Приключения Васи Куролесова

повесть Юрия Коваля

«Приключе́ния Ва́си Куроле́сова»повесть в трёх частях и одновременно первая часть трилогии Юрия Коваля, опубликованная в 1971 году. Юмористический детектив рассказывает о том, как простой деревенский парень Вася Куролесов помог милиции города Карманова поймать шайку опасных мошенников.

Повесть имела большой успех, в связи с чем спустя пять лет автор написал продолжение, повесть «Пять похищенных монахов», а спустя ещё тринадцать лет «Промах гражданина Лошакова». Однако первая часть осталась самой известной из трилогии, переиздавалась десятки раз. В 1971 году Юрий Коваль был удостоен за эту повесть третьей премии Всесоюзного конкурса на лучшее произведение для детей, а в 1981 году по ней был снят одноимённый мультфильм.

Повесть переведена на несколько европейских языков. После издания в ФРГ она была занесена в Бест-лист Библиотеки ЮНЕСКО.

Короткие цитатыПравить

  • Что мне нравится в чёрных лебедях, так это их красный нос.
  • — А вот стекло двойное бэмское!
  • «Вот это фамилия! — подумал Вася. — Болдырев! Как будто самовар в воду упал.»
  • … прищуренные глаза цвета маренго.
  • Глаза его были глубоко упрятаны под бровями и глядели оттуда, как мыши из подвала.
  • Пускай лошадь думает, у ней башка большая.
  • Телевизор тюкнулся об пол, как сотня сырых яиц.
  • — Стой! — закричал он. — Стой, Курица! Стой, дешевая повидла!
  • Приятно окончить книжку хорошим словом — язь.

Цитаты из повестиПравить

  •  

Что мне нравится в чёрных лебедях, так это их красный нос.
Впрочем, к нашему рассказу это не имеет никакого отношения. Хотя в тот вечер я сидел на лавочке у Чистых прудов и смотрел как раз на чёрных лебедей. Солнце укатилось за почтамт.
В кинотеатре «Колизей» грянул весёлый марш и тут же сменился пулемётной очередью.
Из стеклянного кафе вышел молодой человек и, распугивая с асфальта сизарей, направился прямо к моей скамейке. Усевшись рядом, он достал из кармана часы-луковицу, больше похожие на репу, щёлкнул крышкой, и в тот же миг раздалась мелодия:
Я люблю тебя, жизнь,
И надеюсь, что это взаимно…[1]

  Часть первая. Усы и поросята.
  •  

Вместе со своей мамой Евлампьевной жил Вася в деревне Сычи.
Мама Евлампьевна держала кур с петухом и уток, а Вася учился на механизатора.
Как-то весной, в начале мая, мама Евлампьевна и говорит Васе:
– Васьк, кур у нас много. И утки есть. А вот поросят нету. Не купить ли?
– Мам, – говорит Вася, – на что нам поросята? Вырастут – свиньями станут. В грязи будут валяться. Противно-то как.
– Васьк, – говорит Евлампьевна, – да пусть валяются, тебе-то чего? Давай купим!
– Мам, – говорит Вася, – да ну их! Хрюкать начнут – отбою от них не будет.

  — Глава первая. В деревне Сычи
  •  

Прохожие покупатели хватали-покупали, кому чего в голову взбредёт: кому – репа, кому – рыба, кому – каротель.
«А мне бы поросят, – думал Вася. – Только где же они?»
В самом углу рынка, под башней, Вася увидел, что искал. Здесь продавали кур, гусей, телят – всякую живность. И поросят было много.
Вася долго подыскивал подходящих, не очень маленьких, да и не слишком больших. «Мне бы средних, – думал он. – И покрепче!» Наконец у одного черноусого мужичишки Вася увидел парочку поросят.
– Славные! – сказал черноусый, пальцем указывая на них. – Пятачки-то у них что-то маленькие.
– У этих-то маленькие? – удивился продавец. – Каких же тебе пятачков надо? С пластинку патефонную?
Патефона у меня нету, – сказал Вася, – а всё ж пятачок хотелось бы покрупнее.
– Балда ты! – сказал черноусый. – Нет у тебя толку в поросятах. Лучше патефон себе купи.

