Мякина

отходы молотьбы

Мяки́на, также поло́ва — отходы, остающиеся после молотьбы хозяйственных растений. Мякина состоит из мелких частей зерновых или бобовых растений, то есть, из шелухи — плёнок колосков, обломков колосьев, стручков, фрагментов стеблей и прочих растительных остатков. Чаще всего мякину употребляют в качестве корма скоту. По своему составу она ближе всего к соломе тех растений, от которых она остаётся, однако превосходит её питательностью и легче переваривается в свежем состоянии.

Мякина и зерно пшеницы-однозернянки

Мякина в коротких цитатахПравить

  •  

И всё это кругом тебя спит; только и слышишь, как лошадь около яслей на мякину фыркнула или в деннике жеребёнок в соломе спросоньев закопошился.[1]

  Михаил Салтыков-Щедрин, «Невинные рассказы» («Развеселое житье»), 1862
  •  

...если мы вспомним, что наши русские либералы, как и прочие, всегда питались мясом, а не мякиной, то невозможно сомневаться насчет того, куда они принадлежат своими наклонностями и привычками.[2]

  Михаил Салтыков-Щедрин, «Наша общественная жизнь», 1863-1864 гг.
  •  

Так будемте же последовательны, милостивые государи, и не забудем, что лебеда и мякина существуют не в одной человеческой пище, но разлиты всюду.[3]

  Михаил Салтыков-Щедрин, «Итоги», 1871
  •  

С лаптя до ворота
Шкура вся вспорота,
Пухнет с мякины живот...[4]

  Николай Некрасов, «Кому на Руси жить хорошо», 1865-1877
  •  

Пора давно ― бросить этот предрассудок и не кормить народ умственной мякиной сюсюкающей и шепелявящей морали...[5]

  Владимир Короленко, Письма, 1893
  •  

И час приспел: пришла желанная Свобода
С мякиной-матушкой, с сосновою корой…[6]

  Пётр Якубович, «Ты целый мир вместить могла бы в свой альков...», 1907
  •  

Доктор Рахманов рассказывал нам вчера, что к нему то и дело являются больные страшными запорами от мякины. В особенности страдают дети: недавно ему пришлось прибегнуть к самым героическим средствам, от которых городской врач пришел бы в ужас, но выбора не было: ребенку грозила неминуемая смерть от этого хлеба…[7]

  Владимир Короленко, «В голодный год», 1907
  •  

На лопату зерно приму,
Кину в ветер, чтоб снёс мякину...[8]

  Алексей Толстой, «Сватовство», 1909
  •  

Канцелярит — это мертвечина. <...> Вскормленные языковой лебедой и мякиной, учителя в свой черёд питают той же сухомяткой чёрствых и мёртвых словес всё новые поколения...[9]

  Нора Галь, «Слово живое и мёртвое», 1972

Мякина в публицистике и научно-популярной прозеПравить

  •  

Перед Рождеством Христовым дается скотине ржаная солома, мякина и между тем сено. Если сено не родится, то заготовить больше мякины. Скотине можно давать всякую мякину, но льняною и гречушною мякиною кормят только свиней, конопляную мякину жгут.[10]

  Михаил Ломоносов, «Лифляндская экономия», 1760
  •  

Когда кто чужую вещь себе присвояет обманом. Такое хищение разными бывает образы, а именно: когда кто продает какую вещь большею ценою, нежели чего та стоит, или обманывает мерою и весом, или худой товар продает за доброй, на пример мешает в хлеб мякину, а в вино воду, или монету ложную даёт за добрую...[11]

  Платон (Левшин), «Краткий катехизис», 1775
  •  

Пшеница похожа на вышеписанные растения и отличается токмо своими колосьями, которые по обмолочении зерен бывают шероховаты; мякина состоит из кругловатых, тупоконечных листочков, из коих средние только имеют усики; зерна кругловатые и тупые с обоих концов.[12]

  Василий Зуев, из учебника «Начертание естественной истории», 1785
  •  

― Не слёзы ли ты крестьян своих пьёшь, когда они едят такой же хлеб, как и мы? ― Говоря сие, показывала она мне состав своего хлеба. Он состоял из трех четвертей мякины и одной части несеяной муки. ― Да и то слава богу при нынешних неурожаях. У многих соседей наших и того хуже.[13]

  Александр Радищев, «Путешествие из Петербурга в Москву», 1790
  •  

Куропатки столько оказывают в себе наклонности к привычке и готовности сделаться ручными, что я почти уверен в возможности переродить их в дворовых кур. На всякую хлебную приваду они идут весьма охотно. Для того чтоб они могли скорее увидеть, где насыпан для них корм, проводятся, в разные стороны от привады, дорожки из хлебной мякины в виде расходящихся лучей; как только нападет на одну из них куропатка, то сейчас побежит по ней и закудахчет; на её голос свалится вся стая и прямо по мякине, из которой мимоходом на бегу выклюет все зёрна, отправится к приваде.[14]

