Сцена

часть помещения, место выступления исполнителей
Сцена, вид из зрительного зала

Сце́на (др.-греч. σκηνή, букв. «палатка, шатёр») — главная часть театрального зала, традиционно место основного действия, представления. Расположена чаще всего перед зрительным залом или на возвышении (подиум, подмостки). Однако есть театры, где зрители расположены вокруг сцены и на одном уровне. В музыкальном театре перед сценой может находиться ещё и оркестровая яма, в которой располагаются музыканты оркестра и дирижёр.

В переносном смысле сцена — место, где происходит какое-либо событие, решаются важные вопросы.

Сцена в прозеПравить

  •  

В городе его звали Редькой и говорили, что это его настоящая фамилия. Он любил театр так же, как я, и едва до него доходили слухи, что у нас затевается спектакль, как он бросал все свои работы и шел к Ажогиным писать декорации.
На другой день после объяснения с сестрой я с утра до вечера работал у Ажогиных. Репетиция была назначена в семь часов вечера, и за час до начала в зале уже были в сборе все любители, и по сцене ходили старшая, средняя и младшая и читали по тетрадкам. Редька в длинном рыжем пальто и в шарфе, намотанном на шею, уже стоял, прислонившись виском к стене, и смотрел на сцену с набожным выражением.

  Антон Чехов, «Моя жизнь», 1896
  •  

Репетиция. Жена: ― Как это в «Паяцах»? Посвисти, Миша.
― На сцене свистать нельзя. Сцена это храм.[1]

  Антон Чехов, Записные книжки, 1899
  •  

Он останавливается, меряет ее с ног до головы выразительным взглядом и произносит, косясь на партер, бархатным актерским баритоном:
― Свистать? На сцене? Ха-ха-ха! (Он смеется горьким актерским смехом.) Ты ли это говоришь? Да разве ты не знаешь, что сцена ― это хра-ам, это алтарь, на который мы кладем все свои лучшие мысли и желания. И вдруг ― свистать! Ха-ха-ха… Однако в этот же самый алтарь, в дамские уборные ходили местные кавалеристы и богатые бездельники-помещики совершенно так же, как в отдельные кабинеты публичного дома.[2]

  Александр Куприн, «Как я был актером», 1903
  •  

 Единственный царь и владыка сцены — талантливый артист.

  Константин Станиславский, 1920-е
  •  

 Самых хороших и самых плохих актёров мы видим отнюдь не на сцене.[3]

  Ромен Роллан, 1930-е
  •  

За сценой везде грязно, тесно и так же холодно как на дворе. Пахнет сыростью, старым холстом, клейстером и сеном, которое должно изображать траву. В одной из уборных с дощатыми стенами, испещрёнными разными надписями и нецензурными рисунками, сидит антрепренёр Песковский. Одет он в нелепый, не то китайский, не то японский костюм, с золотою картонною саблей на боку, потому что играет губернатора. На другом стуле развалился бритый человек, неопределённых лет, с черепаховым пенсне на носу, в котиковой шапке и расстёгнутой шубе. Оба молчат. Слышно, как на сцене поскрипывают доски под ногами рабочих и хористов.[4]

  Борис Лазаревский, «Гейша», 1903
  •  

 До чего же много людей, сойдя со сцены, забывают снять грим!

  Станислав Ежи Лец, 1950-е
  •  

 Некоторые сходят со сцены, когда у них кончаются слова, написанные другими.

  Станислав Ежи Лец, 1950-е
  •  

 Иногда, только сойдя со сцены, можешь узнать, какую роль ты играл.

  Станислав Ежи Лец, 1950-е
  •  

 На сцене главное — это уметь по желанию смеяться и плакать. Если мне нужно заплакать, я думаю о своих любовных делах. Если мне нужно засмеяться, я думаю о своих любовных делах.