  — Глава вторая. Тёртый калач
  •  

Пока Вася развязывал мешок, поросята шевелились в нём и повизгивали.
– И куры у нас есть, – кричала Евлампьевна, обращаясь к подоспевшей поглядеть поросят Марусеньке, – и утки! А поросят нету. Встану утром и грущу. Вот бы, думаю, поросёночка завесть.
– То-то я и говорю, – басовито бубнила в ответ Марусенька. – Без свиньи, какой двор. Со свиньёй жить веселее.
– Да развязывай же скорее! – кричала на Васю Евлампьевна.
– Куда спешить-то, мам?.. – отвечал Вася, развязав мешок. Он встряхнул его, и из мешка, ощерясь и вроде даже противно улыбаясь, вылез рыжий облезлый пёс.

  — Глава третья. Парочка поросят
  •  

«Ну, дьявол черноусый! – думал Вася, ворочаясь на кровати. – Ловко обманул». Мама Евлампьевна тоже не спала.
– Ладно, Васьк, – вздыхала она. – Спи. Обойдёмся и без свиньи. Вон у людей даже кур нету – живут.
Но Вася не мог спать. Только закроет глаза – видится ему рынок в Карманове, толпа народу, грызущая семечки, а вдалеке, под башней, – черноусый, противный-противный. И всё подмигивает: «Купи поросёночка!»
«Как же пёс оказался в мешке? – думал Вася. – Не через дырку же пролез! Значит, черноусый мешки переменил, пока я деньги считал. Вместо мешка с поросятами подсунул мешок со псом».

  — Глава четвёртая. Тёмная ночь
  •  

Тут Вася взял пса за ухо, потому что заметил в нём какую-то штуковину. Вывернув ухо наизнанку, он вытащил эту штуковину, запутавшуюся в шерсти. – Смотри-ка! – удивился он. – Пчела! Рыжий понюхал пчелу и вроде как плюнул. – Ухом пчелу поймал. Ну и ушки!
Вася выбросил пчелу и тут же почувствовал какой-то знакомый запах. Он пошмыгал носом, принюхиваясь. – Что такое? Чем это от тебя пахнет?
От рыжего, конечно, пахло собакой, а ещё травой, пуганым петухом, но что удивительно – от него пахло мёдом.

  — Глава пятая. Рыжий
  •  

– Подойди же ближе, мам, – уговаривал Вася. – Понюхай и в случае чего сразу отскочи в сторону. Евлампьевна так и сделала. – Ну что, мам, чем пахнет? – Известно чем, мешком собачьим. – Ну нет, – сказал Вася, – мёдом пахнет!
И верно, от мешка пахло мёдом, а ещё воском, пчёлами.
– Вот то-то и оно, – сказал Вася, – мёдом мешочек пахнет. По этому мешку я и найду черноусого!

  — Глава шестая. Обыкновенный мешок
  •  

Вася глядел туда-сюда, всё выискивал, нет ли черноусого. Иногда казалось, что в толпе мелькает что-то черноусое. Он кидался в ту сторону, но находил какого-нибудь чернобрового или, к примеру, красноносого.
Матрос сидел в мешке спокойно, и только, если прислушаться, можно было разобрать, как он урчит, хрустя сахаром.

  — Глава восьмая. По следу
  •  

Вася глядел туда-сюда, всё выискивал, нет ли черноусого. Иногда казалось, что в толпе мелькает что-то черноусое. Он кидался в ту сторону, но находил какого-нибудь чернобрового или, к примеру, красноносого.
Матрос сидел в мешке спокойно, и только, если прислушаться, можно было разобрать, как он урчит, хрустя сахаром.

  — Глава восьмая. По следу
  •  

Вася уже хотел сказать стекольщику что-нибудь тяжёлое, но после махнул рукой и решил двигать к дому. В этот момент кто-то тронул его за рукав: – Ваши документы!
Вася оглянулся. Перед ним стоял милиционер с такими огромными рыжими усами, как будто он их отращивал с самого дня рождения.

