Пижо́н (от фр.  pigeonголубь, дутыш), щёголь, франт, хлыщ, мо́дник, де́нди, иногда нарци́сс, павли́н или пету́х — человек, чаще всего молодой, чрезмерно занятый своим внешним видом, склонный к показной вылощенной франтоватости. Как следствие, пижоны чаще всего неоригинальны, пусты и бессодержательны.

Пижон в коротких цитатахПравить

  •  

Он был пижон, внешний человек, с блеском и обаянием, актёр до мозга костей, эстрадник, а сыграть ему пришлось почти что короля Лира…[1]

  Юрий Нагибин, «Дневник», 1962
  •  

Онегинские баки
усвоили пижоны...[2]

  Борис Слуцкий, «Наследство», 1973
  •  

...на книжной толкучке к нему подваливает пижон:
― Меняю «Буковского» на «Корвалана»…[3]

  Александр Ерёменко, «Начальник Отдела дезинформации полковник Боков...», 1989
  •  

...разве можно не быть пижоном хотя бы уже потому, что вынужден жить в этом мире?[4]:273

  Юрий Ханон, «Скрябин как лицо» (глава восьмая), 1995

Пижон в публицистике, критике и мемуарахПравить

  •  

27 декабря 1977 г. Вчера сообщили: в результате несчастного случая скончался Александр Галич. С ним было много связано: лихачевщина, молодость, «котельная», моя очарованность им, ревность к Немке, гульба, знакомство с Адой, ленинградские вечера. Мы разошлись, вернее, нас развела Анька, из-за дурацкой истории с «Чайковским». Мне хотелось хоть раз увидеть его, что-то понять, связать какие-то концы, подвести итоги. Не вышло. Что там ни говори, но Саша спел свою песню. Ему сказочно повезло. Он был пижон, внешний человек, с блеском и обаянием, актёр до мозга костей, эстрадник, а сыграть ему пришлось почти что короля Лира ― предательство близких, гонения, изгнание…[1]

  Юрий Нагибин, «Дневник», 1962
  •  

А как выглядят мои серенькие знакомцы! Жалкий свистунок расцвечен, как павлин: головка коричневая, грудь белая, зеленые перышки в крыльях сверкают и перламутятся. У свиязи красно-коричневая головка, у матёрок ― зеленая в прочернь голова, медная шея, светлые брюшко и грудь и яркая пестрядь на крыльях; лишь трескунок почти не изменился, только на голове белая полоска, видимо, трескунячьи дамы не любят пижонов.[1]

  Юрий Нагибин, «Дневник», 1962
  •  

Значит, на мне будут штаны льняные, очень широкие и свободные. Рубашка на мне будет синяя или что-нибудь в этом роде. Туфли на ногах будут с острыми носами из прилично потертой, словно посыпанной мукой кожи, на довольно высоком каблуке и без задника. Во рту будет курительная трубка с почти идеальным пламенем бриара. Идиот! Пижон тряпочный и дешевый камикадзе. В туфлях на каблуке и без задника ты не попадешь по педалям, а машина эта в спортивном режиме разгоняется ого-го, однако же не имеет такого количества железа вокруг пижона и идиота с трубкой Випрати во рту.[5]

  Валерий Панюшкин, «Механический апельсин», август 2002

Пижон в беллетристике и художественной прозеПравить

  •  

— Так вот. Балаганов, вы пижон. Не обижайтесь. Этим я хочу точно указать то место, которое вы занимаете под солнцем.
— Идите к чёрту! — грубо сказал Балаганов.
— Вы все-таки обиделись? Значит, по-вашему, должность лейтенантского сына это не пижонство?
— Но ведь вы же сами сын лейтенанта Шмидта! — вскричал Балаганов.
— Вы пижон, — повторил Остап. — И сын пижона. И дети ваши будут пижонами. Мальчик! То, что произошло сегодня утром, — это даже не эпизод, а так, чистая случайность, каприз художника. Джентльмен в поисках десятки. Ловить на такие мизерные шансы не в моем характере. И что это за профессия такая, прости господи! Сын лейтенанта Шмидта! Ну, год еще, ну, два. А дальше что? Дальше ваши рыжие кудри примелькаются, и вас просто начнут бить.
— Так что же делать? — забеспокоился Балаганов. — Как снискать хлеб насущный?
— Надо мыслить, — сурово сказал Остап. — Меня, например, кормят идеи.[6]

