Распад СССР

Распад СССР — прекращение существования Союза ССР в связи с процессами системной дезинтеграции. Процесс распада начался во второй половине 1980-х годов в ходе перестройки и официально завершился 26 декабря 1991 года.

ЦитатыПравить

ПредсказанияПравить

  •  

Отвлекаясь от того, является ли современная парламентская система тем идеалом, к которому надо стремиться, представим, что произошло бы в том фантастическом случае, если бы СССР внезапно провозгласил бы её у себя.
Не надо быть ясновидцем, чтобы утверждать, что вместо вкушения сладких плодов демократии, огромная страна почти сразу превратится в арену кровавой смуты и насилия. Прежде всего эта смута была бы порождена многочисленными национальными конфликтами, в особенности, на окраинах страны, где проживает наряду с нерусскими большое количество русских, и процесс их размежевания отнюдь не был бы безболезненным. Наиболее трагическим было бы положение в таких районах, как Украина из-за отсутствия чётких этнических границ и даже чёткого национального самосознания у многих жителей этих районов.
<…> распад Советской колониальной империи сопровождался бы гораздо большими трудностями, чем <…> любой другой колониальной империи, поскольку во всех этих империях экспансия была направлена на территории, отделённые от метрополий морями и океанами, в то время, как экспансия Российской, а затем и Советской колониальных империй была направлена на смежные территории, не отделённые от метрополии естественными границами. <…>
Но и кроме кровавых смут вследствие национальных конфликтов имеются и другие потенциальные конфликты, способные одни сами по себе погрузить страну в хаос. Более, чем полувековое господство атеистической идеологии не могло не оставить своих пагубных следов в народах СССР. Несмотря на суровый полицейский режим утрата духовных и моральных ценностей, как регулирующих начал в жизни общества, привела страну к резкому падению морали и высокому уровню преступности, хотя, разумеется, аналогичные процессы происходили и происходят и в западных странах, превращая их в арену насилия. Внезапное введение неограниченных политических свобод вне всякого сомнения вызвало бы резкий взрыв преступности в стране, не имея по существу реального противовеса, если к тому же учесть, что страна в это время немедленно погрузится в смуту, вызванную национальными беспорядками. Короче говоря, все длительное время накапливавшиеся в недрах советского общества конфликты вырвутся наружу <…>.
Несомненно, что стихийный распад СССР и сопровождающая его внутренняя смута довели бы страну до такой степени слабости, что она легко смогла бы стать объектом любой агрессии, причём даже со стороны таких стран, которые в настоящее время об этом и не помышляют. <…>
Хаос в России вызвал бы срабатывание и других конфликтов в различных уголках земного шара, что повлекло бы непредвиденные последствия. Не закончилось ли бы внезапное введение неограниченных политических свобод в СССР без надлежащего контроля со стороны власти новой мировой войной?
Сказанное выше, однако, отнюдь не означает признания необходимости вечного сохранения Советской колониальной империи в существующем виде. Если ничего не будет сделано для её ликвидации, рано или поздно взрыв произойдет всё равно…[1]

  Михаил Агурский, «Международное значение „Письма к вождям“», 9 июня 1974
  •  

оттепель вообще была поворотным пунктом в истории советского государства. Какими бы робкими и непоследовательными ни были хрущёвские разоблачения Сталина, они, независимо от истинных намерений Хрущёва, подорвали идеологическую основу государства, последствия чего ещё не изжило и не изживёт никогда. Когда государство оно рухнет или в корне изменится (а если не окажется способным измениться, то непременно рухнет), историки неизбежно вернутся к оттепели как к источнику, с которого всё началось.

  Владимир Войнович, «Дети оттепели», 1985

Александр СолженицынПравить

  •  

За последние полвека подготовленность России к демократии, к многопартийной парламентской системе, могла ещё только снизиться. Пожалуй, внезапное введение её сейчас было бы лишь новым горевым повторением 1917 года.

  — «Письмо вождям Советского Союза», 1973
  •  

В Союзе все пока вынуждены лишь в кармане показывать фигу начальственной политучёбе, но вдруг отвались завтра партийная бюрократия — эти культурные силы тоже выйдут на поверхность — и не о народных нуждах, не о земле, не о вымираньи мы услышим их тысячекратный рёв, не об ответственности и обязанностях каждого, а о правах, правах, правах, — и разгрохают наши останки в ещё одном Феврале, в ещё одном развале.