  — Глава десятая. Усы
  •  

Дело пошло быстрее быстрого.
У Васи отобрали усы и мешок, сунули всё это в несгораемый шкаф и замкнули секретным ключом. Потом строго взяли за плечо и отвели в какую-то мрачную комнату.
– Посидишь, – сказали и заложили дверь засовом.
Вот как повернулось дело. Никак не думал Вася, когда приклеивал усы, что это его погубит. Никак не думал, что зря сажает Матроса в мешок. Печальный стоял теперь Вася посреди комнаты, узенькой, как шкаф-гардероб.

  — Глава двенадцатая. «Взгляни, взгляни в глаза мои суровые...»
  •  

— Здорово ты догадался насчет денег, — говорил Болдырев, прощаясь с Васей. — Ты все-таки молодец. Хочешь со мной работать?
– В милиции, что ли? – не понял Вася.
Капитан подмигнул.
— А какой оклад? – спросил Вася, выгружая мёд и Матроса.
– Оклад хороший, – улыбаясь, ответил Болдырев. – К тому же обмундирование.
Сапоги, – вставил Тараканов, – хромовые!
– Сапоги – вещь хорошая, – задумчиво сказал Вася.
Он пожал капитанскую руку, свистнул Матроса и пошел к дому.
«Газик» фыркнул за его спиной и уехал.
Над деревней Сычи нависли уже сумерки, уже во всех окнах зажглись лампочки и абажуры, а все-таки в небе еще виднелись остатки заката – день никак не хотел кончаться, а ведь и так уж длинный получился.
А книжка-то какая длинная получилась! Читаешь ее, читаешь, никак не дочитаешь до конца.
Пора уже кончать книжку, пора и в окно поглядеть: что там, на улице, делается.

  Часть третья. Запах мёда. Глава двенадцатая. Грузовое такси

Цитаты о повестиПравить

  •  

«Вася Куролесов» совсем другое явление природы. Это рассказы моего отца, а был он начальником уголовного розыска Московской области в войну и после войны. Он приходил домой, и я любил его слушать. К тому же отец считался семейным юмористом. Папа был связан с тяжелейшей работой, а истории для своих рассказов он, конечно, старался выбрать повеселей, что-то такое для ребёнка. Куролесов был одним из его сыщиков. Звали его Николай. Но у меня он сделался Васей, а слово «Куролесов» мне казалось просто чудесным и подходящим для такого персонажа, который тихо созревал во мне. Такая история, происшедшая с отцом и этим Куролесовым, действительно была. Так что первоначальный толчок дал отец. В сущности, отцу посвящаются эти смешные детские вещи.[2]

  Юрий Коваль, «Что мне нравится в чёрных лебедях», 1994
  •  

К какому жанру отнести книгу Юрия Коваля «Приключения Васи Куролесова»? Можно сказать, что это юмористическая повесть, но с еще большей вероятностью можно сказать, что это пародия на детектив. Автор как бы с улыбкой учит детей а будущем с некоторой долей юмора относиться к приключениям Шерлока Холмса и других знаменитых сыщиков. <...>
Я думаю, что тайная пружина юмора этой книги — любовь автора к своему герою, которая легко распространяется даже на местность, где живет герой и действует. Любовь эта все время заставляет автора подтрунивать над своим героем, искать в нем проявление смешных черт, смешных действий, что придает его зрению особую зоркость. <...>
Итак, оказывается, юмор в спрессованном виде может заключать в себе множество самых разнообразных оттенков человеческих чувств, впрочем, юмор, может быть, именно тогда и вспыхивает живым огнем, когда разные чувства уживаются в пределах одного жеста, одной фразы и, наконец, одного характера. Книга Юрия Коваля — ещё одно доказательство этому.[3]

  Фазиль Искандер, «Пружина юмора», 1972

ИсточникиПравить

  1. Юрий Коваль. «Пять похищенных монахов». — М., Детская литература, 1977 г. (здесь и ниже).
  2. Юрий Коваль. Что мне нравится в чёрных лебедях, так это их красный нос. Подготовила Татьяна Романова // «Живая шляпа». 1994 г. № 1.
  3. Фазиль Искандер. «Пружина юмора» (рецензия). — М.: «Комсомольская правда» от 11 июня 1972 г.

См. такжеПравить