Западный мир

За́падный мир, страны Запада или западная цивилизация — совокупность культурных, политических и экономических признаков, объединяющих страны Европы и Северной Америки, выделяющих их на фоне других государств мира.

Логотип Википедии

ЦитатыПравить

  •  

Запад есть Запад, Восток есть Восток, и вместе им никогда не сойтись…

 

East is East and West is West, and never the twain shall meet…

  Редьярд Киплинг, «Баллада о Востоке и Западе», 1889
  •  

… невероятным казалось крушение научной цивилизации людям, жившим и гибнувшим в те страшные годы. Прогресс победоносно шествовал по земле, словно ничто уже не могло остановить его. Уже больше трёхсот лет длилась непрерывная ускоренная диастола европеизированной цивилизации: множились города, увеличивалось население, росло количество материальных ценностей, развивались новые страны, неудержимо расцветали человеческая мысль, литература, знания. И то, что орудия войны становились с каждым годом всё более мощными и многочисленными, то, что армии и запасы взрывчатых веществ росли с невероятной быстротой, заслоняя всё остальное, казалось, было всего лишь частью этого процесса…
Триста лет диастолы — и внезапно наступила быстрая и неожиданная систола — словно сжали кулак! Они не подумали, что это систола.
Им казалось, что это просто перебой, спазма, наглядное доказательство быстроты развития их прогресса. Полный крах, несмотря на то что он наступил, повсеместно, по-прежнему казался им чем-то невероятным. Но тут на них обрушивались груды обломков или земля разверзалась у них под ногами. И они умирали, всё так же не веря… <…>
Нам кажется, что все их институты и общественные взаимоотношения были плодом случайностей и традиций, игрушкой обстоятельств, что их законы создавались на каждый частный случай и не предусматривали будущего; что обычаи их были непоследовательны, а образование бесцельно и нерационально; человеку, разбирающемуся в этих вопросах, система их производства представляется самым бессмысленным и нелепым хаосом; их кредитная и монетная система, строившаяся на отвлечённой вере в непреложную ценность золота, кажется сейчас чем-то неправдоподобно шатким. И они жили в городах, возникавших без всякого плана, по большей части опасно перенаселённых; их железные дороги, шоссейные магистрали и население распределялись по планете в самом нелепом беспорядке, порождённом десятками тысяч случайных причин. И тем не менее они считали свою систему прочной и надёжной основой непрерывного прогресса и, опираясь на опыт примерно трёхсот лет случайных и спорадических улучшений, отвечали скептикам: «До сих пор всё всегда складывалось к лучшему. Переживём и это!»
Однако если сопоставить условия жизни человека в начале двадцатого века с тем, с чем ему приходилось мириться в любой другой период истории, то эта слепая уверенность становится до известной степени понятной. Она основывалась не на логике, а скорее была естественным следствием долгих удач.

 

оригинал см. в статье

  Герберт Уэллс, «Война в воздухе», 1908
  •  

Первая, действительно всемирная художественная культура, которая, безусловно, преобразит современное искусство, до сих пор служившее ей ориентиром, — это не захват чужого, но одна из самых великих побед Запада. Хотим мы того или нет, западный человек осветится только факелом, который он несёт, пусть даже и обжигая себе руку: а этот факел стремится осветить всё, что упрочает власть человека. <…>
Рим принимал в свой Пантеон богов покорённых им народов.

  Андре Мальро, «Голоса безмолвия», 1951
  •  

— Сейчас мы штаны сняли перед Западом. Получается, что основная цель не борьба с империализмом, а борьба за мир. Безусловно, всегда нужно за мир бороться, но тут словами и пожеланиями не достигнешь ничего, надо иметь силу.[1]

  Вячеслав Молотов, из беседы с Ф. Чуевым, 30 июня 1976 г.
  •  

Мне все говорят, что я ихнее общество приукрашиваю. Что на самом деле оно — загнивающее. Может, конечно, оно и загнивающее. Но знаешь, хочется уже немного и погнить, Федя! Надоело процветать, правда?

  Михаил Задорнов, «Не плачь, Федя!», около 1987

Александр СолженицынПравить

  •  

Демократический Запад подобен разреженному газу или почти пустоте: легко можно размахивать руками, прыгать, бегать, кувыркаться, — но это ни на кого не действует, все остальные хаотически делают то же.

  интервью Associated Press и Le Monde, 1973
  •  

Со странным ощущением мы, люди из Советского Союза, смотрим на нынешний Запад: как будто не соседи по планете, не современники, мы смотрим — из вашего будущего, или — на наше прошлое, 70-летней давности, которое вдруг повторяется. Всё то же, всё то же видим мы: всеобщее поклонение взрослого общества мнениям своих детей; лихорадочное увлечение многой молодёжи ничтожно-мелкими идеями; боязливость профессоров оказаться не в модном течении века; безответственность журналистов за метаемые слова; всеобщая симпатия к революционерам крайним; немота людей, имеющих веские возражения; пассивная обречённость большинства; слабость правительств и паралич защитных реакций общества; духовная растерянность, переходящая в политическую катастрофу. Следующие события — впереди, но уже близко, и мы по горькой памяти можем без труда «предсказывать» их вам.

  — «Если не желать быть слепым», 1976
  •  

… мир катится в уже не скрытую пропасть, — а Запад цветёт улыбками. Да ведь их отрабатывают ещё у детей как правило социального кода. <…> Вот эти не сходящие с лиц улыбки в сегодняшнем западном мире пугают меня, кажутся мне знаком потерянности. Надрывное желание всегда выглядеть весёлым — унизительно и опасно для человечества.

  «Скоро всё увидим без телевизора», 1982
  •  

Любимая западная мода, поветрие: ото всех, кто стоит на переднем крае обороны, под пулемётным огнём, — требовать широкой демократии, да даже не просто демократии, а вплоть до распущенности, до государственной измены, до права свободно разрушать своё государство, как западные страны допускают у себя. Такой цены требует Запад от каждой угрожаемой страны, в том числе и от вас. Но, кажется, на вашем острове знают разумные пределы — так, чтобы устоять в борьбе.

  речь «Свободному Китаю», 23 октября 1982
  •  

Плачевное беспомощное состояние, в которое сегодня скатился Запад, во многом истекло от той роковой ошибки: что защита мира — не крепость сердец, не стойкость людей, — а сама только ядерная бомба. <…>
Уже не первый век высмеиваются понятия Добра и Зла <…>. Стало стыдно аргументировать к извечным понятиям, стыдно промолвить, что зло гнездится в сердце каждого человека прежде, чем в политической системе, — а не стыдно: уступать интегральному Злу каждодневно — и по оползням уступок на глазах одного нашего поколения Запад необратимо сползает в пропасть.

  Темплтоновская лекция, 1983
  •  

За эти триста лет в западном обществе произошло выветривание обязанностей и расширение прав. У нас — два лёгких, и мы не можем дышать только одним лёгким, а другим разрешить себе не дышать. Так и права и обязанности.

  интервью Time, 23 мая 1989
  1. Феликс Чуев Сто сорок бесед с Молотовым. Из дневника Ф. Чуева. — Букинистическое издание. — М.: Терра, 1991. — 624 с. — ISBN 5-85255-042-6