  Сергей Аксаков, «Записки ружейного охотника Оренбургской губернии», 1852
  •  

Правда, и в этом классе людей крепостное устройство произвело значительное искажение понятий и стремлений. <...> Их можно сравнить с людьми, которые вынуждены есть хлеб пополам с мякиной: долгое употребление такой пищи, конечно, имеет влияние на организм и искажает его здоровье; но едва ли кто-нибудь станет утверждать, что, поевши несколько лет мякинного хлеба, человек делается неспособным есть чистый хлеб. Напротив, тех людей, которым бывшее крепостное устройство и все общественные отношения, бывшие следствием его, шли впрок, можно уподобить гастрономам, расслабившим и изнежившим свой желудок тончайшими изобретениями поварского искусства: ясно, что они, во-первых, будут гораздо крепче держаться за свой изящный стол, нежели бедняки за свою мякину, а во-вторых, если уж принуждены будут сесть на грубую пищу, то гораздо скорее погибнут от нее, нежели те же бедняки, переведенные с мякины на чистый хлеб…[15]

  Николай Добролюбов, «Черты для характеристики русского простонародья», 1859
  •  

― Ну, а что у человека внутре есть, Семен Петрович?
― Внутре-с бывает различно. Это смотря по тому, кто чем питается: иной продовольствуется мякиной, так у него внутре мякина. А у одного сапожника, говорят, даже нашли при вскрытии подошву с лучиной.[16]

  Николай Чернышевский, «Не начало ли перемены?», 1861
  •  

...если мы вспомним, что наши русские либералы, как и прочие, всегда питались мясом, а не мякиной, то невозможно сомневаться насчет того, куда они принадлежат своими наклонностями и привычками. Вернее разрешает это дело г. Фет: он просто говорит, какое же может быть тут сближение, когда нет равенства перед законом?[2]

  Михаил Салтыков-Щедрин, «Наша общественная жизнь», 1863-1864 гг.
  •  

Видя мужика, круглый год наполняющего свой желудок мякинным хлебом, мы нередко проходим мимо этого зрелища с полным равнодушием, как бы говоря этим, что так тому делу и следует быть. Но это свидетельствует только об известной степени притупления нашей восприимчивости, притупления, произведенного обыденностью зрелища, однако ж никто, спрошенный в упор, конечно, не будет столь бесстыден, чтоб объявить во всеуслышание, что хлеб, смешанный с лебедой, есть нормальная пища второго или третьего сорта людей. Так будемте же последовательны, милостивые государи, и не забудем, что лебеда и мякина существуют не в одной человеческой пище, но разлиты всюду. Что мы привыкли видеть эти вредные примеси, что зрелище их не потрясает нас до глубины души ― пусть так. Но когда дело доходит до правильной и хладнокровной их оценки, когда перед нами стоят люди, которые называют лебеду лебедою, мы поступаем, во-первых, бесчестно и, во-вторых, во вред самим себе, называя этих людей анархистами и предавая их на поругание толпе.[3]

  Михаил Салтыков-Щедрин, «Итоги», 1871
  •  

Что касается Вашего вопроса, ― должно ли издавать рассказ для народа, и будет ли он читаться, то я выработал себе на этот предмет взгляд совершенно определенный. Все хорошее ― для народа годится. Пора давно ― бросить этот предрассудок и не кормить народ умственной мякиной сюсюкающей и шепелявящей морали, детскими побасенками о добрых и злых мужичках, о погибельности города и о преимуществах деревни даже и в том случае, когда в оной придется пухнуть от голода. Самая большая уступка в этом отношении, которую я допускаю, ― это заглавие. «В глухом местечке» ― действительно глухо и неопределенно. Я бы поставил просто «Жиды».[5]

  Владимир Короленко, Письма, 1893
  •  

На дворе сборной избы баба толчет что-то в деревянной ступе. Оказывается ― просяная мякина, обильно подмешиваемая к хлебу. Хлеб на вид гораздо лучше лебедного. «Оно и вовсе бы ничего, ― говорит баба, ― да во рту больно шумит. Муки мало добавишь, все щеки опорет». Действительно, хлеб хрустит очень неприятно и как-то сухо колет и режет во рту. Доктор Рахманов рассказывал нам вчера, что к нему то и дело являются больные страшными запорами от мякины. В особенности страдают дети: недавно ему пришлось прибегнуть к самым героическим средствам, от которых городской врач пришел бы в ужас, но выбора не было: ребенку грозила неминуемая смерть от этого хлеба…[7]

