Перевод

создание эквивалентного по смыслу текста на другом языке

Перево́д — деятельность по интерпретации смысла текста на одном языке (исходном языке) и созданию нового, эквивалентного текста на другом языке (переводящем языке). Тот, кто осуществляет перевод — переводчик. О поэтических переводах см. отдельную статью.

Логотип Википедии
В Википедии есть статья

ЦитатыПравить

  •  

Переводы как женщины: если верны, то некрасивы, а если красивы, то неверны.[1]

  — NN
  •  

Нужно согласиться с мыслью, что перевод — это особый, своеобразный и самостоятельный вид словесного искусства. Это искусство «вторичное», искусство «перевыражения» оригинала в материале другого языка. Переводческое искусство, на первый взгляд, похоже на исполнительское искусство музыканта, актёра, чтеца тем, что оно репродуцирует существующее художественное произведение, а не создаёт нечто абсолютно оригинальное, тем, что творческая свобода переводчика ограничена подлинником. <…> В остальном перевод резко отличается от любого вида исполнительского искусства…[2]

  Венедикт Виноградов
  •  

Юмор — первое, что теряется в переводе.[1]

  Вирджиния Вулф
  •  

Если перевожу буквально, то выходит нескладно; если по необходимости что-нибудь изменяю, то покажется, что я отступил от обязанности переводчика.[3][4][1]

  Иероним Стридонский, предисловие к «Изложению хроники Евсевия Памфила»
  •  

Я всегда <…> переводил не слова, а мысли.[5][4]

  — Иероним Стридонский, письмо 57 (к Паммахию, 12)
  •  

Процесс перевода интересен лишь своими потерями…[1]

  Элиас Канетти
  •  

Каждая эпоха достойна того перевода, который она терпит или которым восхищается.[6]

  Иван Кашкин
  •  

Перевести произведение с одного языка на другой — всё равно что снять с него кожу, перевести через границу и там нарядить в национальный костюм.[1]

  Карл Краус
  •  

То, что из книги непереводимо, не есть ни лучшее, ни худшее в ней.[1]

  Фридрих Ницше
  •  

В идеале перевод — прозрачная мембрана, вибрирующая вслед за малейшей дрожью оригинала, словно одинокий листок на осеннем стебле. <…> Перевод — это передача того, что можно сделать из языка, но что само по себе — состояние, для языка недостижимое.[7]

  Синтия Озик, «Невозможность быть Кафкой», 1999
  •  

… перевод — не работа, но тропа к этой работе, что, по крайней мере, предполагает возможность прихода к ней.[7]

  Хосе Ортега-и-Гассет
  •  

Перевод есть оселок драматического писателя.

  Александр Пушкин, заметка на полях статьи Петра Вяземского «О жизни и сочинениях В. А. Озерова», 1826
  •  

Задача переводчика — передать средствами другого языка целостно и точно содержание подлинника, сохранив его стилистические и экспрессивные особенности. Под «целостностью» перевода надо понимать единство формы и содержания на новой языковой основе. Если критерием точности перевода является тождество информации, сообщаемой на разных языках, то целостным (полноценным или адекватным) можно признать лишь такой перевод, который передаёт эту информацию равноценными средствами.[8]

  Яков Рецкер
  •  

Перевод... мучительный, изнурительный, раздражающий и приводящий в отчаяние труд. Труд обогащающий, нужный людям, требующий самоотрешённости, скрупулезности, честности, скромности... и, конечно, таланта.[9]

  Эльза Триоле
  •  

Пастернак: Что давали в Гослите, то я и переводил с величайшим равнодушием — высшей формой демократизма.
Я: Или воспитанности.
Пастернак: Переводческая машина — это мельница, которая мелет всё, что в неё подкладывают.

  Варлам Шаламов, «Вечерние беседы», середина 1970-х
  •  

Человеческий ум может только одно — переводить.[10]

  Фридрих Шлегель
  •  

Дух языка отчётливее всего выражается в непереводимых словах.[1]

  Мария Эбнер-Эшенбах

БПравить

  •  

Чем хуже писатель, тем легче его переводить.[11]

  Жан Байи
  •  

Перевод — всегда комментарий.[1]

  Лео Бек
  •  

Предосадно читать дурные книги, хорошо переведённые…

  Виссарион Белинский, «Краткая история Франции до Французской революции. Сочинение Мишле», 1838
  •  

Вообще, странно доказывать чей-нибудь талант тем, что знакомый иностранец перевёл какое-нибудь его произведение…

  — Виссарион Белинский, «Совет „Москвитянину“», сентябрь 1845
  •  

Переводимость лингвистических творений следует рассматривать даже если люди подтвердят свою неспособность их перевести.[7]

  Вальтер Беньямин, «Задача переводчика», 1923
  •  

Перевод есть не более чем гравюра; колорит неподражаем.[1]

  Пьер Буаст
  •  

Переводы очень похожи на обратную сторону вышитых на ковре узоров.[12][1]

  — Пьер Буаст

ГПравить

  •  

Перевод нужен отдельный не только для чтения и для сцены, но и для каждой постановки.[13][1]

  Михаил Гаспаров
  •  

… переводим мы зачастую, больше смотря по стране, нежели по литературным богатствам; <…> хороший писатель большой страны гораздо больше может рассчитывать на перевод, нежели столь же интересный писатель страны маленькой.

