Открыть главное меню

Радио

разновидность беспроводной связи, при которой в качестве носителя сигнала используются радиоволны
"Thoughts of his native land" (Sevastopol, 1966). (6236622909).jpg
Логотип Википедии
В Википедии есть статья

Ра́дио (лат. radio — излучаю, испускаю, radius — луч) — разновидность беспроводной передачи информации, при которой в качестве носителя информации используются радиоволны, свободно распространяемые в пространстве.

ЦитатыПравить

  •  

...3 марта 1900 г лейтенант В. А. Канин с острова Гогланд передал, а лейтенант А. А. Реммерт на острове Аспе (30 миль от Гогланда) принял первую депешу по беспроволочному телеграфу, пользуясь ими самими установленными мачтами для антенн и самодельными аппаратами преподавателя Минного класса А. С. Попова.
Это было первое в мире не экспериментальное, а действительное деловое применение беспроволочного телеграфа. ...Об этом мало кто знает, а я в это время был на о. Гогланд.
Мне незачем здесь говорить о том, до каких чудес развилось радио, когда с Северного полюса Кренкель может переговариваться с любой станцией мира, будь она в Аукленде или в Сиднее; и я думаю, что надо иметь немного терпения, и академик А. А. Чернышев покажет нам своим телевизором не только Лондон и Париж, но Гонолулу и Сидней.
Первоисточник же этих чудес — уравнения Максвелла в кватернионных операторах Гамильтона, про которого злые языки говорили, что он придумал их, пробираясь в веселом после пирушки виде через один из дублинских мостов, ибо, как некоторые его биографы повествуют, он не прочь был, подобно нашему В. А. Стеклову, при случае и выпить, но во хмелю был буен, тогда как В. А. Стеклов всегда был неизменно корректен.

  А. Н. Крылов[1]
  •  

Радио уничтожило расстояние и соединило невидимой, но крепкой связью все корабли и все города земли. Потом оно охватило поезда, автомобили и аэропланы… Потом оно вошло в дома. Оно вошло учителем, другом, справочником, газетой и музыкальным инструментом.
Сейчас оно вносит в дома кинематограф, скоро сумеет вырваться за пределы земного шара, и создаст тысячи вещей, которых мы даже не можем предугадать.

  С. А. Колбасьев[2]
  •  

Чудесная это штука — радио. Нажмешь кнопку, повернешь рукоятку — и на-ка, все к твоим услугам: музыка, погода на завтра, последние новости. Другие, знаете, болеют насчет футбола — так тоже, извольте: «Удар! Еще удар!.. И вратарь вынимает мяч из сетки…» Словом, не мне вам рассказывать: радио — великая вещь!

  А. С. Некрасов.Приключения капитана Врунгеля
  •  

Радио — чудесная штука: одно движение пальца, и ничего не слышно.

 

Radio to cudowny wynalazek! Jeden ruch ręki - i nic nie słychać.[3]

  Юлиан Тувим
  •  

Газета без бумаги и «без расстояний», которую Вы создаете, будет великим делом. Всяческое и всемерное содействие обещаю Вам оказывать этой и подобным работам.

  Ленин, из письма М. А. Бонч-Бруевичу от 5 февраля 1920 г.В. И. Ленин. ПСС, т. 51, с. 130
  •  

…в нашей технике вполне осуществима возможность передачи на возможно далекое расстояние по беспроволочному радиосообщению живой человеческой речи… Я думаю, что осуществление этого плана представляет для нас безусловную необходимость как с точки зрения пропаганды и агитации, особенно для тех масс населения, которые неграмотны, так и для передачи лекций. …Я думаю, что ни в коем случае не следует жалеть средств на доведение до конца дела организации радиотелефонной связи и на производство вполне пригодных к работе громкоговорящих аппаратов.

  Ленин, из письма Сталину для передачи членам Политбюро РКП(б) от 19 мая 1922 г.[4]
  •  

Есть обычай на Руси ночью слушать Би-Би-Си.

  — советская поговорка
  •  

Всем богом дана одна жизнь на земле, а коротковолновикам — еще одна — в эфире.

