Портье отеля «Континенталь»

Портье́, а также придве́рник или швейца́р — человек, чьей основной обязанностью является встреча посетителей у входной двери в какое-либо заведение.

Историческое русское название этой профессии — «придверник», в отличие от «привратника», находящегося у ворот. Название «швейцар» в России появилось значительно позже. В большинстве европейских языков для обозначения этой профессии используются местные варианты слова «портье». Исключение составляет английский язык, где эта должность называется «дорман» (англ. doorman, «человек при двери»).

Портье в публицистике и мемуарной литературеПравить

  •  

Куда-то мой возница сворачивает и подъезжает к дому средней красоты: это и есть те парижские «меблирашки», куда меня направили римские друзья мои. Выбежал портье в зеленом дырявом фартуке и, убедившись в моей немоте, подхватил мой скарб, побежал куда-то вверх, болтая что-то очень оживленно и весело. Мне не было так весело, как этому человеку в зеленом фартуке, однако я притворился, что все прекрасно, что все именно так, как мне нужно, поспешил за моими вещами, пока не предстал перед пожилой дамой.[1]

  Михаил Нестеров, «О пережитом», 1928
  •  

В этих помещениях шли оргии и пиры… С внешней стороны «Метрополь» был как бы забаррикадирован ― никто не мог проникнуть туда без особого пропуска, предъявляемого в вестибюле на площадке перед подъемом на лестницу, дежурившим день и ночь красноармейцам.
― Зачем эти пропуски? ― спросил я как то дежурившего портье-партийца.
― А чтобы контрреволюционеры не проникли, ― ответил он. Как я выше указал, «Метрополь» был запущен и в нем царила грязь.[2]

  Георгий Соломон (Исецкий), «Среди красных вождей», 1930

Портье в художественной прозеПравить

  •  

Кучумов. Что и говорить ― лихой народ! На иного взглянуть не на что, а как примется врать, так только слушай!
Онегина. О, конечно! Мне иногда случалось в Париже разговориться с каким-нибудь портье или оборванным разносчиком ― удивительно!.. Такие начнет отпускать фразы, что поневоле скажешь ему «мосье».[3]

  Михаил Загоскин, «Москва и москвичи», 1842-1850
  •  

В гостинице «Звезда Италии» предупредительный портье, сдержав свое изумление при виде живописного туриста, подбежал к нам с листком, прося его заполнить. Но странный посетитель презрительно заявил ему, что он «слава Мадонне, писать не умеет и учиться этому скучному делу даже за вторую пару таких же прекрасных штанов не станет. Имя? Эрколе Бамбучи. Откуда приехал? Он лежит всегда днем на виа Паскудини, а ночью под железнодорожным мостом, что близ церкви святого Франциска. Род занятий? Он на мгновение смутился, поглядел себе на ноги, оглянулся, как будто потерял что-то, но потом гордо закричал «Никакой!»

  Илья Эренбург, «Необычайные похождения Хулио Хуренито», 1921
  •  

В первом же городе, в который Остап въехал с чувствами завоевателя, он не смог достать номера в гостинице.
― Я заплачу сколько угодно! ― высокомерно сказал великий комбинатор.
― Ничего не выйдет, гражданин, ― отвечал портье, ― конгресс почвоведов приехал в полном составе осматривать опытную станцию. Забронировано за представителями науки. И вежливое лицо портье выразило почтение перед конгрессом. Остапу захотелось закричать, что он главный, что его нужно уважать и почитать, что у него в мешке миллион, но он почел за благо воздержаться и вышел на улицу в крайнем раздражении.[4]

  Илья Ильф, Евгений Петров, «Золотой телёнок» (Глава III. Бензин ваш ― идеи наши), 1931
  •  

