Александр Васильевич Суворов

российский полководец

Александр Васильевич Суворов (1730—1800) — великий русский полководец, один из основоположников русского военного искусства.

Александр Суворов
Joseph Kreutzinger - Portrait of Count Alexander Suvorov - WGA12281.jpg
Wikipedia-logo-v2.svg Статья в Википедии
Wikisource-logo.svg Произведения в Викитеке
Commons-logo.svg Медиафайлы на Викискладе

ЦитатыПравить

Без датыПравить

  • Безверное войско учить, что перегорелое железо точить.
  • Бей врага, не щадя ни его, ни себя самого, побеждает тот, кто меньше себя жалеет.
  • Ближайшая к действию цель лучше дальней.
  • Вежлив бывает и палач.
  • Великие приключения происходят от малых причин.
  • Воевать не числом, а умением.
  • Война закончена лишь тогда, когда похоронен последний солдат.
  • Вот моя тактика: отважность, храбрость, проницательность, прозорливость, порядок, мера; правило, глазомер, быстрота, натиск; человечество, мир , забвение[1]
  • Вперед позволяю два, три и десять шагов; шаг назад – смерть![1]
  • Вперед! с нами Бог! Русское войско непобедимо! Ура![1]
  • Вся земля не стоит даже одной капли бесполезно пролитой крови.
  • Дисциплина — мать победы.
  • Горжусь, что я русский.
  • Два хозяина в одном дому быть не могут.
  • Деньги дороги, жизнь человеческая ещё дороже, а время дороже всего.
  • Добродетель всегда гонима.
  • Доброе и имя есть принадлежность каждого честного человека, но я заключил доброе имя в славе моего Отечества, и все деяния мои клонились к его благоденствию.
  • Если любишь горячее, будь способен и к холодному.
  • Если б я не был полководцем, то был бы писателем[1]
  • Жалок тот полководец, который по газетам ведет войну. Есть и другие вещи, которые знать ему надобно.
  • Жизнь короткая, а наука длинная.
  • Загребающий жар чужими руками после свои пережжёт.
  • Идя вперёд, знай, как воротиться.
  • Кто хорош для первой роли, не годен для второй.
  • Кто храбр — тот жив. Кто смел — тот цел.
  • Кто напуган — наполовину побит.
  • К учению, хотя по одиночке рекрута или солдата выводить всегда в сумме, чтобы привыкал к тягости и к вольному действии ружьём: тяжело в учении, легко в походе; легко в учении, тяжело в походе[1]
  • Лёгкие победы не льстят сердца русского.[2]
  • Молись Богу — от Него победа. Бог наш генерал, Он нас и водит.
  • Мужественные подвиги достовернее слов.
  • Мы приступаем к делу важному и решительному. Как христиане, как русские люди помолимся Господу Богу о помощи и примиримся друг с другом. Это будет хорошо, это по-русски, это необходимо.
  • Мы русские и поэтому мы победим.
  • Не бойся смерти, тогда наверное победишь. Двум смертям не бывать, а одной не миновать.
  • Ненависть затмевает рассудок.
  • Не надлежит мыслить, что слепая храбрость даёт над неприятелем победу. Но единственное, смешанное с оною — военное искусство.
  • Не презирай никогда неприятеля, каков бы он ни был. Старайся знать его оружие и способ, как оным действует и сражается; знай, в чем он силен и в чем слаб[1].
  • Непрестанное упражнение, как все обнять одним взглядом, может сделать великим Полководцем[1].
  • Не таскайте за собой больших обозов, главное быстрота и натиск, ваш хлеб в обозе и ранцах врагов.
  • Не смеет никто пятиться ни четверти шага назад[1].
  • Обучение нужно, лишь бы с толком и кратко; солдаты оное любят[1]
  • Одна минута решает исход баталии; один час — успех кампании; один день — судьбу империи.
  • Опасности лучше идти навстречу, чем ожидать на месте.
  • Победа — враг войны.
  • Помилуй Бог, мы — русские! Какой восторг!
  • Политика — тухлое яйцо.
  • Природа произвела Россию только одну. Она соперниц не имеет. Мы русские, мы всё одолеем.
  • Раз счастье, два раза счастье — помилуй Бог! Надо же когда-нибудь и немножко умения.
  • Римляне называли себя царями мира, но шотландцы никогда не были ими побеждены. Они противоборствовали сим царям вселенной[1]
  • Сабля на шею! – отскочи шаг, - ударь опять![1]
  • Сам погибай — товарища выручай.
  • Скорость нужна, а поспешность вредна.
  • Стоянием города не берут.
  • Стрелки бьют наездников и набегающих неприятелей, а особенно чиновников; плутонги палат в толпы неприятельские[1].
  • Счастье зависит от правил, фортуна от случайности[1].
  • С юных лет приучайся прощать проступки ближнего и никогда не прощай своих собственных.
  • Там, где пройдет олень, там пройдёт и русский солдат. Там, где не пройдет олень, всё равно пройдет русский солдат.
  • Теория без практики мертва, практика без теории слепа.
  • Торопитесь делать добро![1]
  • Тот уже не хитрый, о ком все говорят, что он хитёр.
  • Тяжело в учении — легко в походе! Легко в учении — тяжело в походе![1]
  • У меня нет быстрых или медленных маршей. Вперёд! И орлы полетели!
  • Фитиль на картечь! – бросься на картечь! – летит сверху головы! – пушки твои! – люди твои![1]
  • Фортуна имеет голый затылок, а на лбу длинные висячие волосы: не схватил... уже не возвратится![1]
  • Широко шагает, пора и унять молодца (О Наполеоне).
  • Чем больше удобств, тем меньше храбрости.

