Извне (повесть)

«Извне» — фантастическая повесть братьев Стругацких, написанная на основе дебютного совместного рассказа 1958 года, вскоре расширенного для авторского сборника «Шесть спичек» 1960 года. Процитирована в «канонической» редакции, исправившей цензуру[1].

ЦитатыПравить

  •  

… мы сгрудились на краю кратера. <…> отвратительно пахло какими-то испарениями. <…>
Под нами зияла пропасть глубиной <…> в сотню метров. Стены пропасти и её плоское дно были серо-жёлтого цвета и казались такими безнадёжно сухими, такими далёкими от всякого намека на жизнь, что мне немедленно захотелось пить. Честное слово, здесь физически ощущалось полное отсутствие хотя бы молекулы воды. — 1. Человек в сетчатой майке

3. На борту «Летучего Голландца»Править

  •  

Когда я подошёл к трапу, Пришельцы, возившиеся с чем-то под днищем корабля, замерли и уставились на меня. <…> Это их обычная манера — прекращать работу, когда к ним приблизишься, и замирать в самых нелепых позах.

  •  

Это был музей. Точнее, это был исполинский невообразимый зверинец. <…>
И в каждой из камер в этом удивительном тоннеле-зверинце копошилось, ползало, жевало, пульсировало, металось, таращилось какое-нибудь существо. Там были слоноподобные бронированные тараканы, красные, непомерной длины тысяченожки, глазастые полурыбы-полуптицы ростом с автомобиль, и что-то невероятно расцвеченное, зубастое и крылатое, и что-то вообще неразборчивых форм, погруженное в зелёное полупрозрачное желе, разлитое по полу. В некоторых камерах было темно. Там время от времени вспыхивали разноцветные огоньки, что-то шевелилось.

  •  

Здесь, на огромном безжизненном корабле, я кое в чём разобрался. По-видимому, Пришельцы были натасканы, если можно так выразиться, только на неразумных существ, на всё, что ползает, карабкается, бегает на четырёх конечностях. Иначе я не берусь объяснить тот факт, что Пришельцы, совершенно не замечавшие меня, пока я был способен держаться прямо, проявили такую поразительную активность, стоило мне опуститься от слабости на карачки. <…> Пока я держался на ногах, я для них был Хозяин, Хомо Сапиенс Эректус, существо, им не подотчётное, Властелин Всего Сущего. Но, опустившись на четвереньки, я моментально превращался в животное, которое надо хватать, заточать в клетку, изучать и… кормить и поить. Это последнее соображение заставило меня сильно призадуматься. <…>
Мне страшно хотелось пить, я был голоден, я ослабел, но на это не пошёл. Сидеть по соседству с коровами, жиреть и жевать жвачку?.. При всей соблазнительности этой мысли она внушала мне отвращение и ужас.
В тот момент я особенно сильно, как никогда сильно, почувствовал себя Человеком. Я выпрямился, выпятил грудь и рявкнул на Пришельцев. Я крикнул им, чтобы они убирались. И они убрались. Поглазели, пострекотали и убрались. <…>
Кажется, у меня начался бред. Я вдруг вообразил, что нахожусь на борту исполинского межпланетного «Летучего Голландца», что Пришельцы — это механические призраки своих давно умерших Хозяев, некогда проклятых за какое-то чудовищное преступление, что где-то в недрах этого корабля скрывается дух их капитана, <…> обречённого за непостижимые грехи свои на вечные скитания в космических безднах.

  •  

Рассказ Лозовского приводит нас к представлению об исполинской космической лаборатории, запущенной в межзвёздное пространство неведомо кем и неведомо когда. Эта лаборатория необитаема, она снаряжена весьма сложными кибернетическими устройствами с чрезвычайно сложной и подробно разработанной программой. Лаборатория передвигается от звезды к звезде, фиксирует её физические характеристики и в том случае, если звезда имеет планетную систему, проводит исследование каждой планеты, забрасывая на её поверхность автоматические разведчики-конусы с паукообразными машинами для сбора материала <…>. Для этого лаборатория становится временным спутником планеты и обращается вокруг неё до тех пор, пока не получены все сведения, запланированные программой. Если планета населена разумными обитателями, захватываются и образцы орудий труда, техники и культуры, но ни в коем случае не берутся сами разумные обитатели.