  Кнут Гамсун, «Духовная жизнь Америки», 1889
  •  

Перевод что женщина: если она красива, она неверна, если верна — некрасива.[6]

  Генрих Гейне
  •  

От одного слова зависит подчас не только судьба перевода, но и творческая судьба самого переводчика.[14][6]

  Лев Гинзбург, «Вначале было слово»
  •  

Одной из существенных точек опоры эстетического мышления середины XVIII века был принцип абсолютности ценности искусства. Принцип этот, может быть, правильнее было бы считать неосознанным, но характерным оттенком эстетического сознания, своего рода чувством абсолютности.
В свою очередь принцип абсолютности опирается на внеисторический характер мышления того времени. <…>
В прямой зависимости от принципов и точек зрения в оценке поэтических явлений находится, например, столь характерная для литературного мышления XVIII века специфическая техника переводов. Именно с тем обстоятельством, что большинство переводимых пиес рассматривалось как приближение к абсолютной ценности, следует связать и пресловутое неуважение переводчиков к переводимому тексту. Поскольку автор оригинала не достиг цели, а лишь приблизился к ней, нужно, отправляясь от достигнутого им и воспользовавшись достижениями поэтов, пришедших после него, прибавить к его достоинствам новые; нужно сделать ещё один шаг вперёд по пути, на котором остановился автор подлинника, нужно украсить, улучшить оригинальный текст в той мере, в какой текст в этом нуждается. Перевод, изменяющий и исправляющий текст, лишь служит на пользу достоинству этого последнего. Важно ведь дать читателю хорошее произведение, по возможности близкое к идеальному, а вопросы о том, что хотел дать в своём произведении его первичный автор, или о том, сколько человек участвовало в постепенном создании произведения и в какой мере согласованы их творческие усилия, не могут иметь существенного значения. <…>
Переводчики и в стихах и в прозе, с полным сознанием ответственности за своё дело и за методы своей работы, подчищали и исправляли переводимый текст согласно своим представлениям об эстетически должном, прекрасном, выпускали то, что им казалось лишним или нехудожественным, неудачным, вставляли свои куски там, где находили неполноту, и т.д. Наоборот, если текст представлялся переводчику абсолютно совершенным, достигшим степени единственно прекрасного разрешения данной эстетической задачи, — переводчик относился к нему с величайшей бережностью, с несколько даже рабской покорностью следуя оригиналу; он усердно старался передать его слово в слово, если это были стихи — стих в стих.[15][6]

  Григорий Гуковский, «К вопросу о русском классицизме (Состязания и переводы)», 1928

МПравить

  •  

Я раньше
вас
почти не читал,
а нынче —
вышло из моды, —
и рад бы прочесть —
не поймёшь ни черта:
по-русски дрянь, —
переводы.

  Владимир Маяковский, «Верлен и Сезан», 1925
  •  

Переводы — это цветы под стеклом.[12][1]

  Вольфганг Менцель
  •  

Не бывает переводов с языка на язык — а лишь переводы со стиля, на стиль.[1]

  Ульрих Виламовиц-Мёллендорф
  •  

Перевод как бы удваивает компоненты коммуникации, появляются два источника, каждый со своими мотивами и целями высказывания, две ситуации (включая положительную и отрицательную ситуации), два речевых произведения и два получателя. Удвоение компонентов коммуникации и является основной отличительной чертой перевода как вида речевой деятельности.[16]

  Рюрик Миньяр-Белоручев
  •  

— Я спешу сообщить Вам важную новость: я только что опубликовал моего Горация!
— Каким образом? — воскликнул геометр, — Ведь это сделали за две тысячи лет до вас!
— Вы не поняли, я только что опубликовал перевод этого античного автора. Вот уже двадцать лет, как я перевожу.
— Не может быть, сударь! — удивился геометр. — Чтобы двадцать лет Вы не думали? Чтобы Вы говорили за других, а другие думали за Вас?...[9]

  Шарль Луи Монтескье

СПравить

  •  

просторечие какого бы ни было языка может быть переведено только на просторечие другого языка: что бы вышло, если б вы вздумали перевесть Волга реченька глубока или одну из тех неподражаемых песен, которые иногда слышатся при свадебных обрядах русских простолюдинов, на язык хорошего общества, на язык изящной словесности и поэзии <…>. Узнали ли бы её? Тронула ли б, восхитила ли б она вас?… не зевали ли бы вы от скуки уже в конце первой строфы?