ДатированныеПравить

  •  

Слава Богу! слава вам!
Туртукай взят, и я там. — стихотворное донесение о взятии крепости Туртукай, 13 мая 1773 г.[1]

  •  

Во время Польской войны приказал он [Суворов] двум конным полкам при начале сражения расположиться в густом лесу. Один из начальников В. Н. Чичерин невольно подумал, что Суворов шутит. «Как, - говорил он, - расположиться там коннице, где и егеря едва ли могут действовать?» Между тем сражение кончилось по-cуворовски; быстро и решительно. Несколько тысяч Поляков бросились в лес и взяты были в плен конницей. Удивленный сим неожиданным случаем, Чичерин сказал: «Суворов непостижим». — 1794[1]

  •  

Царица, севером владея,
Предписывает всем закон;
В деснице жезл судьбы имея,
Вращает сферу без препон,
Она светилы возжигает,
Она и меркнуть им велит;
Чрез громы гнев свой возвещает,
Чрез тихость благость всем явит. — Из ответа Г. Р. Державину, приславшему поздравительные стихи на покорение Польши, 21 декабря 1794 года, Варшава[3][4].

  •  

Как раб умираю за отечество и как космополит за свет. — письмо из Кракова, февраль 1800[1]

  •  

Ни одна нация не выигрывает столько, сколько Англия от продолжения войны… — предположительно о войне с Наполеоном, 7 марта 1800[1]

«Полковое учреждение», 1763-68[5]Править

Глава II. О экзерцированииПравить

  • ...праздность корень всему злу, особливо военному человеку, напротив того, постоянное трудолюбие ведет каждого к знанию его должности в ее совершенстве, ничто же так не приводят в исправность солдата, как его искусство в экзерциции[6], в чем ему для побеждения неприятеля необходимая нужда
  • Чтобы оные имели на себе смелой и военной вид. Головы вниз не опускали, <…> глядели бодро и осанисто, говорили со всякою особою и с вышним и нижним начальником смело, и когда он о чем спросит, чтобы громко отзывался, прямо голову держал, глядел в глаза...

