Фуражка

форменный головной убор, состоящий из жёсткого цилиндрического околыша с козырьком, расширяющейся кверху тульи и пришитого к ней плоского

Фура́жка (от фр. fourrage «фураж или корм для скота») — форменный головной убор с козырьком, родственный кепке. Фуражку раньше носили фуражиры, военные снабженцы, по должности занятые заготовкой кормов для армейских лошадей. Они носили особые головные уборы, которые первоначально называли «фуражной шапкой». Постепенно словосочетание сократилось до одного слова. В течение последних двух веков фуражки выполняли функцию форменного головного убора в вооружённых силах и ведомствах различных государств.

В фуражке

Исторически фуражка стала развитием кивера, чья неудобная высокая форма в униформах европейских армий до середины XIX века постепенно снижалась до высоты современной формы фуражки.

Фуражка в прозеПравить

  •  

Мимо нас, тяжело громыхая, пронеслась огромная карета, запряженная четверкой лошадей. На козлах благодушно улыбающийся кучер и облаченный в черкесский костюм, весело дудящий в рожок кондуктор.
Из необычайно маленьких окошечек кареты торчала чья-то рука и совершенно стиснутый локтем этой руки большой сизый нос. С другой стороны не то козырёк фуражки, не то чье-то оторванное ухо.[1]

  Тэффи, «Горы», 1910
  •  

На соснах и елях выступала новая смола. Весенними дождями было дочиста вымыто небо и сквозь сильные темные верхушки голубело влажно. Синица настойчиво кричала: «Цигарга, цигарга, ― пинь-пинь-пинь!» У Леши выбивались из-под фуражки кудри молодо и празднично. Сказал Антон Антоныч:
― Замечаю я что-то… ты как будто здесь и не здесь, а?[2]

  Сергей Сергеев-Ценский, «Движения», 1910
  •  

Или вот еще пример, из нашего нынешнего быта. Вы едете на крыше омнибуса. За вами вскарабкивается кондукторша; на ней глупая мужская фуражка и блестящие пуговицы; омнибус качает, и она неловко задевает боками за спинки сидений; вам полагается большая сдача, и она, расставив сапоги, лезет в какой то десятый карман, где у нее бумажки. Извольте в этом виде угадать ее прообраз.[3]

  Владимир Жаботинский, «Сольвейг», 1915
  •  

Жёрнов вертелся и свистел. За стеной с дробным звоном слышался рев воды.
Карев смотрел, как на притолке около жернова на лосиных рогах моталась желтая фуражка. <...>
Баба тёрлась около завьялого в муке и обвязанного паутинником окошка.
— Что такую рваную повесили! — крикнула она со смехом, кидая под жёрнов фуражку, и задрожала…
— Фуражка, фуражка! — застонал Афонюшка и сунулся под жёрнов.
Громыхающий поворот приподнял обмучнелый комок и отбросил на ларь.
На полу рассыпались красные ягоды.[4]

  Сергей Есенин, «Яр» (Повесть), 1915
  •  

Утром, когда Вавич спускался по лестнице, он увидал внизу у швейцарской конторки надзирателя. Квартальный хлопал портфелем по конторке и выговаривал швейцару:
— Как же у тебя без определенных занятий? Должен спросить, чем живет? Живет же чем-нибудь, не манной небесной? Нет?
— Никак нет, — говорил швейцар, улыбался подобострастно и приподнимал фуражку с галуном.[5]

  Борис Житков, «Виктор Вавич» (Манна), 1934
  •  

Как ни был величествен водовоз, но никогда в обычных детских думах я не мечтал стать таким же; иное дело ― судебный курьер, ежедневно приносивший отцу бумаги. У курьера были светлые пуговицы и фуражка с цветным околышем. Он представился мне исключительно изящным человеком и очень важным.[6]

  Михаил Осоргин, «Времена», 1942
  •  

С того конца летного поля, из дежурки, явно не спеша, сдвинув на затылок фуражку и поглядывая по сторонам, возвращался один лётчик, без штурмана. Недовольно объяснив сгрудившимся ему навстречу пассажирам, что перед Москвой сплошной грозовой фронт и теперь погоду дадут или не дадут только через два часа, он пошел разговаривать со своим механиком. С этого началась та знакомая Лопатину аэродромная маета, когда уже не живешь, а ждешь. Через два часа погоды снова не дали.[7]

  Константин Симонов, «Так называемая личная жизнь. Мы не увидимся с тобой...», 1978
  •  