  •  

Героическая попытка Лозовского договориться с машинами в отсутствие их Хозяев была, конечно, заранее обречена на провал. Но он сделал громадное дело: он узнал и рассказал. Несомненно, это был большой подвиг, достойный советского учёного, представителя Человечества с большой буквы… — конец

О повестиПравить

  •  

В «Технике — молодёжи» рассказ был опубликован с очень сильными искажениями, авторы впервые тогда напрямую столкнулись с редакторским произволом…
<…> Разуму незачем бродить по космосу лично, достаточно послать туда разумные автоматы. Идея по тем временам была свежая и даже в некотором смысле революционная, если учитывать, что само понятие «кибернетика» и всё, этому понятию сопутствующее, было тогда ДСП.
Рассказ ещё и в свет не вышел, когда появилась идея создать на его основе повесть, в которой и отыграться за все унижения.

  Борис Стругацкий, «Комментарии к пройденному», 1999
  •  

Всегда будет, что исследовать, изучать. Знание безгранично. К этой мысли приводит повесть «Извне».[2][3]

  — Михаил Искрин, «Здравствуй, товарищ книжка!»
  •  

Страшное? Вот этого здесь сколько угодно! И отвратительного тоже. <…> Писатели-фантасты старательно, с каким-то странным удовольствием населяют Вселенную уродами и химерами <…>.
Если им поверить, то мир неведомого, который откроет нам будущее, — это мир ужасов, мир «грибов с глазами».[4][3]

  — В. Шитова, «Вымысел без мысли»
  •  

… А. и Б. Стругацкие, по-видимому, хотели показать не только необыкновенные перспективы кибернетики, но и утвердить идею каких-то общих закономерностей в развитии науки и техники и на Земле и на других мирах.[3]

  Евгений Брандис и Владимир Дмитревский, «Дороги к звёздам», декабрь 1961
  •  

… дают себя знать пережитки старой, традиционной приключенческой фантастики…[5][3]

  — Наталия Чёрная, «Через будущее о настоящем»

ПримечанияПравить

  1. Аркадий и Борис Стругацкие. Собрание сочинений в 11 томах. Т. 1. 1955-1959 / под ред. С. Бондаренко. — Изд. 2-е, исправленное. — Донецк: Сталкер, 2003. — С. 333-394.
  2. Вожатый. — 1960. — № 12.
  3. 1 2 3 4 Из критики тех лет // А. и Б. Стругацкие. Собр. соч. в 11 т. Т. 1. — Донецк: Сталкер, СПб.: Terra Fantastica, 2000. — С. 629-633. — 10000 + 10000 экз.
  4. Юность. — 1961. — № 8.
  5. Дружба народов. — 1963. — № 4.
Цитаты из книг и экранизаций братьев Стругацких
Мир Полудня: «Полдень, XXII век» (1961)  · «Попытка к бегству» (1963)  · «Далёкая Радуга» (1963)  · «Трудно быть богом» (1964)  · «Беспокойство» (1965/1990)  · «Обитаемый остров» (1968)  · «Малыш» (1970)  · «Парень из преисподней» (1974)  · «Жук в муравейнике» (1979)  · «Волны гасят ветер» (1984)
Другие повести и романы: «Забытый эксперимент» (1959)  · «Страна багровых туч» (1959)  · «Извне» (1960)  · «Путь на Амальтею» (1960)  · «Стажёры» (1962)  · «Понедельник начинается в субботу» (1964)  · «Хищные вещи века» (1965)  · «Улитка на склоне» (1966/1968)  · «Гадкие лебеди» (1967/1987)  · «Второе нашествие марсиан» (1967)  · «Сказка о Тройке» (1967)  · «Отель «У Погибшего Альпиниста»» (1969)  · «Пикник на обочине» (1971)  · «Град обреченный» (1972/1987)  · «За миллиард лет до конца света» (1976)  · «Повесть о дружбе и недружбе» (1980)  · «Хромая судьба» (1982/1986)  · «Отягощённые злом, или Сорок лет спустя» (1988)
Драматургия: «Туча» (1986)  · «Пять ложек эликсира» (1987)  · «Жиды города Питера, или Невесёлые беседы при свечах» (1990)
С. Ярославцев: «Четвёртое царство»  · «Дни Кракена»  · «Экспедиция в преисподнюю»  · «Дьявол среди людей»
С. Витицкий: «Поиск предназначения, или Двадцать седьмая теорема этики»  · «Бессильные мира сего»
Экранизации: «Отель «У погибшего альпиниста» (1979)  · «Сталкер» (1979)  · «Чародеи» (1982)  · «Дни затмения» (1988)  · «Трудно быть богом» (1989)  · «Искушение Б.» (1990)  · «Гадкие лебеди» (2006)  · «Обитаемый остров» (2008–9)  · «Трудно быть богом» (2013)