Глава IV. О воинском послушании, распорядке и должностяхПравить

  • Вся твердость воинского правления основана на послушании, которое должно быть содержано свято. <…> От послушания родитца попечительное и непринужденное наблюдение каждого своей должности из его честолюбия в ее совершенстве; а в сем замыкается весь воинский распорядок.
  • Знает имянно всех в своей роте нижних чинов, дабы о каждом пред своим командиром ответствовать мог, и, будучи сведущ о способностях каждого, исправнейшего от других отличает.
  • Ежели кто из новоопределенных в роту имеет какой порок, яко то: склонен к пьянству или иному злому обращению, неприличному честному солдату, то стараетца оного увещеваниями, потом умеренными наказаниями от того отвращать. Умеренное военное наказание, смешенное с ясным и кратким истолкованием погрешности, более тронет честолюбивого солдата, нежели жестокость, приводящая оного в отчаяние.
  • Нижним чинам вино и протчее пить не запрещаетца, однако не на кабаке, где выключая что ссоры и драки бывают и военной человек случаетца во оные быть примешен; по крайней мере через сообщение тамо с подлыми людьми он подлым поступкам, речам и ухватке навыкнуть может и потеряет его от них отменность. Чего ради, вшедши в кабак и купя пива или вина, идти немедленно из него вон и выпить оное с артелью или одному в лагере ж или в квартире, однако и таким образом входить в кабак с дозволения своего начальника.
  • Старшему сержанту быть о правлении роты весьма знающу, в поступках благонравну, в исправлении своей должности повелениев полковых и его ротного командира неутомленну и от оного содержану быть в отличности против протчих нижних начальников.

Глава VI. О непременных квартирахПравить

  • Хотя рядовому с крестьянами, кроме тех, кои из них в пьяных и иных мотовских подлых, грубых и беспокойных поступках обращаютца, на квартирах сообщение иметь не воспрещаетца, но совсем военным правилам противно, что к их виду, образу, ухваткам, рассуждению и речам хотя мало солдату привыкать. Однако при том обходитца с ними ласково и ни в чем их ни словом ни делом не обижать, за что по вине не допуская до штапа наказывать, а буде какие жалобы в штап произойдут, за те ротной командир сам ответствовать должен.
  • праздность и леность навсегда убегать привыкнут...
  • Не надлежит мыслить, что слепая храбрость дает над неприятелем победу, но единственно смешенное с оною военное искусство. Чего ради не должно ли пещися единожды в нем полученное знание не токмо содержать в незабвенной памяти, но к тому ежедневными опытами нечто присовокуплять.

Из писем А. В. Суворова к дочери Наталье (Суворочке), 1787-91[7]Править

  • Будь благочестива, благонравна, почитай свою матушку Софью Ивановну; или она тебя выдерит за уши да посадит на сухарик с водицею (Кинбурн. 20 декабря 1787 г.).
  • У нас все были драки сильнее, нежели вы деретесь за волосы; а как вправду потанцевали, то я с балету вышел - в боку пушечная картечь, в левой руке от пули дырочка, да подо мною лошади мордочку отстрелили: насилу часов чрез восемь отпустили с театру в камеру[8] (Кинбурн. 20 декабря 1787 г.).
  • В Ильин и на другой день мы были в Refectoire[9] 11 с турками. Ай да ох! Как же мы потчевались! Играли, бросали свинцовым большим горохом да железными кеглями в твою голову величины. У нас были такие длинные булавки, да ножницы кривые и прямые: рука не попадайся, тотчас отрежут, хоть голову. (Кинбурн. 21 июля 1789 г.)
  • Прыгаем на коньках, играем такими большими кеглями железными, насилу подымешь, да свинцовым горохом: когда в глаз попадет, так и лоб прошибет. (Берлад. 21 августа 1789 г.)

