Банальность

Бана́льность — высказывание, поступок, суждение, лишённое оригинальности; плоская мысль, общее место. Близкие понятия: трюизм, тривиальность, клише, простота, примитивность.

В афоризмах и коротких высказыванияхПравить

  •  

Банальность романса, это ― прозрачное стекло.[1]

  Иннокентий Анненский, из письма Н. П. Бегичевой, 1905
  •  

Конечно, новая банальность
На месте старой завелась.[2]

  Анна Баркова, «Рифмы», 10 мая 1931
  •  

Как гений чистой красоты ― пошлятина. Передо мной явилась ― банальность. Как гений ― банальность, ничего не видит, никакого образа.[3]

  Владимир Бибихин, «Алексей Федорович Лосев. Записи 1970-1973», 1974
  •  

Банальность непереносима в устах того, кто придает ей важность. Однако вся наша жизнь в них погрязла…[4]

  Наталия Ильина, «Дороги и судьбы», до 1985
  •  

Ведь от любой банальности
Сердце ускоренно бьется.[5]

  Наталья Крандиевская-Толстая, «Ты усомнилась в реальности...», 8 июня 1958
  •  

...у каждого своя норма банальности: что смешно для одного, для другого ― откровение.[6]

  Владимир Леви, «Искусство быть собой», 1973
  •  

Очевидное есть банальность, но от этого она не перестает быть истиной.[7]

  Виктор Баранец, «Генштаб без тайн», 1999
  •  

Убийцу тянет на место преступления, писателя — на проторенную дорожку.

  Кир Булычёв, «Технология рассказа», 1986
  •  

Банальность — недостаток поэтов со слабым взором и слабой грудью.[8]

  Виктор Гюго
  •  

Мы говорим парадоксы за невозможностью найти истины, которые не были бы банальными.

  Жан Кондорсе[9][10] или Клод Гельвеций[11]
  •  

Мысль — это то, чего не хватает банальности, чтобы стать мыслью.[11]

  Карл Краус
  •  

Чтобы дойти до банальности, надо идти налегке.

  Геннадий Малкин, «Умнеть надо незаметно. Классика современного афоризма»[12], т. 2, 2008
  •  

Глубина — расстояние до банальности.

  — Геннадий Малкин, «Умнеть надо незаметно», т. 3
  •  

Смерть ― это неизбежный трюизм, неизбежная банальность. Так к ней и надо относиться. Пытаюсь.[13]

  Анатолий Мариенгоф, «Это вам, потомки!», 1960
  •  

Банальность, перевёрнутая с ног на голову, остаётся банальностью.[10]

  Норман Мейлер
  •  

Банальность — мысль, которая признаётся: 1) верной и 2) неверной.[14]

  Генри Менкен
  •  

Банальность есть поношенная оригинальность, оригинальность есть первое представление, premiere, как говорят французы, банальности.[9]

  Макс Нордау
  •  

Телевидение подняло производство банальности с уровня ремесла до уровня крупной индустрии.[15]

  Натали Саррот
  •  

Самая большая банальность ―
это длящаяся реальность.[16]

  Борис Слуцкий, «Тривиальность: все люди смертны...», 1975
  •  

Любовь — единственная возможность восторженно повторять банальности.[17]

  Арденго Соффичи
  •  

Литература — это хорошо оркестрированная банальность.[18]

  Торнтон Уайлдер
  •  

Новая мысль — это, по большей части, очень старая банальность, в истинности которой мы только что убедились на собственном опыте.[11]

  Гилберт Честертон

В публицистике и критикеПравить

  •  

...тот, кто поет романс, влагает в его нехитрое содержание всю слегка обыденную драму души страдающей, хоть и простой. В наши дни, напряжённые, нарочито сложные, духовно живущие не по средствам, есть особая радость в том, чтобы заглянуть в такую душу, полюбить ее чувства, простые и древние, как земля, которой вращенье, очарованье и власть вечно священны и ― вечно банальны. Ах, как стары и дряхлы те, кому кажутся устарелыми зеленые весны, щелк соловья и лунная ночь! Пускай же хоть иногда осеняют их легкими своими крыльями святая простота и родная сестра её ― святая банальность.[19]

  Владислав Ходасевич, «Графиня Е. П. Ростопчина: её жизнь и лирика», 1908
  •  

Все авторы, конечно, говорят на том же языке, который звучал уже и звучит из таких многочисленных уст; но у истинного художника старые материалы, обновленные в горниле его творчества, получают облик чего-то первозданного, отпечаток внутренней новизны и свежести ― Андрееву же присуща тонкая банальность. Он не изобретает. У него могут быть прихотливые комбинации слов, но духом своим они принадлежат сфере обычной и общедоступной. Настоящая оригинальность ему не дана.[20]

