Южный Ледовитый океан

(перенаправлено с «Южный океан»)

Ю́жный Ледови́тый океа́н (ныне Ю́жный океа́н) — устаревшее историческое название собирательного географического объекта, включающего в себя приполярные и полярные южные части Тихого, Атлантического и Индийского океанов, окружающих Антарктиду и нередко выделяемых как «пятый океан», не имеющий, однако, чёткой границы, очерченной островами, континентами или шельфом. Площадь Южного океана можно определять по океанологическому признаку: как линию столкновения холодных антарктических течений с более тёплыми водами трёх окружающих океанов. Но такая граница постоянно меняет своё положение и зависит от сезона, поэтому неудобна для практических целей. В 2000 году государства — члены Международной гидрографической организации приняли решение выделять Южный океан как самостоятельный пятый океан, соединяющий в себе южные части Атлантического, Индийского и Тихого океанов, в пределах, ограниченных с севера 60-й параллелью южной широты, а также ограничиваемых Договором об Антарктике.

Пролив Жерлаш, Антарктика

Обычно у берегов Антарктиды выделяют 13 морей и два архипелага островов. Южный океан впервые был выделен в 1650 году нидерландским географом Бернхардом Варениусом и включал в себя как не открытый пока европейцами «южный материк», так и все области выше южного полярного круга. Под именем «Южного Ледовитого океана» подразумевали обыкновенно, согласно границам, установленным в 1845 году Королевским географическим обществом в Лондоне, пространство, ограниченное со всех сторон южным полярным кругом и простирающееся от этого круга к южному полюсу до пределов Антарктического континента.

Южный Ледовитый океан в публицистике и научно-популярной прозеПравить

  •  

Южный Атлантический океан. Утром 6 числа настал свирепый шторм, дувший ужасными, вихрю подобными порывами с дождем и градом. Буря сия с одинаковою жестокостью свирепствовала во весь день. В сие время случилось забавное происшествие: находящийся у нас с острова Воагу сандвичанин, доселе не видавший льду и граду и не имевший об них никакого понятия, вообразил, что каменья валятся с неба, и тотчас градины начал собирать в платок, объясняя нам, что хочет показать их своим соотечественникам.[1]

  Василий Головнин, «Путешествие вокруг света, совершённое на военном шлюпе...», 1822
  •  

Для меня было бы лестно и приятно исполнить волю всеми любимого начальника, но надлежало отправиться в С.-Петербург. По прибытии моем в столицу 23 мая, морской министр сказал мне: «Государь поручил вам начальство над двумя шлюпами «Востоком» и «Мирным», которые назначаются для открытий в южных больших широтах и чтобы обойти льды вокруг Южного полюса». Я немедленно отправился в Кронштадт для принятия шлюпов, которые уже были почти в готовности. <...>
Мы им щедро платили за все их безделицы, ибо уже после сих островов не надеялись на пути к Порт-Жаксону найти другие населённые острова. Из Порт-Жаксона нам надлежало итти в Южный Ледовитый океан, где и по климату на островах жителей не может быть. Начальникам, которые приезжали на двойных парусных лодках, я препоручил доставить некоторые подарки для короля, бывшего на берегу. Я уверен, что островитяне, доказавшие свою честность в торговле, непременно исполнят моё поручение.[2]

  Фаддей Беллинсгаузен, «Двукратные изыскания в Южном Ледовитом океане и плавание вокруг света…», 1831
  •  

Мы недолго наслаждались сиянием солнца, которое в сих местах так редко бывает видимо: туман и снег, непременные спутники мореплавателя в Южном Ледовитом океане, опять настали. В больших широтах, в коих мы простирали плавание, море прекраснейшего синего цвета, что некоторым образом служит доказательством отдаленности берега. Пингвинам, коих мы слышали крик, нет нужды в береге; они также покойно, и еще, кажется, охотнее живут на плоских льдах, нежели другие птицы на берегу. <...>
Между плавающим мелким льдом усмотрели несколько китов, в разных местах пускающих фонтаны. Видя льдяные острова, поверхностью и краями сходные с поверхностью и краями большого вышеупомянутого льда, пред нами находящегося, мы заключили, что сии льдяные громады и все подобные льды от собственной своей тяжести, или других физических причин, отделились от матёрого берега, ветрами отнесенные, плавают по пространству Ледовитого Южного океана; прочие же островершинные льдяные острова происходят от сих последних. Когда буря или другие причины отторгают от больших островов некоторые части оных, то сии острова, потеряв равновесие, плавают которым-либо краем или углом кверху или низом вверх; от сего составляются разнообразные их виды; мелкие плавающие льдины произошли из глыб, отделившихся от сих островов, и оттого под ветром каждого льдяного острова видно немало плавающих обломков льда. Около льдов мы застрелили несколько бурных птиц ― полярную, снежную и погодовестника; сию последнюю можно встретить во всех широтах.[2]

