Нарцисс (психология)

преувеличенное любование собой

Нарци́сс (лат. Narcissus, фр. Narcisse), человек, одержимый нарцисси́змом — свойство характера, заключающееся в преувеличенной склонности к самолюбованию, самовлюблённости и завышенной самооценке, в большинстве случаев не соответствующей действительности.

Эхо и Нарцисс (Джон Уильям Уотерхаус, 1903)

Термин происходит из греческого мифа о Нарциссе, прекрасном молодом человеке, который предпочёл любоваться на своё отражение в водах ручья и отверг любовь нимфы Эхо. В наказание за это он был обречён влюбиться в собственное отражение и в итоге превратился в цветок, названный его именем.

Нарцисс в афоризмах и кратких высказыванияхПравить

  •  

Люди со склонностью к мегаломании отличаются от людей, склонных к нарциссизму, тем, что хотят быть скорее могущественными, чем привлекательными, — чтобы их скорее боялись, чем любили. К этому типу относятся многие сумасшедшие и большая часть известных нам из истории великих людей.[1]

  Бертран Рассел, 1930-е
  •  

Я назвал его нарцисс.
Когда я спал, он мне менял лицо[2]

  Виктор Соснора, «Дидактическая поэма», 1979
  •  

Спонтанное национальное чувство на самом деле искусственно вызывалось педагогикой, дрессурой и пропагандой, что продолжалось до тех пор, пока выращенный в идеологической реторте болтливый и напыщен­ный национальный нарциссизм не привел к военному взрыву в на­чале XX столетия.

  Петер Слотердайк, 1980-е
  •  

Каждая самка выбирает самца. А когда самец старается понравиться всем самкам, он не самец, а нарцисс, который всегда с «голубизной». Нарцисс всегда ― среднеполый.[3]

  Александр Розенбаум, «Бультерьер», 1996
  •  

Любить кого то, кто любит вас, — это нарциссизм. Любить кого то, кто вас не любит, — вот это да, это любовь.

  Фредерик Бегбедер, «Любовь живёт три года», 1997
  •  

Разберись, ты Нарцисс-эталон или наоборот ― эхолот.

  Алексей Парщиков, «Другой» (из сборника «Сомнамбула»), 1999
  •  

Дезертировать из настежь распахнутой в героику эпохи в дамский будуар ― удел Нарцисса.[4]

  — Давид Карапетян, «Владимир Высоцкий. Воспоминания», 2002
  •  

Я был воспитан в иудаизме, но, когда повзрослел, обратился в нарциссизм.

  Вуди Аллен, «Сенсация», 2006
  •  

Мы — две эгоистичные горошины в огромном стручке нарциссизма!

  Билл Лоуренс, «Клиника», 2007

Нарцисс в публицистике и документальной прозеПравить

  •  

Упоминание о женской мастурбации также есть в Библии и в античной литературе. Об этом упоминал Аристотель, рассказывая, что у девушек 14 лет может развиться привычка самоудовлетворения возникших сексуальных чувств. Иногда мастурбация связана с нарциссизмом (от слова «нарцисс»). То есть направленность полового влечения на самого себя с постоянным любованием собственным телом. Естественно, сопровождается половым возбуждением.[5]

  Владимир Шахиджанян, «1001 вопрос про ЭТО», 1999
  •  

Для низменных душ чужие страдания всегда фиеста, особенно когда причиной их ― они сами. Так они самоутверждаются. Дезертировать из настежь распахнутой в героику эпохи в дамский будуар ― удел Нарцисса. Сами по себе дон гуаны лишены индивидуальности. Они существуют, пока воспринимаемы женщиной, пока любопытны ей.[4]

  — Давид Карапетян, «Владимир Высоцкий. Воспоминания», 2002
  •  

Героизм оказывается разновидностью эстетизации, попыткой свести многообразную жизнь к схеме. Мир сужается до масштабов сцены, где действуют законы, придуманные героем-режиссером, не работающие в реальности. Герой самозабвенно актерствует, увлеченный красотой и драматизмом собственной игры. Нарциссизм, интерес к своей, при этом исключительно выдуманной им самим, личности, изолирует субъекта, уводит его в пространство собственных схем и ставит над жизнью.

