Не дайте себе засохнуть!!!

«Не дайте себе засохнуть!!!» — авторский сборник Михаила Задорнова 2007 года, названный по слогану рекламы Sprite.

ЦитатыПравить

  •  

Фильмы, которые мы не могли посмотреть в кино, Лёня мне пересказывал. Причём пересказывал так образно, красочно и метафорично, что, когда после его пересказа я посмотрел фильм «Сладкая жизнь», я был разочарован Феллини. И сожалел, что фильмы гениального итальянского режиссера люди не могут почувствовать в пересказе Филатова. Умозрительно созерцающему Феллини, Лёня добавлял нашего российского пыла, темперамента и остроумия! <…>
Большинство людей в Советском Союзе напоминало заневоленные пружины, а Лёня был пружиной раскручивающейся. Он не признавал неволи души. <…>
Талантливым людям свойственна гордость, бездарным — гордыня! <…>
Легче представить себе хрюкающего соловья, чем Лёню на посту председателя какого-нибудь акционерного общества. Леня никогда бы не допустил такой ошибки, какую допустил Миша Евдокимов. Ему бы в голову не пришло обменять радость творческого процесса на унизительно-бестворческую губернаторскую суету.
Лёня был настоящим «творянином»!

  — «Гуру»
  •  

В Рижском политехническом институте <…> [помимо прочего] я научился разливать бутылку водки по булькам с завязанными глазами на равные доли по стаканам. <…>
Учиться в Риге вначале мне показалось даже интересно. Пока в очередной раз на очередные зимние каникулы в Ригу не приехал Володя <…> и его новые друзья — студенты Щукинского театрального училища <…>.
Я смотрел в эти дни на своих новых друзей и понимал, что если я останусь учиться в Риге, то засохну! Так и буду разливать в подъездах по булькам, стрелять сигареты на улицах и оттачивать технику обольщения местных княжон на танцплощадках, пока меня не распределят молодым специалистом на какую-нибудь местную электростанцию, где я дослужусь к концу жизни до начальника отдела электрических счётчиков или до старшего контролёра главного рубильника.

  — «Филатов с дрессированными рижанами»
  •  

Интересно, что именно в Риге, которая считает нынче, что в Прибалтике появилось первое вольнодумство, во всех учебных заведениях была полувоенная дисциплина. <…>
В МАИ такого совдеповского лицемерия между студентами и преподавателями не было. Студент мог стрельнуть сигарету у профессора, занять у него три рубля, навешав лапши на уши и разжалобив, мол, от голода плохо стала соображать голова и не может отличить целые ряды от нецелых. Вот такое было удивительное явление для меня после Латвии — профессора любили своих студентов! Ещё больше удивляло, что профессора и даже академики студентам улыбались. В Риге преподаватели все были очень серьёзными, значительными, важными! А в МАИ они даже любили со студентами порой пошутить. У некоторых, опять-таки выражаясь языком сегодняшним, было просто отвязное чувство юмора. Например, один из седовласых академиков на экзамене по термодинамике спросил у моего друга, почему стакан, стоящий на подоконнике с водой, с солнечной стороны холодный, а с теневой теплый? Друг долго пытался профессору что-то объяснить. Даже составлял формулы, основанные на первом и втором законах термодинамики, почему-то приплёл закон Бернулли, кривую Гаусса… После чего и получил двойку, поскольку оказалось, что перед тем, как задать этот вопрос, профессор просто повернул стакан на сто восемьдесят градусов.

  — «Мои „университеты“!»
  •  

Я уверен, что пьянство в советской молодежи развивало чувство юмора гораздо энергичней, чем наркотики у современной. Почему? Потому что наутро нельзя было относиться без юмора к тому, что наделал по пьянке вечером.

  — там же
  •  

Раньше сознание студентов формировалось на картошке, а теперь — на капусте.[1]

  — там же
  •  

Настоящий мужчина тот, который заставит женщину сделать всё, что она от него хочет.[1]

  — там же
  •  

Любую из этих фотографий, когда грустно, можно вырезать и приложить к любому загрустившему месту вместо горчичника. Кто считает, что вырывать страницы — кощунство, может прикладывать всю книжку!

  — послесловие к разделу «Счастья на свете нет, зато счастливых моментов… только успевай замечать!»

Мечты и планыПравить

  •  

Африка была похожа на перевернутую грушу, которой с одной стороны Мичурин сделал укол, чтобы её с чем-то скрестить. Поэтому эта сторона у груши опухла.

  — «Три марки»
  •  

Если, скажем, у японцев не будет молока, они станут разводить коров. Если у нас не будет молока, наши образуют комиссию, пошлют её к коровам уговаривать понять сложность сложившейся ситуации, напрячься и дать всё-таки молока нашим людям![1]

  — «От Фудзиямы до Килиманджаро через Попокатепетль»
  •  

Единственно, кого действительно слоны боятся, это всякого рода грызунов, в том числе и мышей. <…> Согласно мифу они залезают в морщины и складки слоновьих ступней. Живут там как в комфортабельно устроенных фьордах, разъедая их. На примере слонов природа как бы показывает нам, что для богатырей не опасны хищники, для них опасны паразиты. И не врагов надо бояться, а тех, кто забирается в складки души!
Грызуны, как и шакалы, тоже чиновники, но только более мелкого масштаба. <…> Грызуны непобедимы. Потому что, даже если грызунам выбить зубы, они станут сосунами!!!