  Фаддей Беллинсгаузен, «Двукратные изыскания в Южном Ледовитом океане и плавание вокруг света…», 1831
  •  

При сём нужно заметить, что почти около каждого льдяного острова под ветром оного можно встретить плавающие льдины, отпавшие от льдяной громады; таковой лед не всегда бывает хорош, ибо носимый долго в море, по малой своей высоте омываем волнением, делается рыхл и наполняется морскою водою, несколько солоноватою. Впрочем по нужде можно оную употреблять, сделав предварительно следующее: набрав такового льда, подержать сутки в мешках, дабы вся морская вода, в сии куски попавшаяся, могла вытечь. В Южном Ледовитом океане весьма много высоких льдин, от которых можно откалывать чистый лед, то и нет надобности прибегать к сему средству. Льдина, с которой мы брали лёд, имела с одной стороны в вышину до двухсот, с другой до тридцати футов; вид плоский с наклоненною поверхностью, в длину около ста двадцати пяти, а в ширину до шестидесяти сажен.[2]

  Фаддей Беллинсгаузен, «Двукратные изыскания в Южном Ледовитом океане и плавание вокруг света…», 1831
  •  

«В 6 часов утра 7-го показался один пингвин, и мы слышали крик еще двух; с 8 часов, находясь в 156 милях от пути капитана Фюрно, я лег на О при переменившемся ветре, который из западного сделался северный. Вместе с сею переменою небо начало покрываться облаками, что в больших широтах одно с другим неразлучно, и, сколько мы могли заметить в продолжение плавания нашего в Южном Ледовитом океане, при северных и восточных ветрах почти всегда бывает облачное небо и пасмурная с снегом погода; напротив того, при южных и западных ветрах погода всегда бывает ясная. В полдень мы находились в широте 55° 16, долготе 94° 23 восточной; имели в виду только четыре льдяных острова. Пополудни проплыло мимо нас много травы роду Гоесмона.[2]

  Фаддей Беллинсгаузен, «Двукратные изыскания в Южном Ледовитом океане и плавание вокруг света…», 1831
  •  

Известный исследователь Южного Ледовитого океана доктор Жан Шарко, недавно читавший в Петербурге лекцию о своих путешествиях на завоевание Южного полюса, допускает. что не только норвежец Амундсен, но и англичанин Скотт уже достиг Южного полюса. В беседе с журналистами Шарко говорит:
― Возможно, что Амундсен опередил Скотта лишь на несколько дней. Но от этого заслуги Скотта не уменьшаются. Я лично желал бы чтобы Скотт тоже открыл полюс, так как именно он указал другим исследователям верный путь, следуя по которому можно достигнуть Южного полюса.[3]

  — «Возможно, что и Скотт достиг Южного полюса», 1912
  •  

― Вы адмирал Колчак?
― Да, я адмирал Колчак.
― Во время моего первого плавания… я специально работал по океанографии и гидрологии. С этого времени я начал заниматься научными работами. Я готовился к южнополярной экспедиции, но занимался этим в свободное время… У меня была мечта найти Южный полюс, но я так и не попал в плавание на Южном океане.[4].

  Александр Колчак, стенограмма допроса, февраль 1920
  •  

«…мы можем похвалиться подвигами наших мореходцев, ― писал Корнилович в этой статье ― … Беллинсгаузен, находясь в южном Ледовитом море, был далее Кука и совершил свое путешествие кругом света скорее, нежели сей английский мореплаватель; наконец, гг. Врангель и Анжу во время исследований северо-восточного берега Сибири, исполнив сие поручение с успехом, испытали в сей экспедиции трудности, с которыми едва могут сравняться столь много прославленные подвиги капитанов Парри и Франклина. Все иностранные журналы наполнены сведениями об их путешествии; все ждут от нас подробностей об оном…»[5]

  Лидия Чуковская, «Декабристы», 1951

Южный Ледовитый океан в мемуарах и художественной литературеПравить

  •  

Эскадра вышла из штилевой полосы. Подул зюйд-остовый пассат. Небо все время было облачное, навстречу катилась крупная зыбь. Благодаря холодному течению, идущему из Южного Ледовитого океана, температура значительно понизилась. На броненосце «Орел» везли всякую живность: быков, баранов, свиней, кур. Верхняя палуба превратилась в скотный двор.