  Юлий Айхенвальд, «Леонид Андреев», 1910
  •  

Слова не должны быть слишком затертыми. Совершеннейшая банальщина так же уменьшает эффективность восприятия, как словесное оригинальничанье. Нужна некая золотая середина между привычным и новым ― то, что постоянно ищется и в искусстве. Людям с обостренной чувствительностью к шаблону нужны либо свежие образы, либо совсем никаких. Через какое-то время даже удачные формулы приходится изменять. Но у каждого своя норма банальности: что смешно для одного, для другого ― откровение.[6]

  Владимир Леви, «Искусство быть собой», 1973
  •  

Очевидное есть банальность, но от этого она не перестает быть истиной. Самая страшная истина состоит в том, что всех нас за-ставили брести в историю по костям соотечественников ― сотни тысяч человек застрелены, зарезаны, задушены, разорваны, повешены, утоплены, отравлены, искалечены, сожжены, оставлены без крыши над головой с того времени, как отзвучало бешеное веселье на похоронах империи. Нет ничего бессмертнее и прилипчивее красивой глупости. Так я думаю, когда слышу, что «все империи неминуемо рушатся».[7]

  Виктор Баранец, «Генштаб без тайн», 1999
  •  

...нельзя не признать, что на экране философия терпит крах, обрекая себя на ложное понимание. И чтобы пройти этот путь до конца, следует обнаружить в кинематографических банальностях, в клише (а что это, как не признанный «враг философа»?) возможность философии.[21]

  Олег Аронсон, «Коммуникативный образ. Кино. Литература. Философия» (часть первая), 2007

В мемуарах, письмах и документальной прозеПравить

  •  

Публика в искусстве любит больше всего то, что банально и ей давно известно, к чему она привыкла.

  Антон Чехов, «Записные книжки. Дневники», 1891—1903
  •  

Её казна была подобна Ее сердцу ― неисчерпаемым источником помощи для всякого, кто к Ней обращался, и помощи всегда полной, сознательной и от Нее исходящей, ― но никогда не банальной! Это отвращение от всего похожего на банальность, на общие места, уважение к людям за их личность и требование того же от них для Себя <...> ― таковы были главные черты привлекательной личности покойной Великой Княгини.[22]

  Владимир Мещерский, «Мои воспоминания», 1897
  •  

Господи, как глуп я был в сетованиях на банальность романсов, на эти муки и улыбки, похожие между собой, как… красавицы «Нивы». Что увидишь ты, гордец, в венецианском зеркале, кроме той же собственной, осточертевшей тебе… улыбки?.. И чего-чего не покажет тебе самое грубое, самое пузырчатое стекло? Смотри ― целый мир… Да, поверь же ты хоть на пять минут, что ты не один. Банальность романса, это ― прозрачное стекло. Слушай в нем минуту, слушай минутную думу поющей. Сумасшедший, ведь ― это откровение.[1]

  Иннокентий Анненский, из письма Н. П. Бегичевой, 1905
  •  

Наши заказчики и особенно учёные, книжные люди полны столь излюбленными банальностями «исторического» искусства; требования их ― установленные традиции отживших уже вкусов, а главное ― с прозаическою обстоятельностью они требуют выполнения таких невозможных мелочей, такой подчеркнутости содержания картины, что истинному художнику угодить им трудно. <...> А Серов, как Толстой, как Чехов, более всего ненавидел общие места в искусстве ― банальность, шаблонность. Тут уж он делался неподступен. А сколько нашей даже образованной публики воспитано на обожании банальности, общих мест и избитой ординарности.[23]

  Илья Репин, «Далёкое близкое», 1917
  •  

Набоков <отец известного писателя> сидел рядом и говорил ― таким волнующим голосом, как поэт. Говорил банальности ― но выходило поэтически.[24]

  Корней Чуковский, Дневник, 1922
  •  

― Вот художник Коровин чудесный подарок мне прислал! Чудесный!
― Какой? ― интересовался я.
Удочки.
И все другие подарки, поднесенные Чехову, не удовлетворили его, а некоторые так даже рассердили своей банальностью.
― Нельзя же, послушайте, подносить писателю серебряное перо и старинную чернильницу.
― А что же нужно подносить?
Клистирную трубку.[25]

  Константин Станиславский, «Моя жизнь в искусстве», 1928
  •  

Сталин обманул не вас, а меня. Вы ему никогда не верили, а я верил. Сталин эксплоатировал не ваш, а мой энтузиазм. И потом еще, вы вот не верите, в это… ну, как сказано у Сельвинскаго ― «в святую банальность о счастьи мира»…
― Пока что ― не верю.
― Вот видите. А я верю. Следовательно, вам наплевать на то, что эту «банальность» Сталин дискредитирует на века и века. А мне? Мне не наплевать.[26]