  Владимир Короленко, «В голодный год», 1907
  •  

В остальном они, как всегда, правы. И дадут нам и бедной державе миллион очков наперед, ― чтобы было чем свободно питаться и счастье иметь на всем протяжении обмолоченных загодя лет. Как прекрасно, обворожительно выглядит из нынешних дней золотистая их мякина, как уже сейчас свежа дразняще хлебным пахнущая их полова![17]

  — Валерий Володин, «Повесть врЕменных лет», 2009

Мякина в мемуарах и художественной прозеПравить

  •  

Посмотрела около клуни ― и половины скирд хлеба не досчитала. «А куда же все это делося?» ― спрашивает она у токового. А токовой отвечает, что сам князь по частям все жидам продавал, да половину уже и продали. И солому, и полову ― все продали жидам, а жиды, разумеется, солому драгунам, а полову (мякину) нашим же мужикам, ― а они, бедные, и полове были рады![18]

  Тарас Шевченко, «Княгиня», 1858
  •  

Пошел я к себе на сеновал спать и всю-то ночь вместо спанья только песни пропел. Да и ночь-то на ту пору какая случилась! теплая да звездная, ровно даже горит это наверху от множества звезд! И всё это кругом тебя спит; только и слышишь, как лошадь около яслей на мякину фыркнула или в деннике жеребенок в соломе спросоньев закопошился.[1]

  Михаил Салтыков-Щедрин, «Невинные рассказы» («Развеселое житье»), 1862
  •  

― До свидания, господа! ― сказал последний, обращаясь к прочим своим гостям: ― завтра надо рано вставать, ума-разума припасать!
Все пошли как накормленные мякиной. Каждый чувствовал, что следовало бы что-нибудь возразить и хоть в чем-нибудь заявить свои права или интересы, а между тем никто не решался: постарше ― боялись начальства, а молодые ― из чувства вряд ли еще не более неодобрительного ― из боязни прослыть консерватором и отсталым.[19]

  Алексей Писемский, «Взбаламученное море», 1863
  •  

Как лёгкая мякина на веялке, сероватым дымом отлетали и рассеивались все мятежные думы и все случайные соблазны дня, и определённо падало на ток души полное зерно моей любви и моей страсти.[20]

  Валерий Брюсов, «Огненный ангел», 1908
  •  

Но со времён Декарта известно, что в духовной жизни стоящие мысли занимают весьма малое место. Куда больше тех самых путаных, сонливых и нелогичных, от которых мало проку. Так, сорняки, духовная мякина, сквозь которые лишь изредка прорастает что-нибудь значительное и даже гениальное.[21]

  Василь Быков, «Бедные люди», 1998

Мякина в поэзииПравить

 
Рисовая мякина
  •  

За что-де меня творец не сделал солдатом?
Не ходил бы в серяке, но в платье богатом,
Знал бы лишь ружье свое да свого капрала,
На правеже бы нога моя не стояла,
Для меня б свинья моя только поросилась,
С коровы мне ж молоко, мне б куря носилась;
А то все приказчице, стряпчице, княгине
Понеси в поклон, а сам жирей на мякине[22]

  Антиох Кантемир, «Сатира VII. О воспитании. К князю Никите Юрьевичу Трубецкому», 1739
  •  

Сказала городской в том страхе мышь лесная:
Не надобна, мой свет, во век мне жизнь такая,
И пропадай она. Мякину я жую
Здоровее в лесу, да знаю щель свою.[23]

  Иван Барков, «Загородной дом», 1763
  •  

Испугались шпионы мои
И кинулись прочь: человека заслыша,
Так стаей с мякины летят воробьи.
Затих я, прищурился ― снова явились,
Глазёнки мелькают в щели.[24]

  Николай Некрасов, «Крестьянские дети», 1861
  •  

Не балуя хамова отродья,
Не внося губительных начал,
Я б улучшить быт простонародья
До известной степени желал.
Пусть мужик у нас не ест мякины,
Хлеб всегда пусть будет у него,
Даже в праздник щи из солонины
Пусть себе он варит… Ничего![25]

  Василий Богданов, «Инженер Мэнни», 1869
  •  

С родного очага судьбиной
Давно отрезанный ломоть,
Закабален я был чужбиной
И осужден в ней дни молоть.
Как ни мелю – все по-пустому:
Не перемелется мука,
Одну мякину и солому
Сбирает нехотя рука.[26]

  Пётр Вяземский, «Графу М. А. Корфу», 1874
  •  

А счастье наше ― в хлебушке:
Я дома в Белоруссии
С мякиною, с кострикою
Ячменный хлеб жевал;
Бывало, во́пишь голосом,
Как роженица корчишься,
Как схватит животы.[4]