  Андрей Аствацатуров, «Поэтика и насилие» 2002
  •  

«Новый фильм Вуди Аллена» — звучит как оксюморон. Почти восьмидесятилетний сценарист и режиссёр, снимающий, как машина, каждый год по фильму, давно уже поставил самоповтор на поток, виртуозно доказывая, что сможет всегда найти краски для воплощения своего нарциссического скепсиса.[6]

  Ирина Любарская, «Цветок в пыли», 2013

Нарцисс в мемуарах и дневниковой прозеПравить

  •  

Его речь при наречении — о видениях, старцах, чудесах. Лирика и нарциссизм. Явно — он хороший, горячий человек. Но до чего невыносим мне этот сладостно-духовный говорок, присущий православным. Почему этот сладкий тон в христианстве?[7]

  Протопресвитер Александр Шмеман, Дневники, январь 1980
  •  

Новые наши звезды: епископ Василий (Родзянко) ― «лирический тенор», но и тенором этим, и, главное, видом (борода, волосы до пояса, деревянный посох и т. д.) чарующий наших ортодоксов. Епископ Петр (L'Huillier) ― знающий наизусть все номера всех канонов… Все это удовлетворяет вечную жажду демократической Америки ― жажду «вождей», «моделей»… Увы, оба этих новых наших владыки ― боюсь ― неисправимые нарциссы, однако хотя бы добрые, культурные и кровно любящие «церковность». Quod erat demonstrandum.[7]

  Протопресвитер Александр Шмеман, Дневники, 1980
  •  

Будучи человеком весьма скромных средств, в командировку он ездил со своим маленьким кофейником и подходящим к нему подносом. Однажды он совершенно всерьез сказал мне: «Ах, Рита, я Нарцисс!» — Нарцисс тогда жил вместе с родителями в 18-метровой комнате, в старинной московской коммуналке, где он в очередь с соседями мыл полы в «местах общего пользования». Спал он на раскладушке, которую раздвинуть можно было только так, чтобы изножье поместилось между тумбочками маленького письменного стола.[8]

  Ревекка Фрумкина, «О нас – наискосок», 1995
  •  

Нарцисс. Шершеневичу не хватало самовлюбленности, и он ее нервно компенсировал. Вообразить его поступки у Северянина немыслимо.[9]

  Михаил Гаспаров, «Записи и выписки», 2001

Нарцисс в беллетристике и художественной прозеПравить

  •  

...к сожалению, пианист – это универсал, это чернорабочий от музыки, это комбайн, изрыгающий в публику звуки, возможно, только с некоторой, весьма ограниченной избирательностью в плане собственного вкуса и физической комплекции.
– Да вот и Серёжа Рахманинов тоже, – продолжает жаловаться пианист Саша, – Ты видал, какие у него ручищи?.. Он ведь может сам себя обхватить пальцами в талии!
Я только посмеиваюсь, живо представляя себе новоявленного нарцисса-Рахманинова, страстно обвивающего руками собственную талию. На мой вкус, картина бесподобная...[10]:82

  Юрий Ханон, «Скрябин как лицо», 1995
  •  

Самая сильная любовь — неразделенная. Я предпочел бы никогда этого не знать, но такова истина: нет ничего хуже, чем любить кого то, кто вас не любит, — и в то же время ничего прекраснее этого со мной в жизни не случалось. Любить кого то, кто любит вас, — это нарциссизм. Любить кого то, кто вас не любит, — вот это да, это любовь.

  Фредерик Бегбедер, «Любовь живёт три года», 1997
  •  

Самый надёжный тест — бассейн. У бассейна ясно, кто есть кто: интеллектуалка уткнётся в книгу в купальной шапочке, спортсменка устроит матч по водному поло, склонные к нарциссизму позаботятся о загаре, подверженные ипохондрии намажутся защитным кремом… Если женщина у бассейна боится намочить волосы, чтобы не испортить причёску, — бегите прочь. Если она с хохотом прыгает в воду — прыгайте следом.

  Фредерик Бегбедер, «Любовь живёт три года», 1997
  •  

Очнувшись он сразу потребовал свободы, что, впрочем, делал всегда, едва увидев Веру ― он же выполнил все условия, женился!.. А речь как раз шла именно об этом, и Вера в возмущении закричала, что Фома, на самом деле, условия-то и не выполняет ― ни разу не взошел он к ней на брачное ложе и не разделил его, как подобает мужу здравому и рассудительному, а не инвалиду головного мозга; даже не притронулся к супружескому пирогу, нарцисс Саронский, лилия долин, его сиятельную мать! Но высказывалось все это почему-то Ефиму и в выражениях гораздо более страстных и брутальных, так что определение «одр ливанский» было самым безобидным.
― Ну, давай я исполню эти, как ты их называешь, супружеские обязательства! ― взорвался Ефим. ― Не обещаю пурпурных седалищ и ворот Батраббима, но озерки есевонские будут, если уж мы перешли на этот б...ский язык, сосцы твои ― два козленка…[11]

  Сергей Осипов, «Страсти по Фоме. Книга третья. Книга Перемен», 1998 г.
  •  

А нас-то, похоже, надули! Что это за полусинтетический цветок нам подсунули? Пустотелый, анемичный Нарцисс, у коего недостает сил даже на то единственное, ради чего он и был сотворен: ведь для всепоглощающей любви к себе тоже нужна страсть (по крайней мере способность к отрешенности и полной сосредоточенности на предмете обожания), а где ж это взять? Выходит, что сколь ни потребляй ― в идеальном порядке ― протеины, витамины, микроэлементы, результатом будет лишь вяловатый страх смерти. Хотя… Что же в нем так привлекательно, в этом герое?[12]