  Иван Солоневич. «Россия в концлагере», 1935
  •  

Твоё это мещанство и твой быт, которые преклоняются перед Пушкиным, ― это глупость. Конечно, Вячеслав Иванов поэт для избранных, надо глубоко читать, уметь понимать. Каждый стих у него образ. А это?.. «Я помню чудное мгновенье» ― нет образа. «Передо мной явилась ты» ― нет образа. «Как мимолетное виденье» ― пошлый образ. «Как гений чистой красоты» ― пошлятина. «Передо мной явилась» ― банальность. Как гений ― банальность, ничего не видит, никакого образа. И божество, и вдохновенье, И жизнь, и слезы, и любовь ― тоже. Хорошее стихотворение, но ― не поэтическое. Он издеватель, у него на все только пшик, ходит, поплёвывает на всё...[3]

  Владимир Бибихин, «Алексей Федорович Лосев. Записи 1970-1973», 1974
  •  

Мне неоднократно приходилось искать банальностей и штампов для фона, и это, подчас, более трудно, чем загнуть что-либо несусветное.[27]

  Эмма Герштейн, «Лишняя любовь», 2002

В беллетристике и художественной прозеПравить

  •  

Ипполит Ипполитыч был человек неразговорчивый; он или молчал, или же говорил только о том, что всем давно уже известно. Теперь он ответил так:
— Да, прекрасная погода. Теперь май, скоро будет настоящее лето. А лето не то, что зима. Зимою нужно печи топить, а летом и без печей тепло. Летом откроешь ночью окна, и всё-таки тепло, а зимою — двойные рамы, и всё-таки холодно.

  Антон Чехов, «Учитель словесности», 1889
  •  

Банальность — фундаментальный элемент и особая слава популярных литератур. Мысль, которая почивает в тех словах, что тлеют. Мудрость миллиона дураков в дикции олуха. Ископаемое чувство в искусственной скале. Мораль без басни. Всё, что смертно из минувшей правды. Маленькая чашечка молока-и-морали. Гузка беспёрого павлина. Медуза, увядающая на берегу моря мысли. Кудахтание, пережившее яйцо. Высушенная эпиграмма. — перевод А. Ю. Сорочана

  Амброз Бирс, «Словарь Сатаны», 1911
  •  

Бевенер убил Гонаседа за то, что он был счастливым возлюбленным певицы Ласурс. Банальность мотива не помешала Бевенеру проявить некоторую оригинальность в исполнении преступления. Он пригласил жертву в номер гостиницы, предложив Гонаседу обсудить вместе, как предупредить убийство, подготовленное одним человеком...[28]

  Александр Грин, «Таинственная пластинка», 1916
  •  

Ораторы не торопясь сменяли друг друга. Говорили подолгу, о вещах более чем очевидных, заранее обусловливая направление начатых докладов. У тормансиан такое выступление почему-то называлось «кратким вступительным словом». По всему чувствовалось, что эти потоки банальностей никого не интересовали. Эвиза видела это по скучающим лицам, по шуму в зале, который едва покрывался грохотом звукоусилителей, передающих речь ораторов.[29]

  Иван Ефремов, «Час Быка», 1969

В поэзииПравить

  •  

Без гонорара жизнь поэта
Скучна, уныла и пуста!
Идеи, люди, слава ― это
Одна банальность… тьфу! Мечта![30]

  Максим Горький, На поэму «Смерть», 1895
  •  

Что было признано опальным,
Вновь над стихом имеет власть.
Конечно, новая банальность
На месте старой завелась.[2]

  Анна Баркова, «Рифмы», 10 мая 1931
  •  

Мы оба тварь. А ежели я низок,
Не потому ли я тебе и близок?
А зло… Но до банальности такой
Не доходили мы ещё с тобой.[31]

  Зинаида Гиппиус, «Вскипают волны тошноты нездешней...» (из цикла «Последний круг (и новый Дант в аду)»), 1945
  •  

Ты усомнилась в реальности
Того, что любовью зовется,
Ведь от любой банальности
Сердце ускоренно бьется.[5]

  Наталья Крандиевская-Толстая, «Ты усомнилась в реальности...», 8 июня 1958
  •  

Тебе достанутся рост и масть
и ничего особенного.
А гений имеет власть ― класть
печать. Своего, особенного.
Гении ходят с ними в кино,
слушают те же банальности.
Гениям ничего не дано,
кроме их гениальности.[16]

  Борис Слуцкий, «Тривиальность: все люди смертны...», 1975
  •  

Тривиальность: все люди смертны ―
очень скоро придет на смену
тривиальности: даже бог
крестных мук избежать не смог.
Место общее это бульвар.
Каждый там хоть раз побывал.
Самая большая банальность ―
это длящаяся реальность.
Отступают оригиналы
в тень и вслед за тем ― в темноту,
и выказывают анналы
утомительную простоту.[16]