  Я. С. Лаповок
  •  

Через много лет после окончания войны я спросил у одного из лучших наших асов, сбившего едва ли не рекордное количество вражеских самолётов, Григория Андреевича Речкалова, что он больше всего ценит в самолёте «Аэрокобра», на котором одержал столько побед: скорость, мощь пушечного залпа, обзор из кабины, надёжность мотора?
Речкалов сказал, что, конечно, все перечисленное мной — вещи очень важные. Но главное все-таки… радио.
— То есть как так радио? — удивился я.
— Вот так. На этой машине была отличная, редкая по тем временам радиосвязь. Мы в группе разговаривали между собой в воздухе, как по телефону. Кто что увидел — сразу все знают. Поэтому никаких неожиданностей не бывало, — разъяснил Григорий Андреевич.

  Марк Галлай. Иcпытано в небе
  •  

Дразниться лучше из окна,
С восьмого этажа.
Из танка тоже хорошо,
Когда крепка броня.
Но если хочешь довести
Людей до горьких слез,
Их безопаснее всего
По радио дразнить.

  Г. Остер
  •  

На эфирном океане,
там,
    где тучи борода,
громко плавает в тумане
радио-белиберда.

  В. Маяковский. Без руля и без ветрил
  •  

В фантастических романах главное это было радио. При нем ожидалось счастье человечества. Вот радио есть, а счастья нет.

  Илья Ильф
  •  

Посуда —
самоубирающаяся.
Поел —
и вон!
Подносит
к уху
радиофон.
Буркнул,
детишек лаская:
Дайте Чухломскую!
Коммуна Чухломская?..
Прошу —
Иванова Десятого! —
— Которого?
Бритого? —
— Нет.
Усатого!

  В. Маяковский. Летающий пролетарий
  •  

Полицейские —
за лисой лиса —
на аэросипедах…
Прожѐктора полоса…
Напрасно! —
Качаясь мерно,
громкоговорители
раздували голоса
лучших
ораторов Коминтерна.
Ничего!
Ни связать,
ни забрать его —
радио.

  В. Маяковский. Летающий пролетарий
  •  

Хозяин ушёл и сейчас же вернулся с небольшим, в виде коробки от сигар, ящичком. На крышке его был выжжен по дереву всё тот же скелет.
— Желаете испробовать? Действует не хуже, чем на катодных лампах. — Он живо приладил провод и слуховые трубки, включил радиоприёмник в штепсель, пристроенный под столом. — Стоит три марки семьдесят пять пфеннигов, без слуховых трубок, разумеется. — Он протянул наушники Хлынову. — Можно слушать Берлин, Гамбург, Париж, если это доставит вам удовольствие. Я вас соединю с Кёльнским собором, сейчас там обедня, вы услышите орган, это колоссально…

  А. Н. Толстой. Гиперболоид инженера Гарина
  •  

…Куда только не проникает, за что только не берется, какие только тайны не раскрывает в мире человек!
Вот вывел на крышу через окно проволоку от небольшого ящичка. Другую от этого же ящичка припаял к водопроводной трубе. И заструились по этому пути какие-то шустрые, убегающие токи; в ящичке они вдруг усилились, преодолевая хитроумные сети тонких проводов… и попались: в поисках выхода стали биться в чуткие мембраны наушников. Тут выдали они себя, превратившись в звуки, и человек стал подслушивать их трепетное движение.
Так открылся человеку новый мир, которого никогда не мог бы он ни ощутить, ни услышать, если бы не догадался о его существовании и не приспособил себе новые хитроумные уши из металла и черной блестящей пластмассы. И вот оказалось: нас обступает беспредельный океан, пронизывающий все на свете, живое и мертвое. Весь он движется и содрогается непонятными спазмами — то ровного своего дыхания, то каких-то катастрофических бурь, циклонов и взрывов. Сквозь леса, горы, бетонные стены домов, сквозь человека, проносятся они, разрезают и секут на части силовыми линиями своих волн. Ничего этого не видит, не чувствует человек, но… кто знает, что было бы с ним, да и со всем, что существует вокруг него, если бы вдруг не стало этого океана, этих электрических бурь, в которых зародились и прошли всю свою историю люди, растения, камни…
Нет, нет, покоя в мире! И нет предела пытливости человека: вечно ищет, вечно будет он искать, открывать новые миры, разгадывать новые, обступившие его бесчисленные тайны.