Наука побеждать, 1795Править

см. также другие цитаты из Науки побеждать

Правила о войне с французами (из устных высказываний генерал-майору Прево де Лукиану (5 сентября 1798 года, деревня Кончанск)[1]Править

 
«Неожиданное послание Павла I к Суворову», 1902 (Пётр Геллер)
  •  

1. Ничего, кроме наступательного.
2. Быстрота в походах, натиск в нападениях, холодное ружье.
3. Не нужна методика; глазомер.
4. Полная мочь главнокомандующему.
5. Нападать и бить неприятеля в цель.
...
6. ...Брать крепости приступом или штурмом, менее теряешь.
...
7. Никогда не разделять сил, дабы стеречь разные пункты. Если неприятель их перейдет, тем лучше: он приблизится, чтобы его разбить.
...
8. ...никогда не заниматься пустыми маневрами, контрмаршами или, так называемыми, военными хитростями, которые годны только для бедных академиков.
9. ...Не мешкать. Ложная осторожность и зависть, - головы Медузины в Кабинете и Минестерстве.

Итальянский и швейцарский походы 1799 годаПравить

 
«Переход Суворова через Альпы», 1899 (Василий Суриков)
  • Даря заранее победою войска свои и предписывая, чтобы казаки с обыкновенною отважностью кололи врагов, он повелел внимательно слушать, когда сопротивники будут просить пощады. Он приказал также выучить казаков выговаривать французские слова, означающие следующий смысл: «Не деритесь! бросайте оружие! сдавайтесь!» «С пленными, - прибавлял Суворов, - будьте милосерды»[1]
  • «Мы, Русские, - отвечал Суворов, - все делаем без правил, без тактики. Ведь и я не последний чудак». С этим словом повернулся и запрыгал на одной ноге. Потом прибавил: «Мы чудаки; но мы били Поляков, Шведов, Турок, а теперь... Возьмите шпагу вашу; вы всегда были ее достойны» (из беседы с плененным французским генералом Серюрье, который был отпущен под честное слово, 1799)[1]
  • Час собираться, другой отправляться. Поездка с четырью товарищами; я в повозке, они в санях. Лошадей осьмнадцать, а не двадцать четыре. Взять денег на дорогу двести пятьдесят рублей. Егорке бежать к старосте Фомке и сказать, чтоб такую сумму доверил, потому что я еду не на шутку. Да я ж служил за дьяка, пел басом, а теперь поеду петь Марсом (из приказа старосте деревни Кончанск перед убытием в Италию, март 1799)[1]
  • Медленность наша умножит силы неприятеля; быстрота и внезапность расстроит его и поразят. Широта реки не сузится, высота берегов не понизится. – Русский Бог силен: с Ним перелетим полетом богатырским, с Ним победим!.. Ура! Русские за Аддой.|Комментарий=перед переправой через реку Адду, 6 апреля 1799[1]}}
  • Штыки, быстрота, внезапность!... Неприятель думает, что ты за сто, за двести верст, а ты, удвоив шаг богатырский, нагрянь быстро, внезапно. Неприятель поет, гуляет, ждет тебя с чистого поля; а ты из-за гор крутых, из-за лесов дремучих налети на него как снег на голову; рази, стесни, опрокинь, бей, гони, не давай опомниться; кто испуган, тот побежден вполовину; у страха глаза большие; один за десятерых покажется. Будь прозорлив, осторожен, имей цель определенную (из напутствия графу Милорадовичу после боя, 14 апреля 1799)[1]
  • Немогузнайка[12] — мне наизлейший неприятель (из письма графу Андрею Кирилловичу Разумовскому, Турин, 18 мая 1799)[1]
  • Очень скучен дипломатический слог обманчивой двуличностью (из письма графу Андрею Кирилловичу Разумовскому, Турин, 18 мая 1799)[1]
  • Спать недосуг (из письма графу Андрею Кирилловичу Разумовскому, Турин, 18 мая 1799)[1]
  • Не мщением Польша покорена, но великодушием (письмо из Александрии, 2 июня 1799)[1]
  • Не употреблять команды стой, это не на учении; а в сражении: нападай, руби, коли, ура, барабаны, музыка (из распоряжения 7 июня 1799 года)[1]
  • Юный Жуберт пришел учиться; дадим ему урок! (август 1799 года)[1]
