Иго́лка, уменьшит. от игла́ — длинный тонкий колющий предмет (инструмент) из твёрдого материала (ранее из кости или дерева), большей частью известный в качестве швейной иголки, изделия с игольным ушком для нити. Многие растения и животные покрыты иголками разной формы, длины и остроты в качестве оружия защиты.

Швейная игла

Подобно более крупному шилу, иголка используется для разрушения либо деформации объекта воздействия с целью получения каких-либо новых свойств объекта либо преодоления его. Вследствие незначительной площади острия иголки, сила, приложенная вдоль её оси, оказывается сосредоточенная на небольшой площади. Это обстоятельство позволяет иголке, не повреждаясь, протыкать материалы, твёрдость которых уступает её твёрдости. Иголкой или иглой по аналогии формы называются также многие другие предметы, имеющие сходную форму.

Иголка в афоризмах и кратких цитатахПравить

  •  

Люди всегда так — по самолюбию ближнего готовы бить топором, а когда их собственное самолюбие уколют иголкой, они вопят.

  Александр Дюма-отец, 1860-е
  •  

Если не можешь быть иголкой, — будь хотя бы ниткой.

  Мун Сон Мён, 1990-е
  •  

Это все равно, что искать иголку в стоге иголок.

  Стивен Спилберг, «Спасти рядового Райана», 1998
  •  

Все пуговицы на пальто были вырваны «с мясом». Пуговиц не было, ниток не было, иголок не было… Так ходили многие женщины.[1]

  Людмила Гурченко, «Аплодисменты», 2003
  •  

Мы слишком подсели на импортную иголку.[2]

  Дмитрий Медведев, 2014
  •  

Украине удалось слезть с газовой иголки России.[3]

  Пётр Порошенко, 2015

Иголка в научно-популярной литературе и публицистикеПравить

  •  

Тщеславие — столь тонкий и отвратительный вид духовной гордости, что оно старается быть при всяком добром деле. Послушайте, как говорит об этом грехе святой Иоанн Лествичник <…>: Говорить ли стану? Попадаю во власть тщеславия. Молчать ли захочу? Опять предаюсь ему. Куда ни поверни эту колючку, она всегда иголками кверху.

  — архимандрит Иоанн (Крестьянкин), 1990-е
  •  

Самое уязвимое место в системе доказательств первых ― вопросы о том, мог ли Александр I решиться на уход в историческое небытие? как практически был осуществлен побег? кто именно в окружении был осведомлен о плане ухода? каким образом совершена подмена тела и кто стал этим самым телом ― случайно погибший в те дни фельдъегерь Масков? И чьим телом подменили останки самого Маскова? Чай царь не иголка, а у Маскова тоже родственники имелись. (Позднейшее семейное предание Масковых о «подмене» нас сейчас не интересует: где доказательства, что оно не возникло под влиянием разговоров 1870 годов?..)[4]

  Александр Архангельский, «Александр I», 2000
  •  

Другое растение, имеющее вместо традиционных иголок крупные листья, как мы уже упоминали, ― подокарп, или ногоплодник. Принадлежит оно к семейству подокарповых. Это самый многочисленный род среди хвойных ― более 100 видов. <...> Удивительными приспособлениями обладают хвойные растения из семейства таксодиевых. Так, в самом начале роста листья секвойи (Sequoia) растут медленно и остаются короткими, затем они вырастают все более и более длинными, а к осени снова замедляют рост. [5]

  Надежда Замятина, «У ёлок могут быть не только иголки», 2007

Иголка в мемуарах и дневниковой прозеПравить

  •  

Бабушка учила меня вязать и шить и была очень строга. Бывало, если я напутаю, или заскрипит у меня иголка или спица (это бабушка особенно недолюбливала), меня оставляли без завтрака или без обеда, и тогда приносили мне в детскую вместо всякого другого кушанья целую тарелку манной каши; а я терпеть не могла манной каши! Иногда мне пришпиливали на спину билет с надписью: «У неё грязные руки».