― Погоди, Алиса, ― сказал я. ― Мне все это не нравится.
― Почему? ― Посуди сама: мы только что расстались с доктором Верховцевым, прилетаем сюда, и нам стражники говорят, что он чуть было не погубил планету, потому что продавал белых червяков, и тут же мы видим его в окне гостиницы.
― Тем более, ― сказала Алиса. ― Мы должны его спросить, в чем дело.
― Ну ладно, ― согласился я и подошел к длинному столу, за которым между чучелом лебедя и пластиковым ковшом стоял ушастый портье в белом кафтанчике. ― Скажите, ― спросил я его, ― в каком номере остановился доктор Верховцев?
― Одну минуточку, добрый молодец, ― ответил портье, заложил уши за спину и открыл громадную книгу в кожаном переплете с застежками. ― Верховцев… ― бормотал он. ― Ве-рихо-ви-цев… Есть Верховцев!
― И где же он живет? ― В осьмом тереме проживает. На третьем этаже, ― сказал портье. ― А вы будете его друзья?
― Мы его знакомые, ― осторожно сказал я.
― Прискорбно, ― сказал портье, ― что у такого плохого и грубого постояльца есть такие хорошие на вид знакомые.
― А что, ― спросил я, ― он вас обидел?
― Идите, ― ответил портье. ― Терем номер восемь.[5]

  Кир Булычев, «Девочка с Земли», 1971

Портье в поэзииПравить

  •  

Этот старый отель дело своё
Делать привык в темноте.
Эти девки внизу способны на всё.
И на всё способен портье.[6]

  Александр Межиров, «Этот остров Цлун-Чан — случайный транзит…» 1979
  •  

У окружкома на виду
Висела карта. Там на льду
С утра в кочующий кружок
Втыкали маленький флажок.
Гостиница полным-полна.
Портье метались дотемна,
Распределяя номера.
Швейцары с заднего двора
Наверх тянули тюфяки.
За ними на второй этаж,
Стащив замерзшие очки,
Влезал воздушный экипаж.[7]

  Константин Симонов, «Мурманские дневники», 1938
  •  

Я седого портье
за рукав осторожно поймал: ―
Вы не скажете мне,
вы не знаете город, в который
Выбыл тот, кто мой номер
последние дни занимал?
― Не могу вам сказать,
очень странные люди бывают.
С чемоданом в руках
он под вечер спустился сюда.
И когда я спросил,
далеко ль гражданин выбывает,
Он, запнувшись, сказал,
что еще не решился куда.[7]

  Константин Симонов, «Пять страниц», 1938
  •  

Небольшая дешевая гостиница в Вашингтоне.
Постояльцы храпят, не снимая на ночь
черных очков, чтоб не видеть снов.
Портье с плечами тяжелоатлета
листает книгу жильцов, любуясь
внутренностями Троянского подержанного коня.[8]

  Иосиф Бродский, «Барбизон Террас», 1974
  •  

Гроза, гостиница, бродяга на скамье.
Ступай и пой, покойся с миром.
В безлюдном холле заспанный портье
Склонился над своим Шекспиром.
Гремит ключами, смотрит в спину мне
С какой-то жалобной гримасой,
Пока в полнеба светится в окне
Реклама рубленого мяса.

  Бахыт Кенжеев, «Стихи Набокова. Америка. Апрель...», 1988

ИсточникиПравить

  1. М. В. Нестеров. «О пережитом. 1862–1917 гг. Воспоминания» (составитель А.А.Русакова). — М.: Советский художник, 1989 г.
  2. Соломон Г.А. «Среди красных вождей». — Москва, «Современник», 1995 г.
  3. Загоскин М.Н. «Москва и москвичи». Москва, «Московский Рабочий», 1988 г.
  4. Ильф И., Петров Е., Собрание сочинений: В пяти томах. Т.2. — М: ГИХЛ, 1961 г.
  5. Кир Булычев. «Девочка с Земли». — М.: Детская литература, 1974 г.
  6. А.П. Межиров, «Артиллерия бьёт по своим» (избранное). — Москва, «Зебра», 2006 г.
  7. 7,0 7,1 Симонов К.М. Стихотворения и поэмы. Библиотека поэта. Большая серия. Второе издание. Ленинград, «Советский писатель», 1982 г.
  8. Иосиф Бродский. Стихотворения и поэмы: в 2 томах. Новая библиотека поэта (большая серия). — СПб.: «Вита Нова», 2011 г.

См. такжеПравить