  Ю. Долгушин. ГЧ[5]
  •  

Легкий поворот ручки. И вот мягким, заглушенным щелчком, будто нажали выпуклое дно картонной коробки, внезапно распахивается окно в эфир и оживают мембраны телефонных трубок, прижатых к ушам; веселый птичий щебет разноголосыми трелями и свистами поражает слух. Это стрекочут и поют точки и тире, посылаемые в пространство бесчисленными коротковолновыми радиостанциями.
Дальше вращается ручка настройки. За эбонитовой стенкой приемника в это время медленно скользят одна около другой, даже не соприкасаясь, тонкие металлические пластинки — и все. Больше ничто не меняется там. Но даже этого неуловимого на глаз движения пластинок достаточно, чтобы уже изменилась какая-то электрическая «настроенность» приемника и хлынули в него на смену первым другие волны, другие станции, другие голоса. Несутся обрывки парижских фокстротов, врываются картавые баритоны немецких дикторов, торжественно бьют часы Вестминстерского аббатства… Сухими тресками и диким шипением иногда налетают шквалы атмосферных разрядов и электрических бурь. А за всем этим спокойно и величественно дышит, как океанский прибой, эфир.

  Ю. Долгушин. ГЧ[5]
  •  

Антенна парит над спящим городом, едва заметные капли ночной влаги оседают на ней. У антенных вводов нарастает прибой радиоволн, примчавшихся сюда со всех концов планеты. Медленно вращается верньер настройки. Комната выплывает в океан. Огромная и сложная жизнь напоминает о себе дробью морзянки, глухими голосами, треском трамвайных разрядов, дальних гроз, невнятным шорохом космических волн. Солнце взрывается гигантскими протуберанцами, швыряет к Земле биллионы биллионов заряженных частиц, злых и беспощадных, в коротких схватках они мнут, заглушают, искажают земные радиоволны. И только рука радиста может помочь земной волне в этой неравной драке — железная рука и прекрасный слух, и терпение охотника, и талант, который, правда, нужен всюду.
Кто и откуда ответит Федору Ивановичу сегодня? Кто так же, как он, сейчас сидит с наушниками на висках и продирается сквозь невидимые дебри эфира? Его знают в Конакри и Мирном, в Ханое и на острове Врангеля, в бухте Угольной и Дарвине в далекой Австралии, его знают судовые радисты-коротковолновики: когда-то он плавал вместе с ними, и они обязательно зовут его каждую ночь. Зовут с экватора, с Ледовитого океана и от берегов Антарктиды. Сам старина Кренкель из Москвы нет-нет да и войдет с ним в связь, поболтает о погоде, закончит неизменным «73», что на языке радистов мира означает: «Примите наилучшие пожелания!» Бессонные бродяги эфира, они никогда не встречались в жизни, но они узнают друг друга по руке, которая давит на головку ключа, они давно зовут друг друга по именам.

  Виктор Конецкий. Повесть о радисте Камушкине[6]
  •  

Разве радио пустили в ход не для того, чтобы сорвать монополию кабельного телеграфа? А потом какой-то тип стал запускать танцевальные пластинки через самодельный передатчик. И посмотрите, что вышло из радио — вся страна превратилась в большой мюзик-холл. Вы, инженеры и изобретатели, никогда ничего не знаете наперед. Преподнесите людям любое новшество, и они рано или поздно ухитрятся приспособить его для развлечения.

  — М. Уилсон. Брат мой, враг мой[7]
  •  

Радиоприемник появился у меня незадолго до того, как я услышал Элвиса; он заменил мне игры… Трудно сказать, занимался бы я тем, чем занимаюсь сейчас, если бы не транзисторное радио.[8] Я обожал его, это была моя любимая вещь… Думаю, именно ему рок-н-ролл обязан своим величием

 

I only had the radio for a short time before I heard Elvis; it was a game changer for me... It's hard to say whether or not I would have done what I do now if it hadn't been for the transistor radio…I really loved it, it was my favorite gadget... I think it was why rock 'n roll got so big.