  Илья Ильф, Евгений Петров, «Золотой телёнок» (Глава II. Тридцать сыновей лейтенанта Шмидта), 1931
  •  

― Смотрите, смотрите, мы идём в элегантных вечерних костюмах. Все трое в чёрных костюмах.
― Дешёвые пижоны, ― сказал Алик.
― Они не пижоны, а рабочие, ― возразила Галя.
― Рабочие! Знаем мы таких рабочих![7]

  Василий Аксёнов, «Звёздный билет», 1961
  •  

Датуша был типичным деревенским пижоном. В отличие от своих городских собратьев он, по-видимому, не стремился прожигать жизнь или получать там какие-то запретные удовольствия. Единственное, к чему он стремился, ― это быть чистым и неподвижным. В хорошую погоду он выходил после завтрака на луг, усаживался на камне, подтянув брюки и открыв Главному Кавказскому хребту великолепные красные носки.

  Фазиль Искандер, «Святое озеро», 1969
  •  

А словечко «пижоны» пустил в обращение ― позвольте мне это напомнить иному читателю ― Пушкин в «Евгении Онегине». Пижоны ― это юные, беспечные и бездумные искатели любовных приключений.[8]

  Леонид Ленч, «Смешной человек» и мы – пижоны, 1840
  •  

...всякое пижонство – это явное указание на недостаточность..., так сказать, комплекс неполноценности или на саму неполноценность. <...>
Да и вообще, разве можно не быть пижоном хотя бы уже потому, что вынужден жить в этом мире?[4]:273

  Юрий Ханон, «Скрябин как лицо» (глава восьмая), 1995
  •  

Была на нем какая-то глупая рубашка-ковбойка, в красноватую клетку, совсем не подходившая к серому, москвошвейскому пиджаку, на ногах при этом чуть ли не кеды. Так среди наших знакомых никто, конечно, не одевался. Я сам, при всех своих душевных невзгодах, еще был в ту пору пижон, еще гордился, и как еще гордился, французской вельветовой курточкой и замечательными замшевыми ботинками, привезенными мне из Парижа, о которых один мой полуприятель, осуществивший, кстати, кинематографический план, не осуществленный мною, то есть поступивший, в самом деле, после совсем другого учебного заведения, на режиссёрские курсы, сказал, помнится, с вожделением на них глядючи, что ― такие ботинки должны быть у всех, под этими всеми понимая, разумеется, в первую очередь себя самого, предмет его страстной любви. На Двигубского мои щегольские ботинки произвели гораздо менее сильное впечатление, чем его кеды произвели на меня.[9]

  Алексей Макушинский, «Город в долине», 2012

Пижон в стихахПравить

  •  

Ночью морозной снег серебрился,
Ваня серьёзно в Маню влюбился.
Динь-динь-динь,
Динь-динь-динь,
Колокольчик звенит,
Это он, наш пижон,
К ней на тройке кати́т.