  Екатерина Балобанова, «Наша обезьянка (Быль)», 1900
  •  

Самые тщательные, дорогие и самые утомительные эксперименты, которые я когда-либо предпринимал в своей жизни, были проделаны над кактусом. Я раздобыл себе более шестисот различных сортов кактусов, которые я посадил и за которыми наблюдал. В общей сложности я потратил на эту работу более шестнадцати лет... Моя кожа походила на подушку для иголок, столько из неё торчало колючек... Иногда у меня на руках и лице было их так много, что я должен был среза́ть их бритвой или соскабливать наждачной бумагой... <...> Наконец мне удалось вывести кактус без колючек.[6]:62-63

  Лютер Бербанк, из книги «Жатва жизни», 1926
  •  

― Лель! Мне сказали, як ревматизм лечить. Пойди купи литр керосину, я щас приду.
Из магазина папа принес пачек сто швейных иголок, развернул их и высыпал на стол. Мама, хоть и давно ничему не удивлялась, смотрела с тревогой.
― Чего ты? Да мне один авторитетный человек сказал… Ты лучий слушый: нада у етый керосин кинуть во етый металл, закопать у землю, хай иглы лежать у керосине полгода… А потом мажь себе сустав ― и ревматизма як не бувало. Вот так, детка моя. Чисто народное лекарство.[1]

  Людмила Гурченко, «Аплодисменты», 2003
  •  

― Ах ты ж, мамыньки, совсем забыв.
Пошел во двор, выкопал бутыль. Керосин стал рыжего цвета. Иголки растворились, но не до конца ― от них кверху поднималась дрожащая паутина, словно от затонувшего корабля, который пролежал на дне океана сто лет.
― Лель! Давай ты первая. В тебя ноги болять, а?
― Нет, Марк, котик, тебе советовали, ты и лечись…
Папа без охоты помазал себе колени, локти и пошел на работу… «Товарищи, очень пахнет керосином, как бы не было пожара, здесь же дети». Бедный папа прибежал домой, сбросил с себя одежду, всю в рыжих пятнах. «Хай оно сгорить! Який позор[1]

  Людмила Гурченко, «Аплодисменты», 2003

Иголка в беллетристике и художественной прозеПравить

  •  

Челнок убежал; пришлось красной девице за иголку приниматься. Села она за шитьё, а сама держит иголку в руках и поёт:
«Иголка, иголка, ты остра и тонка,
Очисти мне дом для жениха».
Как выскочит иголка из её пальцев и давай летать по комнате словно молния, так и сверкает. Казалось, невидимые духи работали с нею: столы и скамейки покрылись зелёным сукном, стулья — бархатом, а на окнах повисли шёлковые занавеси. Не успела иголка всё привести в порядок, а девушка и видит уже в окно белые перья царевича, которого веретено по золотой нитке привело к домику. Слез он с лошади, по ковру вошёл в дом и когда вступил в горницу, то увидел молодую сиротку в бедненьком платьице, но она в нём блистала как роза в кусте.
— Ты самая бедная и вместе самая богатая, — сказал царевич, — ступай за мною и будешь моею женою.
Она молчала, но подала ему руку. Он поцеловал её, вывел из дома, посадил с собой на лошадь и привёз в царский дворец, где с большой радостью отпраздновали их свадьбу.
Веретено, челнок и иголку положили на хранение в царскую сокровищницу и содержали в великой чести.[7]

  Братья Гримм, «Веретено, челнок и иголка», 1830-е
  •  

Рано утром, чуть забрезжило, когда все в гостинице ещё спали, проснулись петушок с курочкой, достали яичко, облупили его и съели по половинке; скорлупу же бросили на очаг. Потом подкрались к спавшей ещё иголке, схватили её за головку и воткнули в подушку хозяйского кресла, а булавку сунули в его полотенце. Покружились, покружились петушок с курочкой да и полетели за тридевять полей домой — поминай их как звали![8]

  Братья Гримм, «Всякий сброд», 1830-е
  •  

— Да это гриб! — крикнул Гусак. — Я видал точно такие грибы, только без игол.
Все громко рассмеялись над Гусаком.
— Скорее это походит на шапку, — попробовал кто-то догадаться и тоже был осмеян.
— Разве у шапки бывают глаза, господа?
— Тут нечего разговаривать попусту, а нужно действовать, — решил за всех Петух. — Эй, ты, штука в иголках, сказывайся, что за зверь? Я, ведь, шутить не люблю… слышишь?[9]