  Марина Палей, «Long Distance, или Славянский акцент», 1998
  •  

― Со дня на день Москва заговорит иначе, ― сказал Петруша. ― Здешние нарциссы чернильного ручья любят себя здоровыми и сытыми, значит, встанут на сторону силы. Это хорошо. Но по своей желудочно-кишечной природе они лишены идеалов. Это плохо. Согласись, союз без идеалов ― вещь хлипкая.[13]

  Павел Крусанов, «Укус ангела», 1999
  •  

― А Вадим-то в чем перед тобой провинился?
― Нарцисс Нарциссович Нарциссов, ― цедила Вера. Что было, то было: она и сама удивилась, заметив, что он проводит по утрам в ванной комнате битый час и постоянно смотрится в зеркало или в любую другую блестящую поверхность, например в никелированный чайник; кстати, у матери была та же манера… Вера с первого дня невзлюбила Вадима, зато мать буквально смотрела ему в рот.[14]

  — Ирина Безладнова, «Такая женщина», 2001

Нарцисс в стихахПравить

 
Нарцисс
  •  

Желаю вам, Нарцисс, благополучно царствовать
На пепельных развалинах души.
Желаю Вам самодержавно властвовать
В нечеловеческой глуши.
Пусть водяные пауки с кувшинками,
С лягушечьими темными икринками
Твое в пруду увидят отражение,
Тобою восхитятся верноподданно:
Пускай любуются безмерно преданно,
С тобой, Нарцисс, разделят наслаждение.[15]

  Игорь Чиннов, «Не дружеским, а вражеским посланием...», 1979
  •  

Я мог бы амфимакром написать
симфонию нимфетки и Нарцисса.
Я мог бы в миг вторым клинком Алкея
как страус клюнуть юношу в сосок:
вот ― сердца сейф, а вот вам ключ ― Сафо.
Мне вмоготу (мой Бог!) пеаном третьим
третировать либретто о любви.
И развернув пентаметр, как папирус,
все о себе, об авторе, объять:
вальсирую, завещанный от Бога,
мне труд не в труд, скитальцу грешных скал,
я ― в зеркале, я ― скалолаз-нарцисс.[2]

  Виктор Соснора, «Дидактическая поэма», 1979
  •  

Но принес тебе зеркало я,
Чтоб не мог ты один оставаться,
Как влюбленный Нарцисс от ручья,
От себя самого оторваться.
Ты поверил, что правда сама,
А не кривда глядит из зерцала.[16]

  Юрий Кузнецов, «Испытание зеркалом», 1985
  •  

― Нет, ― сказали, казалось, сквозь зубы, ― это штудии шантажа.
Ты ходил по воде. Ты идешь по бассейну с пираниями в свой черед,
наблюдая со дна за смещением собственных спин в беготне мураша.
Разберись, ты Нарцисс-эталон или наоборот ― эхолот.

  Алексей Парщиков, «Другой» (из сборника «Сомнамбула»), 1999

ИсточникиПравить

  1. Афоризмы. Золотой фонд мудрости / сост. О. Еремишин — М.: Просвещение, 2006.
  2. 1 2 В. Соснора. Верховный час. — Л.: Лениздат, 1979 г.
  3. Александр Розенбаум. «Бультерьер». — М.: Вагриус, 2000 г.
  4. 1 2 Давид Карапетян. Владимир Высоцкий. Воспоминания. ― М.: Захаров, 2002 г.
  5. Владимир Шахиджанян, «1001 вопрос про ЭТО». — М.: Вагриус, 1999 г.
  6. Ирина Любарская, «Цветок в пыли». — М., «Итоги» №30 / 894 (23.09.2013 г.)
  7. 1 2 Протопресвитер Александр Шмеман, Дневники. 1973-1983 гг. — М.: Русский путь, 2005 г.
  8. Р. М. Фрумкина «О нас – наискосок». — М.: Русские словари, 1997 г.
  9. Михаил Гаспаров. «Записи и выписки». — М.: НЛО, 2001 г.
  10. Юрий Ханон «Скрябин как лицо», издание второе. — СПБ: Центр Средней Музыки, 2009. — 680 с. — ISBN 5-87417-026-X
  11. Сергей Осипов. «Страсти по Фоме. Книга третья. Книга Перемен», — М.: Вагриус, 2003 г.
  12. Марина Палей, Long Distance, или Славянский акцент. ― М.: Вагриус, 2000 г.
  13. Павел Крусанов, «Укус ангела». — М.: «Октябрь», № 12, 1999 г.
  14. Ирина Безладнова. Такая женщина. ― М.: «Звезда», №4, 2001 г.
  15. Чиннов И.В. Собрание сочинений в двух томах, Том 1. Москва, «Согласие», 2002 г.
  16. Ю.П.Кузнецов. «До последнего края». — М.: Молодая гвардия, 2001 г.

См. такжеПравить