Элиас Канетти

австрийский, болгарский, британский писатель, драматург, культуролог, социальный мыслитель

Элиас Канетти (болг. Елиас Канети), англ. Elias Canetti; 1905—1994) — австрийский и британский писатель болгарского происхождения, драматург, культуролог, социальный мыслитель, лауреат Нобелевской премии по литературе (1981). Его главные произведения — роман «Ослепление» (1935) и социально-философский трактат «Масса и власть» (1960).

Элиас Канетти

ЦитатыПравить

  •  

Однажды мне пришло в голову, что мир не следует более изображать так, как это делалось в старых романах, потому что мир распался[1]

  •  

Истинный поэт, каким мы его видим, — добыча своего времени, временем этим закрепощён, ему подчинён, является его последним холопом.[1]

  — речь по случаю 50-летия Г. Броха, ноябрь 1936
  •  

Дома я чувствую себя тогда, когда наношу карандашом на бумагу немецкие слова, а все вокруг меня говорит по-английски.[1]

  — записная книжка, 1959
  •  

Спускаться к Ничто лишь затем, чтобы найти и всем указывать выход; предаваться грусти и отчаянию, чтобы учиться уберегать от них других, а не из презрения к счастью, которое подобает живым, хоть они и рвут друг друга на части.[1]

  — речь «Профессия поэта», 1976
  •  

Франц Кафка — писатель, который полнее всех выразил наш век.[2]

  •  

Больше всего тебе хотелось бы — какая скромность! — бессмертия, чтобы читать.

  •  

В молчащем подозревают больше, чем он скрывает на самом деле.

  •  

Великие авторы афоризмов читаются так, будто все они хорошо знали друг друга.

  •  

Врач из хорошего общества для каждого своего пациента изобретает особую болезнь.

  •  

Время съёживается. Каждый следующий час короче предыдущего.

  •  

Главная привлекательность календаря состоит в том, что он всё время продолжается.

  •  

Каждый человек — центр мира, но именно каждый, и мир только тем и ценен, что полон таких центров.

  •  

Коренной порок интеллигентов в том, что мир для них состоит из интеллигентов.

  •  

Кто не верует в Бога, принимает всю вину за этот мир на себя.

  •  

Лишь в изгнании осознаёшь, в какой степени этот мир всегда был миром изгнанников и ссыльных.

  •  

Люди пылки и экспансивны, они хватаются за то и за другое, творят себе кумира, покоряются ему и привязываются к нему с такой страстью, которая исключает всё остальное.

  •  

Настоящие писатели встречают своих героев лишь после того, как те уже созданы.

  •  

Она вышла за него, чтобы всегда быть с ним вместе. Он женился на ней, чтобы о ней забыть.

  •  

Самая ужасная толпа, какую можно себе представить, состояла бы из одних знакомых.

  •  

Самое причудливое и пугающее порождение человеческой мысли — представление о времени.

  •  

Свободен тот, кто не имеет желаний. К чему же тогда быть свободным?

  •  

Сегодня труднее официально приговорить одного-единственного человека к смерти на костре, чем развязать мировую войну.

  •  

Слишком в нас много от прошлого. Слишком ничтожно продвигаемся мы вперёд.

  •  

У всякого языка свое молчание.

  •  

Человек всегда прислушивался к шагам других людей, они интересовали его, конечно, больше, чем свои собственные.

  •  

Человек должен иметь силу быть самим собой.

  •  

Человек собрал воедино мудрость всех своих предков, и, гляди-ка, каков болван!

  •  

Человек — животное, замечающее, что убивает.

  •  

Человечество как целое уже никогда больше не сможет умерить своих притязаний.

  •  

Это эпоха, особенностью которой являются новые вещи, но отнюдь не новые мысли.

  •  

Язык, взятый как система, немеет.

«Масса и власть»Править

  •  

Вопросы рассчитаны на ответы: если ответа не следует, они подобны стрелам, пущенным в воздух.

  •  

Все мечты человека о бессмертии содержат в себе что-то от желания пережить других. Хочется не только быть всегда, хочется быть тогда, когда других больше не будет.

  •  

Всякий вопрос есть вторжение.

  •  

Миг, когда ты пережил других, — это миг власти.

  •  

Насилие, если оно позволяет себе помедлить, становится властью.

  •  

Паника — это распад массы внутри массы.

  •  

Распад медленной массы христианства начался в тот самый миг, когда начала рушиться вера в потусторонний мир.

  •  

Самая сильная тирания та, которая позволяет себе самые сильные вопросы.

  •  

Умён тот ответ, кто прекращает вопросы.

Статьи о произведенияхПравить

ПримечанияПравить

  1. 1,0 1,1 1,2 1,3 Д. Затонский. Автор «Ослепления» Элиас Канетти // Элиас Канетти. Ослепление. — М.: Художественная литература, 1988. — С. 6-15.
  2. Г. Б. Ноткин. Кухня К. Записки переведшего // Франц Кафка. Ангелы не летают. — СПб.: Азбука-классика, 2009. — С. 161-176.