  Борис Слуцкий, «Тривиальность: все люди смертны...», 1975

ПримечанияПравить

  1. 1 2 Серия «Литературные памятники». И. Ф. Анненский. Книги отражений. — Москва, «Наука», 1979 г.
  2. 1 2 Анна Баркова. «Восемь глав безумия». Проза. Дневники — М.: Фонд Сергея Дубова, 2009 г.
  3. 1 2 В.В.Бибихин, «Алексей Федорович Лосев. Сергей Сергеевич Аверинцев». — М.: ИФТИ св. Фомы, 2006 г.
  4. Н. И. Ильина. Дороги и судьбы. — Москва: АСТ, 2011 г.
  5. 1 2 Н. Крандиевская. «Вечерний свет». Избранные стихотворения. — Берлин, 1972 г.
  6. 1 2 В. Л. Леви, Искусство быть собой. ― М., «Молодая гвардия», Серия «Эврика». 1973 г.
  7. 1 2 Баранец В.Н. Генштаб без тайн. Книга 1. Москва, «Вагриус», 1999 г.
  8. Афоризмы. Золотой фонд мудрости / сост. О. Еремишин. — М.: Просвещение, 2006.
  9. 1 2 Энциклопедия мудрости // составитель Н. Я. Хоромин. — Киев: книгоиздательство «Пантеон» О. Михайловскаго, 1918. — (переизд. — Энциклопедия мысли. — М.: Русская книга, 1994.)
  10. 1 2 Все по науке. Афоризмы / составитель К. В. Душенко. — М.: Эксмо, 2005.
  11. 1 2 3 Мастера Афоризма: от Возрождения до наших дней (изд. 3-е, исправленное) / составитель К. В. Душенко. — М.: Эксмо, 2006.
  12. Малкин Г. Е. Умнеть надо незаметно. Классика современного афоризма. В 3 томах. — М.: РИПОЛ классик, 2008.
  13. Анатолий Мариенгоф. «Проза поэта». — Москва: Вагриус, 2000 г.
  14. № 124 // Мудрость тысячелетий от А до Я. Великие мысли и афоризмы великих людей / сост. В. Н. Зубков. — М.: АСТ, Астрель, Харвест, 2010.
  15. Универсальный цитатник политика и журналиста / составитель К. В. Душенко. — М.: Эксмо, 2003.
  16. 1 2 3 Б. А. Слуцкий. Собрание сочинений: В трёх томах. — М.: Художественная литература, 1991 г.
  17. 100 оттенков любви. Афоризмы и фразы / составитель К. В. Душенко. — М.: Эксмо, 1999, 2014.
  18. Мысли, афоризмы и шутки знаменитых мужчин (изд. 4-е, дополненное) / составитель К. В. Душенко. — М.: Эксмо, 2004.
  19. Ходасевич В.Ф. «Колеблемый треножник: Избранное». Под общей редакцией Н. А. Богомолова. Сост. и подгот. текста В.Г. Перельмутера./ Москва, «Советский писатель», 1990 г.
  20. Ю. И. Айхенвальд. . Силуэты русских писателей. В 3 выпусках. Вып. 1. — М., 1906 — 1910; 2-е изд. М., 1908 — 1913 гг.
  21. О. В. Аронсон. Коммуникативный образ. Кино. Литература. Философия. — М.: Новое литературное обозрение, 2007 г.
  22. Мещерский В. П. Мои воспоминания. Москва, «Захаров», 2003 г.
  23. Илья Репин. «Далёкое близкое». Воспоминания. М.: Захаров, 2002 г.
  24. К. И. Чуковский. Собрание сочинений в 15 т. Том 12: Дневник 1922-1935. Предисл. В. Каверина, Коммент. Е. Чуковской. — 2-е изд., электронное, испр. — М.: Агентство ФТМ, Лтд, 2013. — 592 с. М.: ТЕРРА-Книжный клуб, 2006 г.
  25. Cтаниславский К. С. Моя жизнь в искусстве. ― М.: Вагриус, 2006 г.
  26. Иван Солоневич. «Россия в концлагере». III Издание. Издательство «Голосъ Россiи», Софiя, 1938 г.
  27. Эмма Герштейн. Мемуары. — М.: Захаров, 2002 г.
  28. Грин А.С. Собрание сочинений в шести томах. Том 4. Библиотека Огонёк. — М., «Правда», 1980 г.
  29. Иван Ефремов, «Час быка». — М.: Детгиз, 1969 г.
  30. Максим Горький. Стихотворения. Библиотека поэта (малая серия). — Л.: Советский писатель, 1947 г.
  31. Гиппиус З.Н. Стихотворения. Новая библиотека поэта. — СПб.: Академический проект, 2006 г.

См. такжеПравить