Русалка

персонаж восточнославянской мифологии

Руса́лка — персонаж восточнославянской мифологии. Один из наиболее вариативных образов народной мистики: представления о русалке, бытующие на Русском Севере, в Поволжье, на Урале, в Западной Сибири, существенно отличаются от западнорусских и южнорусских. Считалось, что русалки опекали поля, леса и воды. До XX века в северных губерниях России слово «русалка» воспринимали как книжное, «учёное». Ранее этот персонаж был известен как водянтиха, шутовка, щекотиха, а на Юге России и Украине — как мавка.

Русалки выходят из воды перед Троицей (рисунок Маковского)

Под западным влиянием в поздней русской литературе и кинематографе образ славянской русалки слился с образом Морской девы, которая вместо ног имеет рыбий хвост и живёт в море.

Русалка в афоризмах и кратких высказыванияхПравить

  •  

Я на русалках больше заработаю!

  Операция «Ы» и другие приключения Шурика
  •  

Да ради девушки я русалку на шпагат посажу

  Карибский кризис (пародия)
  •  

Представляешь, там бабы валяются нагишом как русалки!

  Дальнобойщики (сериал)
  •  

На берегу реки водка и шашлыки, облака и русалки.[1]

  Борис Рыжий, «Разговор с Богом», 2001
  •  

...и следит испуганный ныряльщик,
как русалка ползает по дну.[2]

  Михаил Айзенберг, «Однодумы с белыми сачками...», 2004

Русалка в прозеПравить

  •  

А уж как ему было трудно крест-то класть, братцы мои; говорит, рука просто как каменная, не ворочается… Ах ты этакой, а!.. Вот как положил он крест, братцы мои, русалочка-то и смеяться перестала, да вдруг как заплачет… Плачет она, братцы мои, глаза волосами утирает, а волоса у неё зелёные, что твоя конопля. Вот поглядел, поглядел на неё Гаврила, да и стал её спрашивать: «Чего ты, лесное зелье, плачешь? » А русалка-то как взговорит ему: «Не креститься бы тебе, говорит, человече, жить бы тебе со мной на веселии до конца дней; а плачу я, убиваюсь оттого, что ты крестился; да не я одна убиваться буду: убивайся же и ты до конца дней». Тут она, братцы мои, пропала, а Гавриле тотчас и понятственно стало, как ему из лесу, то есть, выйти…

  Иван Тургенев, «Бежин луг» (Записки охотника), 1851
  •  

А золотой жук, который слышал слова мальчика, сказал:
— А я знаю такого человека. Это девочка, и называется она Правда. Она живёт далеко-далеко отсюда, по той стороне моря, в изумрудном заливе, а кругом горы. Я был там, хорошо там. Золотые рыбки плавали в заливе, луна светила с неба, а на горах стояли высокие башни, а в них ходили витязи в своих стальных доспехах. Там растут кипарисы, и русалки поют песни чудной девушке с золотыми волосами, которую зовут Правда.

  Николай Гарин-Михайловский, «Чёрный принц-капризука (Никина сказка)», 1909
  •  

Так и написано. Со всеми тремя. Дочка с внучкой решили… а я нет. Старая уже. Куда я поплыву. Меня здесь каждый карась и каждая собака знает. Мы, русалки, к месту очень привыкаем. Вроде кошек. Знаю я один омут… Отсижусь. И потом… тот очкастенький… Нет, он, конечно, не приедет. Столько лет прошло… Какая уж там рыбалка, но… вдруг…[3]

  Михаил Бару, «Не пишется проза, не пишется», 2011

Русалки в стихахПравить

  •  

Там чудеса: там леший бродит,
Русалка на ветвях сидит.

  Александр Пушкин, Руслан и Людмила, 1820
  •  

Покрыла зелень ряски
Дремотный, старый пруд, —
Я жду, что оживут
Осмеянные сказки:
Русалка приплывёт,
Подымется, нагая,
Из сонных тёмных вод
И запоёт, играя
Зелёною косой...[4]

  Фёдор Сологуб, «Покрыла зелень ряски…», 1895
  •  

У стогов из сухой боровины
Шьёт русалка из листьев обновы.
У ней губы краснее малины,
Брови чёрные круче подковы.

  Сергей Есенин, «Я одену тебя побирушкой…», 1915
  •  

Толстозадые русалки
Улетают прямо в небо,
Руки крепкие, как палки,
Груди круглые, как репа.
Ведьма, сев на треугольник,
Превращается в дымок.
С лешачихами покойник
Стройно пляшет кекуок.[5]

  Николай Заболоцкий, «Меркнут знаки Зодиака...», 1929
  •  

Что, потревожены всплеском нагретым,
По-русалочьи нежно чуть щекоча,
Кувшинки дотронутся златоцветом
До напрягшегося в саженках плеча. [6]

  Михаил Зенкевич, «На Медвежьей горе», 1938
  •  

Русалку я ласкал,
колдунью влюблённую,
играющую в игры любовные.
Нереида.
Я больше не люблю её:
весёлый дождь
у ног твоих![7]

  Леонид Аронзон, «Русалку я ласкал...» («...из Бальмонта»), 1969
  •  

― Господи, это я мая второго дня.
― Кто эти идиоты?
― Это мои друзья.
На берегу реки водка и шашлыки, облака и русалки.[1]

  Борис Рыжий, «Разговор с Богом», 2001
  •  

Разогнав удильщиков курящих,
хохот гонит мелкую волну,
и следит испуганный ныряльщик,
как русалка ползает по дну.[2]

  Михаил Айзенберг, «Однодумы с белыми сачками...», 2004

ИсточникиПравить

  1. 1 2 Б. Б. Рыжий. «В кварталах дальних и печальных». Избранная лирика. Роттердамский дневник. — М.: Искусство – XXI век, 2012 г.
  2. 1 2 М. Айзенберг. «Переход на летнее время». — М.: Новое литературное обозрение, 2008 г.
  3. Михаил Бару. «Не пишется проза, не пишется». — Саратов: «Волга», № 9-10 2011 г.
  4. Сологуб Ф.К., Собрание стихотворений, том 3. — СПб., 2002 г.
  5. Заболоцкий Н.А. Полное собрание стихотворений и поэм. Новая библиотека поэта. Санкт-Петербург, «Академический проект», 2002 г.
  6. Зенкевич М.А., «Сказочная эра». Москва, «Школа-пресс», 1994 г.
  7. Л. Аронзон. Собрание произведений: В 2 т. — Спб.: Издательство Ивана Лимбаха, 2006 г.

См. такжеПравить

В Википедии есть статья