  • Народ! За кого ты вступился? Обольщенные поселяне! кому вы помогаете? Французам, нарушителям общей тишины и врагам общего спокойствия. Французы отвергли Христа Спасителя; они попрали законное правительство; страшитесь их разврата. Англия покровительствовала вам; она вас не оставит. Вы были счастливы верою; храните ее. Бог Христиан, увенчавший нас победами, привел нас к горам вашим: мы вступим в них, если будете упорствовать в ослеплении своем. Жители Луцернской и Сент-Мартинской долины! еще есть время, обратитесь на путь истинный; спешите под наши знамена; с небес ниспосылается на них благословение; на земле озарились они блеском побед. Пользуйтесь избытками ваших долин; будьте нашими друзьями, не отвергайте покровительства Англии. Дорожите совестью своей: да не упрекнет она вас в том, что вы были сопутниками утеснителей Веры и прав народных. Бегите от лжеучителей; соединитесь с нами и будьте защитниками законной вольности и общественного спокойствия[1] (из обращения к жителям Луцернской и Сент-Мартинской долины в западном Пьемонте, 1799)
  • Французам, а особливо Неаполитанской коннице, кричать пардон, чтобы оная к нам переходила. Пальбою не должна пехота много заниматься; но только идти в штыки и брать в полон[1] (1799)
  • Увидев огромные снежные горы и живо помня еще прелестные долины Италии, и Русские поколебались. Суворов, повергшись на землю, вскричал: «Бегите, оставьте меня: закройте меня здесь; вы не дети мои; я не отец вам более; мне должно умереть». Русские воины вскричали: с нами Бог! Полетели на вершину Сент-Готарда и сбили врагов[1] (1799)
  • Военной науке должно учиться на войне; каждый театр войны есть театр новый[1] (во время подготовки к войне в горах, 1799)
  • Русскому должно все испытать[1] (во время подготовки к войне в горах, 1799)
  • Нет земли в свете, которая бы так усеяна была крепостями, как Италия; и нет также земли, которая бы была так часто завоевана[1] (во время подготовки к войне в горах, 1799)
  • Там должно взлезать или вскарабкиваться на горы в виду неприятеля, имея его то впереди, то с крыл, то в тылу. Должно будет осаждать громады, укрепленные природой и брать их приступом. Войско идет гусем – Артиллерийские и фортификационные правила не нужны; построения не возможны; о правильных сражениях и битвах нечего и думать. Это война стрелков, неутомимость солдат, решимость офицера: вот вожди к славе![1] (во время подготовки к войне в горах, 1799)
  • Велик Бог Русский; мы пойдем с ним по стезям древней славы[1] (во время подготовки к войне в горах, 1799)
  • История повествует нам о чудесах храбрости Швейцарцев. При Моргантене тысяча триста Швейцарцев остановили двадцать тысяч Австрийцев; положили шестьсот на месте, а остальных прогнали. Сражение при Везене и Гларисе помрачают славу Спартанцев, сражавшихся при проходе Фермопильском. Спартанцы на короткое только время остановили полчища Персидские и все погибли. При Гларисе триста пятьдесят Швейцарцев напали на австрийскую восьмитысячную армию; десять раз были они отбиты, в одиннадцатый раз расстроили неприятеля и обратили в бегство. Такими победами утвердила Швейцария свою независимость и славу. Нам должно выиграть сердца таких Героев![1] (во время подготовки к войне в горах, 1799)
  • Ты – русский; ты знаешь трех сестер: Веру, Любовь и Надежду. С ними слава и победа; с ними Бог… Возьми себе в образец Героя древних времен; наблюдай его; иди за ним вслед; поравняйся, обгони, слава тебе. Я выбрал Кесаря. Альпийские горы за нами; Бог перед нами: ура! орлы Русские облетели орлов Римских![1] (наставления Милорадовичу, 1799)
  • Не жалейте денег для получения известий[1] (во время подготовки к войне в горах, 1799)
  • Остановившись у Антонио Гамбы, Суворов немедленно позвал его к себе, с радостными слезами бросился обнимать и называл честнейшим человеком. Старик в объятиях русского героя лил слезы и целовал его в плечо. Суворов, готовя новое нападение на сердце Тавернского жителя, вдруг отскочил и вскричал:

– Пойдем со мною на горы! Антонио Гамба отвечал: – Если бы у меня было двадцать голов, я бы все их принес к ногам Вашего Сиятельства![1] (1799)

Цитаты, ошибочно приписываемые СуворовуПравить

  • Тяжело в учении — легко в бою (в оригинале "Тяжело в учении — легко в походе! Легко в учении — тяжело в походе![1])

Цитаты о СуворовеПравить

  •  

...здесь препровождаю к Вашему Императорскому Величеству беспримерный лаконизм беспримерного Суворова...[1]

  — главнокомандующий армией Пётр Александрович Румянцев-Задунайский, из письма Екатерине II о взятии Суворовым Туртукая, 1773
  •  

Однажды поручил он одному Полковнику надзирать за укреплениями. За недосугом или за леностью Полковник сдал сие препоручение младшему по себе. Приехав осматривать работу и найдя неисправности, Суворов выговаривал Полковнику, который в оправдание свое обвинял подчиненного своего. «Ни он и ни вы не виноваты», - отвечал Суворов. При сих словах потребовал он прут и начал сечь сапоги свои, приговаривая: «Не ленитесь! не ленитесь! вы во всем виноваты. Если бы вы сами ходили по работам, то этого бы не случилось».[1]

  Глинка С.Н., «Жизнь Суворова, им самим описанная, или собрание писем и сочинений его, изданных с примечаниями Сергеем Глинкою», 1791
  •  

...вы знаете, что я без очереди не произвожу в чины. Не могу обидеть старшего; но вы сами произвели себя Фельдмаршалом: вы покорили Польшуиз письма Екатерины II после присвоения Суворову звания фельдмаршала.[1]

  Екатерина II, 1794
  •  

Хотя Суворов совершенно знает умозрительную часть тактики, но в действии учит только одному: идти вперед, карем ли или колонной; слов: назад и отступать – нет в словаре Суворова. Слух, взоры и души своих воинов предостерегает он от всякого вида отступления. Пехота его действует штыками, а конница саблями. Слава и победа повинуются ему; они всегда с ним впереди. Как удивителен Суворов! он нежен, добр, чувствителен, великодушен; в шестьдесят лет он молод по быстроте телесной и по чувствам души своей.[1]

  — граф Понтмартин, из книги «Париж, уезды и Версалия», часть II, 1795
  •  

Граф Александр Васильевич! теперь нам не время рассчитываться. Виноватого Бог простит. Римский Император требует вас в начальники своей армии и вручает вам судьбу Австрии и Италии. Мое дело на сие согласиться, а ваше спасти их. Поспешите приездом сюда и не отнимайте у славы вашей время, а у меня удовольствия вас видеть. Пребываю вам доброжелательным, Павел[1]

  Павел I, из письма А.В. Суворову с поручением возглавить войска в Италии, 1799
  •  

...Принимая сию почесть, Суворов воскликнул: «Господи! спаси Царя
Государь отвечал: «Тебе спасать Царей».
Суворов возразил: «С тобою, Государь, возможно».[1]

  Павел I, на награждении Суворова большим крестом Ордена Святого Иоанна Иерусалимского, 1799
  •  