  Алексей Новиков-Прибой, «Цусима», 1935
  •  

Первый, самый сильный удар застиг капитана в момент, когда он, сидя за столом в центральном посту, внимательно рассматривал карту рельефа той части Южного Ледовитого океана, в которой мог находиться сейчас айсберг с заключенной в нем подлодкой. Капитана бросило с такой силой о край стола, что наступившая мгновенно тьма показалась ему следствием невыносимой боли в груди. В то же время он услышал рядом шум от падения чего-то тяжелого, дребезжащий звон разбитого стекла и тихий человеческий стон. Столкновение…[6]

  Григорий Адамов, «Тайна двух океанов», 1939
  •  

Океан поражал своей мрачной первобытной силой. Внезапные шквалы у южноамериканских берегов, бешеные тайфуны китайских морей были опаснее, но ни один океан не требовал такой прочности от корабля и непрерывной, изматывающей борьбы с бурей и страшным волнением, как здесь, вдоль сорокового градуса южной параллели, на границе Индийского и Южного Ледовитого океанов. Незабываемая встреча произошла в светлую июньскую ночь.[7]

  Иван Ефремов, «Катти Сарк», 1943
  •  

Всем нам известно, например, что в Индийском океане встречаются наиболее крутые волны. Южный Ледовитый океан отличается гигантскими волнами с необычайно длинными фронтами, а Атлантический дает самую высокую волну. Мне незачем перечислять вам успехи океанографии ― вы знаете их не хуже меня. Но как только от поверхности океана мы обращаемся к его глубинам, сразу же чувствуется наша слабость.[8]

  Иван Ефремов, «Алмазная труба», 1944
  •  

И еще долго Антон будет говорить «Александр Второй, Царь-Освободитель», а на уроках географии ― «Северо-Американские Соединенные Штаты», «Северный Ледовитый и Южный Ледовитый», и на уроках физики ― что радио изобрел Маркони, называть перенос единитной чертой и писать иногда по рассеянности в конце слов еры, что будет особенно раздражать преподавательницу литературы, считавшую, что Антон делает это из хулиганства.[9]

  Александр Чудаков, «Ложится мгла на старые ступени», 2000

Южный Ледовитый океан в стихахПравить

  •  

Я за морем синим, за синею далью
Сердце свое схоронил.
Я тоской о былом ледовитой печалью,
Словно двойной нерушимою сталью,
Грудь от людей заградил.
И крепок мой сон. Не разбит, не расколот
Щит мой. Но во мраке ночей
Мнится порой, расступился мой холод
И снова я ожил, и снова я молод
Взглядом прелестных очей.[10]

  Александр Бестужев-Марлинский, «Я за морем синим, за синею далью...», 1834

ИсточникиПравить

  1. В.М.Головнин. «Путешествие вокруг света, совершённое на военном шлюпе в 1817, 1818 и 1819 годах флота капитаном Головниным». — М.: «Мысль», 1965 г.
  2. 2,0 2,1 2,2 2,3 Ф.Ф. Беллинсгаузен. «Двукратные изыскания в Южном Ледовитом океане и плавание вокруг света в продолжение 1819, 20 и 21 годов, совершенные на шлюпах «Востоке» и «Мирном» под начальством капитана Беллинсгаузена командира шлюпа «Восток», шлюпом «Мирным» начальствовал лейтенант Лазарев». — Государственное издательство географической литературы. — М., 1949 г.
  3. «Возможно, что и Скотт достиг Южного полюса». СПб.: «Петербургская газета», 12 марта 1912 г.
  4. «Допрос Колчака», Центроархив, ГИЗ. 1925
  5. Лидия Чуковская в книге: «Декабристы — исследователи Сибири». — М.: Географгиз, 1951 г.
  6. Григорий Адамов, «Тайна двух океанов». — М.: Детлит, 1959 г.
  7. Иван Ефремов, Собрание сочинений: В пяти томах. Том 5. Книга 1. — М.: Молодая гвардия, 1989 г.
  8. Иван Ефремов, «Алмазная труба». — М.: Детгиз, 1954 г.
  9. Александр Чудаков. «Ложится мгла на старые ступени». — М.: «Знамя», №10-11, 2000 г.
  10. А.А. Бестужев-Марлинский. Собрание стихотворений. Библиотека поэта. — Москва: Советский писатель, 1948 г.

См. такжеПравить