  Станислав Сарматов, из пародии «Динь-динь-динь», 1906
  •  

Эй, Марфутка, ну̀ - тка, ну̀ - тка,
Грянем шутку-прибаутку:
Чёрт с тобой, что ты пижон,
Красиво одеваешься…
За девочкой гоняешься…
Чего ж ты добиваешься?[10]

  Александр Жаров, «Гармонь, гармонь! Гуляют песни звонко...» (из цикла «Гармонь»), 1926
  •  

Ну, братва, и бывает же вздор.
Чего со мной было ― умора!
Выхожу я вчера на дозор
В подходящем месте для вора.
А идет это вроде пижон,
Пальто на нем без бахромок.
Я его, конечно, ножом:
Слегка попал, а слегка промах[11]

  Марк Тарловский, «Чудило» (сборная пародия), 1928
  •  

Кончая корпус,
Ещё пижон и шибздик,
Он был назначен
(Кто тут и в чём ошибся ―
Не обозначим!)
В числе других пажей
Смотреть на казнь:
Проймёт ли, мол, мужей
Боязнь?[12].

  Георгий Оболдуев, «Когда тускнеет явь...» (из цикла «Я видел»), 1940-е
  •  

Где интеллигент (трудовой разумник)
Поддразнивает сознанье яви (память, сон и мечту)
Каждого человека, как социально опасного пижона.
Вот так прабабушкина клизма
Лихой эпохи романтизма![12].

  Георгий Оболдуев, «Клистир», 1947
  •  

Были поэты
мило одеты,
Часто ходили в пенсне,
Все были рыжи,
носили бриджи,
Сажали спаржу к весне.
И у «Фанкони»
пили как кони,
Пили пижоны оршад.
Их для рекламы
любили дамы,
Дамы прелестно грешат.[13]

  Павел Зальцман, «Были поэты...», 1970
  •  

Онегинские баки
усвоили пижоны,
а гончие собаки
снимаются в кино,
а в спорах о поэзии
умнеют наши жёны,
а храмы под картошку
пошли и под зерно.[2]

  Борис Слуцкий, «Наследство», 1973
  •  

Моделируем ситуацию: он выходит из ресторана,
и на книжной толкучке к нему подваливает пижон:
― Меняю «Буковского» на «Корвалана»… ―
Полковник Боков не поражён.
Причем здесь Авиценна, Ньютон или Шекспир?[3]

  Александр Ерёменко, «Начальник Отдела дезинформации полковник Боков...», 1989
  •  

И вопрос стоит резонно
в фиолетовых ночах:
вы поэты иль пижоны
в вельветовых штанах?[3]

  Александр Ерёменко, «Сопряжение окружностей», 1991

ИсточникиПравить

  1. 1 2 3 Юрий Нагибин, Дневник. — М.: «Книжный сад», 1996 г.
  2. 1 2 Б. А. Слуцкий. Собрание сочинений: В трёх томах. — М.: Художественная литература, 1991 г.
  3. 1 2 3 А. Еременко. «Матрос котенка не обидит». Собрание сочинений. — М.: Фаланстер, 2013 г.
  4. 1 2 Юрий Ханон. «Скрябин как лицо». — СПб.: «Центр Средней Музыки» & «Лики России», 1995. — Т. 1. — 680 с. — 3000 экз. — ISBN 5-87417-026-Х
  5. Валерий Панюшкин, Механический апельсин. — М.: журнал «Автопилот», №8, 2002 г.
  6. Ильф И., Петров Е., Собрание сочинений: В пяти томах. Т.2. — М: ГИХЛ, 1961 г.
  7. Василий Аксёнов. Звёздный билет. — М.: Журнал «Юность», №6-7, 1961 г.
  8. Л. С. Ленч. «Это было». — М.: «Правда», 1988 г.
  9. Алексей Макушинский Город в долине. — СПб.: Алетейя, 2013 г.
  10. Жаров А. А. в книге: Комсомольские поэты двадцатых годов. Библиотека поэта (большая серия). Ленинград, «Советский писатель», 1988 г.
  11. М. А. Тарловский. «Молчаливый полет». — М.: Водолей, 2009 г.
  12. 1 2 Г. Оболдуев. Стихотворения. Поэмы. М.: Виртуальная галерея, 2005 г.
  13. Зальцман П.Я. Сигналы страшного суда. Москва, «Водолей Publishers», 2011 г.

См. такжеПравить