  — «Наши плюралисты», 1982
  •  

За три четверти века — при вдолбляемой нам и прогрохоченной «социалистической дружбе народов» — коммунистическая власть столько запустила, запутала и намерзила в отношениях между этими народами, что уже и путей не видно, как нам бы вернуться к тому, с прискорбным исключением, спокойному сожитию наций, тому даже дремотному неразличению наций, какое было почти достигнуто в последние десятилетия предреволюционной России. <…>
Да уже во многих окраинных республиках центробежные силы так разогнаны, что не остановить их без насилия и крови — да и не надо удерживать такой ценой! Как у нас всё теперь поколесилось — так всё равно «Советский Социалистический» развалится, всё равно! — и выбора настоящего у нас нет, и размышлять-то не над чем, а только — поворачиваться проворней, чтоб упредить беды, чтобы раскол прошёл без лишних страданий людских, и только тот, который уже действительно неизбежен.

  — «Как нам обустроить Россию?», 1990

1990-еПравить

  •  

Огромная страна, которая сваривалась так грязно, так неряшливо во всех узлах, просто обречена так же уродливо раздираться. Распадаться со стоном и скрипом. А рождённые нами и отшлифованные за долгие годы монстры: аппарат, партия, военно-промышленный комплекс — вы думаете, они с лёгкостью отдадут всё то, за что боролись всю жизнь? Нет, их сопротивление тоже будет и упорным, и долгим.

  Леонид Филатов, интервью «Уныние есть смертный грех», 1991
  •  

В ЦРУ началось серьёзное сокращение штатов. У них был десятилетний план развала СССР. Мы этот план опередили на одиннадцать лет.

  Михаил Задорнов, «Чи-Чи-Чи-Пи», 1992
  •  

В первые годы после развала Советского Союза, когда старые порядки уже не работали, а новые ещё не появились, <…> жизнь людей на бывшей территории Советского Союза напоминала беспорядочное движение ошалевших молекул, находящихся в объёме под излишним давлением…

  — Михаил Задорнов, «Не спешите торопиться!» (там же)
  •  

Откровением буквально последних дней сентября 1993 года стали данные, оглашённые в самом российском центре бывшей Страны Советов: оказалось, что ядерных боеголовок было произведено в два раза больше, чем сумело насчитать в своих разведках ЦРУ, и более того, для бомб было накоплено не пятьсот тонн обогащённого урана-235, как полагали в Америке, а примерно на тысячу тонн больше! Настоящие горы, Гималаи смерти, все эти натужные старания, гигантские усилия привели наконец к тому, что, как писали в газетах, Советы <…> довооружили сами себя до смерти. И не только в области экономики, в которой всё было подчинено производству смерти: ибо эта продукция оставила колоссальные территории страшных биологических угроз для человека на веки вечные, воды Ледовитого океана, тайга, города, появляющиеся словно из ниоткуда после распада СССР, полные людей, которые специализировались исключительно в направлении плутониево-водородного вооружения, создания мин, бомб, биологического оружия в таких размерах, что тем, кто, выведав что-нибудь, оглашал это на Западе, Запад им не хотел верить! Это был стремительный поток более четверти миллиарда людей, несущихся в трансе, словно неимоверно выросшие лемминги, а сейчас, когда я это пишу, остатки верных неволе, верных смерти окружают в Москве Белый дом, чтобы поддержать остаток находящихся в нём антиреформаторских депутатов, которые вместе со своими сторонниками хотят восстания из мёртвых этой и выведенной в космос силы, которая наполняла их, видимо, какой-то коварной радостью, граничащей с наслаждением суперраба, который может измываться, как хочет, над теми, кто подчиняется ему.

  Станислав Лем, «Так было», 1993
  •  

Говорят, что дракон распался на множество маленьких дракончиков, но их аппетит отнюдь не уменьшился.

 

Mówią, że smok się rozpadł na smoczki, ale ich apetyt wcale się nie zmniejszył.

  — Станислав Лем, «О выгодности дракона» (P.S. 1994)

После 2000Править

  •  

Когда Ельцин разламывал Советский Союз, он 25 миллионов наших соотечественников, как котят, швырнул в море. Не подумавши о них, никогда не позаботившись. И, обнимаясь с вождями СНГ, он никогда не защищал их прав, их униженного состояния, их растерянности.

  — Александр Солженицын, интервью РТР мая 2002
  •  

Дружба народов на территории бывшего СССР — это когда бывшие республики объединяются дружить против России.

  — Михаил Задорнов, «Наши, они повсюду наши!» (сб. «Не дайте себе засохнуть!!!», 2007)
  •  

Горбачёва обвиняют в развале, а он всеми способами лишь хотел сохранить Советский Союз. Но система не ремонтировалась, она устарела.[2]

  — Владимир Войнович

См. такжеПравить

ПримечанияПравить

  1. Вестник русского христианского движения. — 1974. — № 2-3 (112-113). — С. 220-2.
  2. Владимир Войнович: «После Путина будет попытка новой перестройки» // Московский комсомолец, 10 марта 2016.