  — Роджер Макгуинн, рок-музыкант[9]
  •  

Наполеон называл прессу «седьмой великой державой»… В XX веке ту же роль, что в XIX столетии играла пресса, будет играть радио. С соответствующими поправками фраза Наполеона сохраняет актуальность и для нашей эпохи: радио становится восьмой великой державой. Его изобретение и распространение имеют поистине революционное значение для современной общественной жизни. Будущие поколения, возможно, придут к выводу, что радио оказало столь же мощное интеллектуальное и духовное воздействие на массы, как изобретение печатного станка накануне Реформации. […] Мы не смогли бы ни прийти к власти, ни воспользоваться ею так, как мы это делаем, если бы не были изобретены радио и самолёт.

 

Auf Napoleon wird das Wort von der „Presse als der siebenten Großmacht“ zurückgeführt... Was die Presse für das 19., das wird der Rundfunk für das 20. Jahrhundert sein; man könnte auf ihn, angewandt für unsere Zeit, das Wort Napoleons dahin variieren, daß der Rundfunk die achte Großmacht darstellt. Seine Erfindung und Ausgestaltung für das praktische Gemeinschaftsleben der Menschen ist von einer wahrhaft revolutionären Bedeutung. Vielleicht werden spätere Geschlechter einmal feststellen müssen, daß der Rundfunk für unsere Zeit genau so eine neue Entwicklung der geistigen und seelischen Beeinflussung der Massen eingeleitet hat, wie vor Anbruch der Reformation die Erfindung der Buchdruckkunst. […] Sowohl die Eroberung als auch die Ausnutzung der Macht wäre ohne Rundfunk und Flugzeug in dieser Form gar nicht denkbar gewesen.[10]

  Йозеф Геббельс, речь на открытии 10-й германской радиовыставки 18 августа 1933 года
  •  

Мой дедушка не хотел, чтобы… американцев призывали идти на жертвы или поддерживать его политику до того, пока они не услышат объяснений важности этих шагов непосредственно от него. И поэтому он открыто разговаривал с ними по радио.

  — Анна Элеонора Рузвельт[11]
  •  

Слушайте радио — остальное видимость.

  Сергей Бунтман
  •  

Не на своём месте — любознательный сапёр, разговорчивый ветеринар и красивая радиоведущая.

  Ашот Наданян
  •  

Лицо у неё было очень подходящее для выступлений по радио.

  Эмиль Кроткий
  •  

На земле нет радиостанции,
которая бы передавала
надежды и страхи бессонной ночи,
голову, взметнувшуюся над подушкой,
босые ноги, опускающиеся на холодный пол,
жаркий ночной шепот,
скрип двери, щелчок выключаемого ночника,
вопросы, обращенные во мрак за окном:
Когда ты вернешься? Где ты?
Почему ты не ешь? Что с тобой?
У радио своя программа:
духовая музыка, потом «Героическая»
и снова духовой оркестр.

  Людвик Ашкенази
  •  

И вновь дела кончаются дневные
И вновь зажглись на створах огоньки.
Звучат Москвы далекой позывные
На переправе у реки.

И смотришь ты, как будто бы впервые,
На это небо, на степной большак
И гаснет,гаснет день под позывные
Радиостанции «Маяк».

  Михаил Матусовский

ИсточникиПравить

  1. Крылов А.Н. Мои воспоминания. — М.: изд-во АН СССР, 1963
  2. Колбасьев С. Радиокнижка. — М.-Л.:«Молодая гвардия», 1933
  3. Cytat Julian Tuwim
  4. Ленин и НРЛ
  5. 5,0 5,1 Долгушин Ю. А. ГЧ. — Горький:Горьковское книжное издательство, 1960
  6. Конецкий В. Камни под водой. — М.:«Текст», 2005, ISBN: 5-7516-0509-8
  7. Уилсон М. Брат мой, враг мой / Пер. с англ. Н. Тренёвой. — М.: Издательство иностранной литературы, 1956
  8. Роджер Макгуинн, участник группы The Byrds, получил в подарок на свое 13-летие в 1955 году один из первых в мире транзисторных приемников — Regency TR-1G
  9. Regency TR-1. Did You Know...
  10. de.metapedia.org/wiki/Quelle_/_Rede_vom_18._August_1933_(Joseph_Goebbels)]
  11. Рузвельт Ф. Д. Беседы у камина. — М.:ИТРК, 2003, ISBN 5-88010-170-3