  Осип Сенковский, «Одиссея и её переводы», 1849
  •  

Работаю с неслыханной охотою
Я только потому над переводами,
Что переводы кажутся пехотою,
Взрывающей валы между народами.[6]

  Борис Слуцкий, «Перевожу с монгольского и с польского…», 1963
  •  

Не мни, переводя, что склад в творце готов;
Творец дарует мысль, но не дарует слов.[1]

  Александр Сумароков, «Эпистола о русском языке», 1747

ТПравить

  •  

Перевод есть зазеркальное отражение текста. Переводятся не слова, а образы, оживают не фразы, а интонации.[17]

  Сергей Таск, «„Весь мир насилья мы разрушим до основанья…“, или Несколько слов от переводчика», 1989
  •  

Мало что на свете может сравниться со скукой, которую вызывает в нас хороший перевод.[1]

  Марк Твен
  •  

Я думаю, что не следует переводить слова и даже иногда смысл, и главное, надо передавать впечатление.
Необходимо, чтобы читатель перевода переносился бы в ту же сферу, в которой находится читатель оригинала, и чтобы перевод действовал на те же нервы.[6]по поводу перевода «Коринфской невесты»

  Алексей Константинович Толстой, письмо С. А. Миллер 12 августа 1867
  •  

Выйдет девица из института, сунется в одну контору — полно. В другую — полно. В третьей — запишут кандидаткой.
— Нет, — скажут, — сударыня. Вам не особенно долго ждать придётся. Лет через восемь получите место младшей подбарышни, сразу на одиннадцать рублей. Счастливо попали. <…>
Поплачет девица, потужит и купит два словаря: французский и немецкий.
Тут судьба её определяется раз навсегда.
Трещит перо, свистит бумага, шуршит словарь…
Скорей! Скорей!
Главное достоинство перевода, по убеждению издателей, — скорость выполнения.
Да и для самой переводчицы выгоднее валять скорее. Двенадцать, пятнадцать рублей с листа. Эта плата не располагает человека к лености.

  Тэффи, «Переводчица», 1911

ПримечанияПравить

  1. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 Перевод; Буква и дух // В начале было слово: Афоризмы о литературе и книге / составитель К. В. Душенко. — М.: Эксмо, 2005. — С. 373-380.
  2. Виноградов B. C. Лексические вопросы перевода художественной прозы. — М., 1978. — С. 8.
  3. Иероним Стридонский. Творения. Ч. 5. — Киев, 1879. — С. 347.
  4. 1 2 Мысли и изречения древних (с указанием источника) / составитель К. В. Душенко. — М.: Эксмо, 2003.
  5. Диесперов А. Блаженный Иероним и его век. Приложение: Бл. Иероним. Избранные письма. — М., 2002. — С. 231.
  6. 1 2 3 4 5 6 7 Чуковский К. И. Высокое искусство. — М.: Искусство, 1964.
  7. 1 2 3 Cynthia Ozick, The Impossibility of Being Kafka. The New Yorker, January 11, 1999, p. 80 [= Невозможность быть Кафкой / перевод М. В. Немцова].
  8. Рецкер Я. И. Теория перевода и переводческая практика. — М., 1974. — С. 7.
  9. 1 2 Гарбовский Н. К. Теория перевода. — М.: Изд-во Московского университета, 2004. — С. 3.
  10. Копанев П. И. Вопросы истории и теории художественного перевода. — Минск, 1972. — С. 185.
  11. Тэффи. Пушкинские дни // Новое русское слово (Нью-Йорк). — 1949. — 3 июля (№ 13582).
  12. 1 2 Переводы — периоды // Энциклопедия мудрости / составитель Н. Я. Хоромин. — Киев: книгоиздательство «Пантеон» О. Михайловского, 1918. — (переизд.: Энциклопедия мысли. — М.: Русская книга, 1994.)
  13. Гаспаров М. Записи и выписки. — М., 2000.
  14. Мастерство перевода. — М.: Советский писатель, 1959. — C. 291.
  15. Поэтика. Сб. статей: Временник отдела словесных искусств Гос. института истории искусств. — Вып. IV. — Л.: Academia, 1929. — С. 142-5.
  16. Миньяр-Белоручев Р. К. Теория и методы перевода. — М., 1996. — С. 25.
  17. Антиутопии XX века. — М.: Книжная палата, 1989. — С. 326. — 200000 экз.