Когда прилетел Каманин, он потребовал прежде всего отыскать то, что осталось от Комарова. Обгоревшие останки сразу же были отправлены в Орск. После того как были извлечены все остатки деталей конструкции и приборов, включая капсулу с цезием ― источником гамма-излучения, на месте падения в присутствии членов Госкомиссии был насыпан небольшой холмик. Анохин снял свою форменную лётную фуражку и возложил ее на вершину этого памятного земляного знака.[8]

  Борис Черток, «Ракеты и люди», 1999
  •  

Когда я поступил в университет, сразу поехал в колхоз на уборку урожая. И поскольку погода в конце августа стояла прекрасная, то поехал в чем был ― в джинсовом пиджачке и таких же брючках, а из теплых вещей захватил всего три ― вязаный пуловер, шерстяной только наполовину, вязаный же длинный шарф, наводивший на мысль о сильно вытянутом французском триколоре, и черную кожаную фуражку производства Монгольской Народной Республики. В этой экипировке меня и застукала сентябрьская непогода ― дожди, утренние заморозки и снегопад, назревающий в бледном небе.[9]

  Аркадий Застырец, «Materies. Книга о вещах и веществах», 2003

Фуражка в стихахПравить

 
Офицер в фуражке
  •  

Внизу в прихожей бывший гимназист
Стоит перед швейцаром без фуражки.
Швейцар откормлен, груб и неречист:
«Ведь грамотный, поди не трубочист!
«Нет мест» ― вон на стене висит бумажка».[10]

  Саша Чёрный, «Служба сборов», 1909
  •  

И было понятно: квадратно
Не солнце, а, вероятно,
В сгустившихся тучах оконце,
Зияющее квадратно,
Квадратно, как будто бы крышка
Кубышки багряной узорной,
Квадратно, как будто бы вышка,
С которой взирает дозорный.
Квадратно, как будто фуражка
Какого-то конфедерата…[11]

  Леонид Мартынов, «Закат», 1964
  •  

Не знаю, как опишу
тот вечер, тот страшный июльский вечер?..
Ревела гроза у горы Машук,
и ливень был молниями просвечен.
Фуражка Лермонтова на траве
лежала, наполненная водою
Сутулясь, гора уж не первый век
стоит, омраченная той бедою.[12]

  Степан Щипачёв, «После дуэли», 1966
  •  

От гаубиц трясется балка,
блестят охранные штыки.
Сидят Кольцов и Матэ Залка
и шумно жарят шашлыки.
Как будто бы им дела мало
там, на своей большой земле.
Лежит фуражка генерала
на приготовленном столе.[13]

  Ярослав Смеляков, «Пирушка в Испании», 1968
  •  

Я знал, что надо жить смелей,
но сам сидел не так, как дома,
вблизи седых богатырей
победных домн Наркомтяжпрома.
Их осеняя красоту,
на сильных лбах, блестящих тяжко,
свою оставила черту
полувоенная фуражка.[13]

  Ярослав Смеляков, «Банкет на Урале», 1972

ИсточникиПравить

  1. Тэффи Н.А. Юмористические рассказы. — М.: Художественная литература, 1990 г.
  2. Сергеев-Ценский С.Н. Собрание сочинений. В 12 томах. Том 2. — М.: «Правда», 1967 г.
  3. Жаботинский В. «Сauseries. Правда об острове Тристан да Рунья». — Париж, 1930 г.
  4. Есенин С. А. Полное собрание сочинений в 7 томах. — М.: Наука; Голос, 1997. — Том 5. (Проза).
  5. Житков Борис. «Виктор Вавич»: Роман / Предисл. М. Поздняева; Послесл. А. Арьева. — М.: Издательство Независимая Газета, 1999 г.
  6. Михаил Осоргин. «Времена». Романы и автобиографическое повествование. Екатеринбург: Средне-Уральское книжное издательство, 1992 г.
  7. Симонов К.М. Собрание сочинений в 10 т. Том 7. М.: «Художественная литература», 1982 г.
  8. Б. Е. Черток. Ракеты и люди. — М.: Машиностроение, 1999 г.
  9. А. С. Лукьянов. Materies. Книга о вещах и веществах. — Екатеринбург: «Уральская новь», № 17, 2003 г.
  10. Саша Чёрный. Собрание сочинений в пяти томах. — Москва, «Эллис-Лак», 2007 г.
  11. Л. Мартынов. Стихотворения и поэмы. Библиотека поэта. — Л.: Советский писатель, 1986 г.
  12. С. П. Щипачёв. Собрание сочинений в трёх томах. — М., 1976-1977 г.
  13. 1 2 Смеляков Я.В. Стихотворения и поэмы. Библиотека поэта. Второе издание. — Ленинград, «Советский писатель», 1979 г.

См. такжеПравить