  Дмитрий Мамин-Сибиряк, «Умнее всех» (из цикла «Алёнушкины сказки»), 1880-е
  •  

Молонья так и засновала над пожаром и вкривь и вкось, как иголка у портного в руках, который наскоро дошивает перед праздником шубу; от грома село словно сдвинулось с места, и немногие тогда, добежавши под ливнем до дома и в перепуге потом прильнув к запорошенному дождевой пылью окну, разглядели, как бегал по пожарищу Михайлов батрак в приставшей к мокрому телу красной рубахе и раздувал головни и угольки, напружив толстые страшные скулы.[10]

  Сергей Клычков, «Князь мира», 1927
  •  

Радостно одевается приятель, песню поет, мышей не боится, в сапоги не смотрит. Болотные сапоги длинные натягивает. Натягивает… Натягивает… Вдруг как заорет во весь голос и давай кататься по полу! На крик жильцы сбежались. Стоим мы и смотрим. Не знаем ― что делать. А он катается по полу, дергается, будто его кто иголкой колет, и кричит. И жалко его, и страшно. И что делать ― не знаем. Стоим, да смотрим. Смотрим, а он кричит. Крикнул он что-то неразборчиво: «Сапоги! В сапогах! Сапоги!» Мы навалились на него, чтобы не бился. Сапог стянули. А из сапога ― ёж! И под кровать! Еж-то в сапоге ночевал![11]

  Евгений Чарушин, «Ёж», 1930
  •  

― Ты две недели принимал хлеб-соль нашего дома, ― напоминаю ему, ― мы, рискуя свободой, прятали тебя. Ты что, не знаешь закон гор: в доме, который тебя приютил, иголки тронуть не смей?!
― То, что я съел у вас, ― говорит он нахально, ― давно превратилось в дерьмо. А ты даже в дом меня не пустил. Я жил в амбаре, где всю ночь шуршали мыши. Да ещё белые. Так что вы ничем не рисковали. Абрек мог заночевать в любом амбаре. Никакого вашего риска не было.[12]

  Фазиль Искандер, «Чик чтит обычаи», 1967
  •  

Костёр загорелся, и темнота сразу сдавила Ивана Африкановича, лес похмурел и сделался жутким. Иван Африканович погрелся, съел полгорбушки, закурил. Нет, с таким хлебом не выбраться. Пять, шесть дней прожить можно, потом ослабнешь, сунешься носом в мох. Конечно, в деревне хватятся мужика. Дня через два пойдут искать. Иголку в стогу искать.[13]

  Василий Белов, «Привычное дело», 1967
  •  

Сколько раз говорил он ей, что у копов после определенного срока вырабатывается «шестое чувство», помогающее им предугадывать, когда и где должно произойти что-то плохое? «Как будто тоненькая иголка вонзается тебе чуть ниже спины, – объяснил он ей однажды. – Не знаю, как по-другому выразить, что я имею в виду. Понятно, многие люди просто подняли бы меня на смех, но спроси полицейского – полицейский не засмеется. К слову сказать, эта иголка пару раз спасла мне жизнь, дорогая».

  Стивен Кинг, «Роза Марена», 1995
  •  

Тим рассказывал о чудесных ежах, которые каждую осень прочёсывают траву-мураву и выносят на иголках затерявшиеся упавшие звёздочки, передают их на счастье в те гнёзда, из которых должны отправиться в первый полёт птенцы, едва отряхнувшие одуванчиковую желтизну вокруг клюва. И те всегда возвращаются домой целыми и невредимыми.[14]

  Ирина Краева, «Тим и Дан», или Тайна «Разбитой коленки»: сказочная повесть, 2007
  •  

Птичье перо не выцветает. Как ковёр, который может через тысячелетие показать тебе, что было на сетчатке мастера, перо покажет, чем был окрашен глаз охотника, — говорит Хашем, ковыряясь в зубах иголкой опунции.[15]

  Александр Иличевский, «Перс», 2009
  •  

― Позавчера в ГУМе американец переодетый часа два в толпе шнырял, всех ядовитой иголкой колол. Человек сто переколол. Но ничего, органы наши они тоже не спят. Поймали гада!
― А у трех вокзалов в автоматы с газированной водой пленку с цианистым калием замедленного действия наклеили. Все больницы отравленными забиты, все морги. Говорят, китайцы нам за Даманский мстят.[16]

  Алексей Моторов, «Преступление доктора Паровозова», 2013

Иголка в стихахПравить

  •  

Ниточка, иголочка,
Булавочка, утюг.
Ты моя двуколочка,
А я твой битюг.[17]

  Николай Олейников, «Посвящение», 1928
  •  

Вот подушка для иголок,
хоть подушка ― не возьмешь,
потому что не подушка,
потому что это ёж.[18]

  Леонид Аронзон, «Вот подушка для иголок...» (из цикла «Зоосад»), 1965
  •  

Иголки чёрные, и сосен чешуя,
И брызжет из-под ног багровая брусника,
И веки пальцами я раздираю дико,
И тело хочет жить, и разве это ― я?