  Гленда Джексон, 1990-е
  •  

Пятый элемент театра Мейерхольда ― реконструкция сценического пространства. Его идеальная сцена ― это хорошо видимая площадка, предельно удобная для действий его актера ― гимнаста и мима. Еще в 1906 году он выразил свою мечту, когда писал («О театре»): «…самая большая неприятность ― сценический пол, его ровная плоскость. Как скульптор мнет глину, пусть так и будет измят пол сцены и из широкого раскинутого поля превратится в компактно собранный ряд плоскостей различных высот…»[5]

  Юрий Елагин, «Тёмный гений: Всеволод Мейерхольд», 1998
  •  

Есть «потолок», и, видимо, дальше Народного салона мне не прыгнуть. Все мои потуги на сцене ― бутафория, то есть это неестественно и интересно только мне одной. Сцена ― это сладкий яд, кто раз попробовал, будет стремиться еще отведать его. Я тоже все лезу и лезу на сцену. Уж и ноги болят и отекают, и вес тянет, а как только позовут, бегу со всех ног. Почему? Потому что люблю, когда смеются, когда хлопают, потому что в это время сама себя люблю. Люблю, когда все складно, все по плану, все интеллигентно. И не люблю раздваиваться, не люблю суетиться, не люблю, когда врут, не люблю, когда дурят меня, и не люблю себя, когда прощаю это все.[6]

  Лидия Иванова, «Искренне ваша грешница», 2000

Сцена в стихахПравить

  •  

Отрада юношеских лет,
Подруга идеалам,
О сцена, сцена! не поэт,
Кто не был театралом...

  Николай Некрасов, «Прекрасная партия», 1852
  •  

Акт жизни прожит и теперь
Иная сцена пред очами:
Для сердца период потерь
Приходит с пылкими страстями...[7]

  Иван Никитин, «Жизнь», 1853
  •  

Чтоб куплеты написать, надо иметь практику:
Осторожность соблюдать и большую тактику.
Вот, держа на сцену путь, я молю Всевышнего,
Чтоб в куплетах не сболтнуть мне чего-то лишнего.[8]:11

  Михаил Савояров, «Это уже лишнее!» (комические куплеты), 1915
  •  

Два певца на сцене пели:
«Нас побить, побить хотели»,
Так они противно ныли,
Что и вправду их побили.[9]:76

  Илья Ильф, «Записные книжки», 1930-е
  •  

И сцена пуста. Ни кулис, ни холста,
Ни кубка, ни шпаги, ни пира…
Одна только крыса жива, да и та
Похожа на ведьму Шекспира.[10]

  Павел Антокольский, «Я, кажется, вычитал сказку из книг...» (из сборника «Ну вот и молодость прошла!..»), 1945

ИсточникиПравить

  1. А. Чехов. Записные книжки. — М.: «Вагриус», 2000 г.
  2. А. И. Куприн. Собрание сочинений в 9 т. Том 4. Москва: Гослитиздат, 1957 г.
  3. Большая книга афоризмов |Автор=изд. 9-е, исправленное}} / составитель К. В. Душенко — М.: изд-во «Эксмо», 2008.
  4. Лазаревский Б. А. Повести и рассказы. — М: Типо-литография «Русского Товарищества печатного и издательского дела», 1903 г. — Т. I. — С. 233.
  5. Юрий Елагин. «Тёмный гений: Всеволод Мейерхольд». — Москва: Вагриус, 1997 г.
  6. Лидия Иванова. Искренне ваша грешница. — М.: Вагриус, 2000 г.
  7. И. С. Никитин. Полное собрание стихотворений. — М.—Л.: Советский писатель, 1965 г. — (Библиотека поэта. Большая серия)
  8. М.Н.Савояров, 2-й сборник сочинений автора-юмориста. Песни, Куплеты, Пародии, Дуэты. Петроград, 1915 г.
  9. Илья Ильф Из записных книжек. — Ленинград: «Художник РСФСР», 1966. — 80 с.
  10. П. Г. Антокольский. Стихотворения и поэмы. Библиотека поэта. Л.: Советский писатель, 1982 г.

См. такжеПравить