Открыть главное меню

Астрагал

род растений
Астрагал нутовый
(европейский вид, расселившийся по всему миру)

Астрага́л (лат. Astrāgalus) — кустистые травянистые растения из очень крупного (почти две с половиной тысячи видов) и разнообразного рода растений семейства бобовых. Астрагалы чрезвычайно широко распространены и бывают самого разного внешнего облика: можно встретить астрагалы почти деревья, кустарники, полукустарники, кустарнички и травы.[комм. 1] В северных широтах чаще встречаются травы. Иногда в литературе можно встретить упоминания о траве «донник лекарственный» с уточнением, что это — растение из рода астрагал. Однако согласно современной систематике род донник семейства бобовых по ряду признаков — отделён от более крупного рода астрагал.

Некоторые виды астрагала — лекарственные растения, а в Средней Азии в местах со скудной растительностью древесину кустарниковых астрагалов используют как дрова.

Астрагал в прозеПравить

  •  

Травы росли, колыхались, тянулись к чему-то бессознательно и неуклонно. Вот скерда, — на сухом песке взошла, и всё тянется. Вот шелковисто-серый астрагал с лиловыми цветками лепится на песчаном обрыве. Вот ядовитый вех, томясь на болоте, раскинул свой белый зонтик. Из цветов любее всех стали Саше в эти дни одуванчики, хрупкие да чуткие, как и он. Уже когда созревали их круглые серенькие корзиночки, ему нравилось, лёжа в траве, развеивать их, не срывая, лёгким дыханием, и следить за их неторопливым полётом.

  Фёдор Сологуб, «Земле земное» (рассказ), 1898
  •  

Нельзя не удивляться предприимчивости китайцев. Одни из них охотятся за оленями, другие ищут женьшень, третьи соболюют, четвертые заняты добычей кабарожьего мускуса, там видишь капустоловов, в другом месте ловят крабов или трепангов, там сеют мак и добывают опий и т. д. Что ни фанза, то новый промысел: ловля жемчуга, добыча какого-то растительного масла, ханшина, корней астрагала, да всего и не перечтёшь. Всюду они умеют находить источники обогащения.[1]

  Владимир Арсеньев, «По Уссурийскому краю», 1917
  •  

На прибрежных лугах около кустарников Десулави обратил моё внимание на следующие растения, особенно часто встречающиеся в этих местах: астру (Aster tataricus L.) с удлинёнными ромбовидными и зазубренными листьями, имеющую цветы фиолетово-жёлтые с белым хохолком величиной с копейку, расположенные красивой метёлкой; особый вид астрогала (Astragalus membranaceus Fisch.),[комм. 2] корни которого в массе добывают китайцы для лекарственных целей, ― это крупное многолетнее растение имеет ветвистый стебель, мелкие листья и многочисленные мелкие бледно-жёлтые цветы; крупную живокость (Delphium maackianum Rgl. ) с синими цветами, у которой вся верхняя часть покрыта нежным пушком; волосистый журавельник (Geranium wlassovianum Fisch. ) с грубыми, глубоко надрезанными листьями и нежными малиновыми цветами...[2]

  Владимир Арсеньев, «Дерсу Узала», 1923
  •  

Наконец, появляются бакланы и тюлени, спящие на воде брюхом вверх, и по всему пароходу проходит вздох облегчения: значит, скоро Гурьевский рейд. За ним уже угадывается пустыня, заросшая астрагалом и покрытая корками соли. И вот рейд. Пароход подползает к нему среди белых, как мел, островов. С непривычки можно спутать с островами отражённые в тихой воде облака, похожие на материки.[3]

  Константин Паустовский, «Кара-Бугаз», 1932
  •  

Весна… это когда дуреешь, и не совестно, ― не обращаясь ни к кому, значительно признался Скутаревский.
— …а у нас сейчас, ― подхватывал Джелладалеев и, вдруг мешая слова двух языков, принимался за длинное и путаное повествование ― о долинах благословенных азиатских рек, где розовыми кострами цветут тамариски, об астрагале и джузгуве, суровых и могучих травах пустыни, и тогда бесплодные, подобно маятнику, качающиеся в веках пески, мнилось, согреты были не солнцем, а его собственной физиологической нежностью к родине, покинутой навсегда.[4]

  Леонид Леонов, «Скутаревский», 1932
  •  

Когда стемнело, мы гуляли с нею в песках, и она уходила всё дальше и дальше от лагеря, так что мне было не по себе, но я, конечно, не показывал виду. Она рассказывала, как пахнут растения в пустыне: тюльпан Андросова, например, пахнет сладковато, как и полагается лилейным, у касатика тонкий запах анисового яблока, а у цветущего астрагала ― еле слышный, чрезвычайно приятный запах, немного похожий на запах сирени. «А домой-то мы вернёмся? » ― хотелось мне спросить. Вообще, продолжала она, растения в песках пахнут слабо.[5]