  Николай Некрасов, «Кому на Руси жить хорошо», 1865-1877
  •  

Беден, нечесан Калинушка,
Нечем ему щеголять,
Только расписана спинушка,
Да за рубахой не знать.
С лаптя до ворота
Шкура вся вспорота,
Пухнет с мякины живот.
Верченый, крученый,
Сеченый, мученый,
Еле Калина бредет.[4]

  Николай Некрасов, «Кому на Руси жить хорошо», 1865-1877
  •  

Слышь: перед волею вот так же встал народ,
И так же господа над нами лютовали ―
Томили барщиной, сосали кровь и пот,
Пороли, мучили, зубами лишь не рвали!
А слух о воле рос, рос снежною горой…
И час приспел: пришла желанная Свобода
С мякиной-матушкой, с сосновою корой…
Теперь ― черед Земли, кормилицы народа![6]

  Пётр Якубович, «Ты целый мир вместить могла бы в свой альков...», 1907
  •  

Размахнусь только раз цепом ―
Гулкий ток весь засыплю рожью;
На лопату зерно приму,
Кину в ветер, чтоб снёс мякину,
Чистый хлеб соберу в суму
И на плечи ту сумку вскину.[8]

  Алексей Толстой, «Сватовство», 1909

ИсточникиПравить

  1. 1 2 М.Е. Салтыков-Щедрин. Собрание сочинений в двадцати томах. Том 3. — Москва, Художественная литература, 1966 г.
  2. 1 2 М. Е. Салтыков-Щедрин. Собрание сочинений в двадцати томах. Том 6. — Москва, Художественная литература, 1966 г.
  3. 1 2 М.Е. Салтыков-Щедрин, Собрание сочинений в 20 т. — М.: «Художественная литература», 1966 г. — Том 7.
  4. 1 2 3 Некрасов Н.А. Полное собрание стихотворений в трёх томах. Библиотека поэта. Большая серия. — Ленинград, «Советский писатель», 1967 г.
  5. 1 2 В.Г. Короленко. обрание сочинений в десяти томах. Том 10. Письма 1879—1921. — М.: «Государственное издательство художественной литературы», 1953 г.
  6. 1 2 Якубович П.Ф., Стихотворения. Ленинград, Советский писатель, 1960 г.
  7. 1 2 В.Г. Короленко. Собрание сочинений: В шести томах. Том 5. — М.: 1971 г.
  8. 1 2 А.Н. Толстой. Собрание сочинений в десяти томах. Москва, ГИХЛ, 1982 г.
  9. Нора Галь. Слово живое и мёртвое. — М.: София, 2003 г. — С. 27
  10. М.В. Ломоносов. Полное собрание сочинений: в 11 томах. Том 11. Письма. Переводы. Стихотворения. Указатели. — Л.: «Наука», 1984 г.
  11. Платон (Левшин) митрополит Московский, Поучительныя слова и другия сочинения от Московской Академии выпечатанныя: в 8 т. Том 8. ― М.: Сенатская типография, 1781 г.
  12. В. Ф. Зуев. «Педагогические труды». — М.: Изд-во АПН, 1956 г.
  13. Радищев А. Н. Путешествие из Петербурга в Москву. — М.: «Детская литература», 1975 г.
  14. Аксаков С.Т. «Записки ружейного охотника Оренбургской губернии». Москва, «Правда», 1987 г.
  15. Н. А. Добролюбов. Литературная критика. — М.: ГИХЛ, 1961 г.
  16. Н.Г.Чернышевский, Собрание сочинений в пяти томах. Том 3. Статьи по философии и эстетике. — М., «Правда», 1974 г.
  17. Валерий Володин. Повесть врЕменных лет. — Саратов: «Волга», № 5-6, 2009 г.
  18. Тарас Шевченко. «Зібрання творів»: (у 6 т.) том 3. — Киев, 2003 год
  19. Писемский А.Ф. Собрание сочинений в 9 т. Том 6. — М.: «Правда», 1959 г.
  20. В.Я.Брюсов Повести и рассказы. — М.: Советская Россия, 1983 г.
  21. Василь Быков. «Бедные люди». — Москва, «Вагриус», 2002 г.
  22. А. Д. Кантемир, Собрание стихотворений. Второе издание. Библиотека поэта. Большая серия. — М.-Л.: Советский писатель, 1956 г.
  23. И. С. Барков, Полное собрание стихотворений. Библиотека поэта. Большая серия. — СПб.: Академический проект, 2004 г.
  24. Н. А. Некрасов. Полное собрание стихотворений в 3 томах: «Библиотека поэта». Большая серия. Ленинград: Советский писатель, 1967 год
  25. В. И. Богданов в книге: Поэты «Искры». Библиотека поэта. — Л.: Советский писатель, 1987 г.
  26. Вяземский П.А. Стихотворения. Библиотека поэта. Большая серия. — Ленинград, Советский писатель, 1986 г.

См. такжеПравить