это действительно реквием», 1996
  •  

И уж если мы заговорили о взлёте петербургской культуры, упомяну недавно прозвучавший «Реквием» А. Попова — одно из самых выдающихся произведений последних лет...[5]

  Андрей Петров, из интервью, 1997
  •  

Оркестр «Стойкость» решил приобщить к голландскому опыту и петербургских композиторов, заказав двум из них оригинальные саундтреки к фильмам классика русской анимации Владислава Старевича. Александр Попов всего лишь старательно проиллюстрировал музыкой жестокую мелодраму из жизни насекомых «Месть кинооператора», а Борис Филановский, напротив, написал яркую концертную композицию, не слишком заботясь о том, чтобы соответствовать стилю и персонажам усато-хвостатой социальной комедии «Крыс городской, крыс деревенский».[6]

  Пётр Поспелов, Мультимедиа-проекты фестиваля «Окно в Нидерланды», 2003

ПримечанияПравить

  1. Отец композитора, Георгий Попя́н (по-армянски, Георгий Де́дов) ещё до рождения сына поменял окончание фамилии на русское, что в 1950-е годы было широко принято: Акопов-Акопян, Хачатуров-Хачатурян и т.д.
  2. «Шуберт, или Блаженство» (что думают о Шуберте современные композиторы). — М.: КоммерсантЪ, 8 февраля 1997 г.
  3. 1 2 3 4 5 6 7 8 Союз композиторов. Начало времени композиторов. Выпуск 6. Александр Попов (интервью с Настасьей Хрущёвой, реж. Александр Артёмов). — 5 сент. 2019 г.
  4. Ольга Манулкина. Не сомневайтесь, это действительно реквием. Музыкальная премьера в Петербурге. — М.: КоммерсантЪ, 6 июня 1996 г.
  5. Александр Попов: страница на сайте «Личности Петербурга».
  6. Пётр Поспелов. Крыс голландский. Мультимедиа-проекты фестиваля «Окно в Нидерланды». — М.: Ведомости, 8 октября 2003 г.

См. такжеПравить