  Арсений Тарковский, «Когда под соснами, как подневольный раб...», 1969
  •  

И о той, кто плачет,
говоря так долго:
заступи, помилуй,
говорил я, значит:
хоть мою иголку
затупи, сломай.
Но не ты, прозрачный,
а неона жи́ла,
буквами мигай.[19]

  Григорий Дашевский, «Нескучный сад», 1994

Иголка в пословицах и поговоркахПравить

  •  

Куда иголка, туда и нитка.

  Абазинская пословица
  •  

Иголка сшивает большие полотнища.

  Африканская пословица
  •  

Иголка мала, а не проглотишь.

  Еврейская пословица
  •  

С детства ворует иголки — вырастет, украдет золото.

  Китайская пословица
  •  

Болезнь приходит большими корзинами, а выходит через ушко иголки.

  Лакская пословица
  •  

Свинка золотая щетинка, льняный хвост, по белу свету скачет, весь свет красит.

  Русская загадка (иголка с ниткой)
  •  

Без нитки да иголки шубы не сшить.
Ищи иголку в стоге сена.
Не будет тебе с ёлки иголки, а щипли, сколько хошь.

  Русские пословицы
  •  

У ёлки иголки колки.

  Русская скороговорка
  •  

Иголка всем шьёт, а сама голая.

  Таджикская пословица
  •  

Конокрад попался с украденной иголкой.

  Чувашская пословица

ИсточникиПравить

  1. 1 2 3 Людмила Гурченко. Аплодисменты. ― М.: Вагриус, 2004 г.
  2. Esquire. Цитата дня. 26/03/2014.
  3. Порошенко заявил об отражении атаки «российской солдатни»
  4. А.Н.Архангельский. «Александр I». — М.: Вагриус, 2000 г.
  5. Н. Ю. Замятина. «У елок могут быть не только иголки». — М.: «Наука и жизнь», №1, 2007 г.
  6. С.Турдиев, Р.Седых, В.Эрихман, «Кактусы», издательство «Кайнар», Алма-Ата, 1974 год, 272 стр, издание второе, тираж 150 000.
  7. Братья Гримм. Народные сказки, собранные братьями Гримм. — СПб.: Издание И.И.Глазунова, 1870 г. — Том II. — Стр.354
  8. Братья Гримм. Народные сказки, собранные братьями Гримм. — СПб.: Издание И.И.Глазунова, 1870 г. — Том I. — Стр.99
  9. Мамин-Сибиряк Д.Н. в кн. «Сказки русских писателей XVIII—XIX вв.» — М.: Престиж Бук: Литература, 2010 г.
  10. Клычков С.А. Собрание сочинений: в двух томах. — М.: Эллис-Лак, 2000 г.
  11. Евгений Чарушин. «Ёж» (рассказ). — М.: журнал «Чиж», № 2, 1930 г.
  12. Ф. А. Искандер. Собрание сочинений в шести томах. — М.: 1997 г.
  13. Василий Белов. Cельские повести. — М.: Молодая гвардия, 1971 г.
  14. Ирина Краева. Тим и Дан, или Тайна «Разбитой коленки»: сказочная повесть. — Санкт-Петербург: Детгиз-Лицей, 2007 г.
  15. Александр Иличевский, «Перс» (роман), Москва, изд. «АСТ», 2010 г.
  16. Алексей Моторов. Преступление доктора Паровозова. — М.: АСТ:CORPUS, 2014 г.
  17. Н. М. Олейников, Стихотворения и поэмы. Новая библиотека поэта. — СПб.: Академический проект, 2000 г.
  18. Л. Аронзон. Собрание произведений: В 2 т. — Спб.: Издательство Ивана Лимбаха, 2006 г.
  19. Г. М. Дашевский. Папье-маше. — М.: Весть, 1994 г.

См. такжеПравить