Завистники называли славный переход русских через Альпийские горы отступлением; но Император Павел, в полной мере ценя подвиг Суворова, произвел его в Генералиссимусы. «Побеждая повсюду врагов отечества, - вещал Государь, - не доставало вам еще одного рода славы: преодолеть и саму природу. Но вы и над нею одержали верх. Поразив еще раз злодеев Веры, попрали вместе с ними козни сообщников их, злобою и завистью против вас вооруженных. Ныне, награждая вас по мере признательности моей и ставя на вышнюю ступень, чести и геройству предоставленной, уверен, что возвожу на оную знаменитейшего Полководца сего и других веков».[1]

  Павел I, 1799
  •  

Царь в зал вбежал, заткнув за лацкан
Ещё не читанный донос.
Фельдмаршал был весьма обласкан,
Ещё с порога спрошен: «Где же
Наш русский Цезарь?» Обольщён.
И надо ж быть таким невежей
И грубым чудаком, как он,
Чтобы, зевнув на комплименты,
Перевести тотчас же речь
На контрэскарпы, ложементы,
Засеки, флеши и картечь,
Ворчать, что зря взамен атак
На смотры егерей гоняют,
И долго шмыгать носом так,
Как будто во дворце воняет.[13]

  Константин Симонов, «Суворов», 1939

См. такжеПравить

СсылкиПравить

ИсточникиПравить

  • Суворов А. В. Наука побеждать. — М.: Воениздат, 1986. — 39 с.
  • Суворов А. В. Письма / Изд. подгот. B. C. Лопатин; отв. ред. А. М. Самсонов. — М.: Наука, 1986. — 807 с.

ПримечанияПравить

  1. 1,00 1,01 1,02 1,03 1,04 1,05 1,06 1,07 1,08 1,09 1,10 1,11 1,12 1,13 1,14 1,15 1,16 1,17 1,18 1,19 1,20 1,21 1,22 1,23 1,24 1,25 1,26 1,27 1,28 1,29 1,30 1,31 1,32 1,33 1,34 1,35 1,36 1,37 1,38 1,39 1,40 1,41 1,42 1,43 1,44 1,45 1,46 1,47 1,48 1,49 1,50 1,51 1,52 1,53 Глинка С.Н. Жизнь Суворова, им самим описанная, или собрание писем и сочинений его, изданных с примечаниями Сергеем Глинкою. — М.: типография Селивановского, 1819.
  2. Военные заветы русских полководцев
  3. Суворов А. В. Письма. — М.: 1986.
  4. Переписка князя Александра Васильевича Суворова с разными особами. ArmyRus.ru: военно-информационный портал. Проверено 24 декабря 2011.
  5. А.В. Суворов, «Полковое учреждение», 1763-68
  6. Экзерциция — упражненье, ученье, обученье, наторенье (Экзерциция // Толковый словарь Владимира Даля)
  7. А.В. Письма А. В. Суворова к дочери Наталье (Суворочке)
  8. Камера (от лат.) — комната, покой (Камера // Толковый словарь Владимира Даля)
  9. Refectoire (от франц.) — столовая, трапезная)
  10. Плутонг — небольшое отделенье войска в строю, для стрельбы плутонгами, мелкими залпами. (Плутонг// Толковый словарь Владимира Даля)
  11. Ретирада (франц.) — отступление (Ретирада// Малый энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона)
  12. Немогузнайка — кто на все отвечает: не могу знать; бестолковый, беззаботный, неисправный, или уклончивый человек, в последнем знач. незнайка. Суворов немогузнаек называл также нихт бештимт загерами, от nicht bestimmt sagen, разумея австрийцев. (Немочь// Толковый словарь Владимира Даля)
  13. Симонов К. М. Стихотворения и поэмы. Второе издание. — Л.: Советский писатель, 1982. — (Библиотека поэта. Большая серия).