  Юрий Трифонов, «Утоление жажды», 1962
  •  

Малые количества молибдена усиливают активность клубеньковых бактерий на корнях бобовых растений ― гороха, фасоли, сои, клевера, люцерны, благодаря чему они лучше усваивают азот и быстрее растут. Есть и другие растения, небезразличные к молибдену, например, донник лекарственный (астрагал)[комм. 3] накапливает в своих тканях молибден в количествах в 100 раз больших, чем другие растения.[6]

  — Борис Казаков, «Молибден», 1990
  •  

Существуют различные классификации ядовитых растений, основанные главным образом на специфике состава или токсического действия биологически активных веществ. Среди всего многообразия ядовитых растений выделяются: безусловно ядовитые растения (с подгруппой особо ядовитых) и условно ядовитые (токсичные лишь в определённых местообитаниях или при неправильном хранении сырья, ферментативном воздействии грибов и микроорганизмов). Например, многие астрагалы (лат. Astragalus) становятся ядовитыми, лишь произрастая на почвах в повышенным содержанием селена; токсичность плевела опьяняющего (лат. Lolium temulentum L.) возникает под воздействием паразитирующего на его зёрнах грибка (лат. Stromatinia temulenta); ядовитый гликоалкалоид соланин накапливается в позеленевших на свету или перезимовавших в почве клубнях картофеля.[7]

  — Борис Орлов и др., «Ядовитые животные и растения СССР», 1990
  •  

Весной в каменистых пустынях цветут астрагалы ― повсюду их бледно окрашенные соцветия разной формы. Листва на растениях сероватая, слегка опушённая ― это уменьшает испарение. Особенно красиво весной на юге Туркмении, в Бадхызе. В пересыхающих руслах весенних потоков на влажном песке первыми зацветают тюльпаны ― мелкие, лиловато-розовые, затем изысканные жёлтые, на длинных цветоносах и более крупные ярко-красные.[8]

  — Е. Лапина, «Пустыня в цвету», 2007

Астрагал в поэзииПравить

  •  

Обрыв Яйлы. Как руки фурий,
Торчит над бездною из скал
Колючий, искривлённый бурей,
Сухой и звонкий астрагал.[9]

  Иван Бунин, «Обрыв Яйлы. Как руки фурий…», 1905
  •  

«Ведьма, как житьё-бытьё?»
«Ничего, варю питьё.
В нём крыжовник и кипрей,
В нём ужовник и пырей
Астрагал и эстрагон,
Тот, кто выпил, — вышел вон!»[10]

  — Наталья Хрущёва, «Ведьмина считалка», 2007

КомментарииПравить

  1. Род Астрагал считается одним из наиболее полиморфных (разнообразных по жизненной форме) родов среди высших растений. И всё же наибольшее число видов (а также самые привычные растения среди европейских астрагалов) — это многолетние травы.
  2. Владимир Арсеньев употребляет неверное (старое) написание названия рода «астрогал», которое иногда можно встретить в литературе.
  3. Здесь Донник лекарственный причислен автором (химиком) к роду астрагал, однако это не соответствует действительности.

ИсточникиПравить

  1. В.К. Арсеньев. «По Уссурийскому краю». «Дерсу Узала». — М.: Правда, 1983 г.
  2. В.К. Арсеньев. «В дебрях Уссурийского края». — М.: «Мысль», 1987 г.
  3. К.Г. Паустовский. «Золотая роза». — М.: «Детская литература», 1972. г.
  4. Леонов Л.М., Собрание сочинений в 10-ти томах. Том 5. - М.: «Художественная литература», 1983 г.
  5. Ю. В. Трифонов. «Утоление жажды». — М.: «Советский писатель», 1970 г.
  6. Б.Казаков, «Молибден» (статья) — М., журнал «Химия и жизнь», № 3, 1965 г.
  7. Б.Н. Орлов и др., «Ядовитые животные и растения СССР», — М., Высшая школа, 1990 г., стр.132-133
  8. Е. Лапина, «Пустыня в цвету», — М., «Наука и жизнь». № 5, 2007 г.
  9. И.А.Бунин. Стихотворения в двух т. — СПб.: Изд-во Пушкинского дома, Вита Нова, 2014 г. Том 1. стр. 312
  10. Н. Хрущёва «Нелюдимый людоед». — СПб.: Галарт, 2008. — 64 с. — ISBN 978-5-98747-007-7

См. такжеПравить