  — «Страна „Саванна“»
  •  

Самое приятное, что было в таких встречах Нового года для меня, — мандарины. В магазины в советское время мандарины завозили только перед Новым годом. Щедрый подарок ЦК КПСС с барского плеча холопу-народу. <…> Наверное, если бы Советский Союз был открытой страной, нас с сестрой родители свозили бы куда-нибудь — показать, как встречают праздники в других странах. Но наша страна была закрытой. И разнообразие праздников сводилось лишь к незначительному разнообразию гостей. Тосты и блюда оставались одними и теми же. Это мне не нравилось с детства. Дяди и тёти вроде умные, старше меня, а все говорили одно и то же. Здоровья, счастья, долгих лет!

  — «Как же давно я живу!»
  •  

Всё это происходит на фоне ёлочки: свеженькой и радостной… Она не пила. Её фонарики не потухли. Поэтому она и утром похожа на ту новую жизнь, которую каждый мечтает, как и ёлочку, зажечь с первого дня нового года. Однако поскольку в первые дни необходимо доесть то, что осталось, мечту, как правило, переносят на первый понедельник. Первый понедельник рядом с родным православным Рождеством. Не праздновать — святотатство. Потом Старый Новый год. Потом ещё важнее — Новый год по китайскому календарю! Для нас, православных, — святое дело. Русский с китайцем братья навек! Тем более что китайский Новый год длится неделю. К тому же остался кусочек курочки с празднования Нового года. Не доешь — обидишь женщину!
После китайского Нового года пришла пора готовиться к 23 февраля. Настоящий мужчина 23 февраля празднует до 9 Мая. Иначе он не защитник Отечества. Конечно, кое у кого возникали надежды начать новую жизнь после 8 Марта. Как раз в канун Великого поста. Но поскольку большинство из Великого поста у нас соблюдает только Масленицу и Пасху, очередная мечта о Великом посте заменяется очередным великим отходняком. В него попадают Первое и Девятое мая. Вместе со вторым, третьим и так далее… А там уже подкрадывается незаметно День независимости. Особый праздник! Тайный его смысл — от тех, кто столько ест и пьёт, уже ничего не зависит. Далее праздничный марафон: День пограничника, День железнодорожника, День трубопрокатчика, День моряка, День десантника, День уборщиков улиц после Дня десантника… Между ними День взятия Бастилии, День приручения собаки ацтеками, День знакомства Пржевальского с его лошадью… И так весь год. Да что там год — всю жизнь! Может, поэтому одно из самых грустных занятий в жизни — разбирать после Нового года подсохшую, как и мечта, ёлку и выносить её на помойку.

  — «Как встретишь Новый год — так его и проведёшь»
  •  

Я помню встречу 92-го года. Я уже был довольно популярным писателем-сатириком. Мне предложили вести новогодний «Голубой огонёк». Я, естественно, согласился. В то время это считалось очень почётным и престижным. С утра 31 декабря мы репетировали. Вдруг ко мне подошёл побледневший редактор телевидения, отозвал в сторону и, продолжая бледнеть на глазах, зашептал:
— У нас ЧП! Горбачёв не президент и уже не может поздравлять советский, нет, русский… короче, наш народ с Новым годом. А Ельцин, — он выждал паузу и добавил: — Тоже уже не может! Ты понял?
— Почему? <…>
— Потому что не может. Как ты не понимаешь? Как мне объяснила его охрана, он сейчас работает с документами! И будет работать с ними всю неделю запоем! Охрана жалуется, что он оказался абсолютным трудоголиком, и они устали бегать за документами в магазин! Понимаешь?! — Он выделил слово «понимаешь», как будто разговаривал со мной как с дебилом.
— И что же делать?
— Как ведущему телеогонька, народ придётся поздравлять… тебе! Без поздравления народ оставлять нельзя. Самое дорогое, что у нас есть, — это народ!
— Я вообще-то сатирик. <…>
— Что делать? Если политики взяли на себя роль сатириков, сатирики на себя должны взять роль политиков[2]. Кроме того, Горбачёва звать Михаил, а у Ельцина отчество — Николаевич. Ты как раз Михаил Николаевич, значит, тебе сам Бог велел быть эпохальной эстафетной палочкой. <…>
Интересно, что лет через десять Михаил Сергеевич Горбачёв, когда мы с ним случайно встретились, сказал мне, что до сих пор помнит это поздравление, и поблагодарил меня за него. Ему было приятно, что о нём, отрешённом от должностей, хоть кто-то вспомнил в ту новогоднюю ночь. В отличие от Горбачёва, Ельцин никогда меня за это поздравление не благодарил. Он даже не знал, что я в эту полночь отработал за него. Видимо, он тогда настолько заработался с документами, что уже не мог не только поздравлять, но и слушать поздравления. <…>
Когда на экране на месте президента появился сатирик, у большинства случился шок. Да, это был знаковый момент для будущего России. Именно тогда впервые здравомыслящее большинство нашего населения — электората — поняло, что, если вместо президента народ поздравляет сатирик, значит, этот народ в ближайшее время хорошо жить не будет. Он будет жить весело! Правда, даже здравомыслящие не могли догадаться, насколько весело! — парафраз интервью Рите Трошкиной (2005) — см. «Язычник эры Водолея», гл. 4 (с. 139-141)

  — «Главное знаковое событие России»
  •  

Ничто так не воспламеняет бизнесмена, как холодный расчёт.

  — «Хранители секретов»

Шли годыПравить

  •  

Спросил у одного:
— У тебя насморк?
— Да нет… Видать, просто аура разорвалась! Лоскутки через ноздри вытекают.
У другого поинтересовался:
— Ты чего такой грустный?
— Понимаешь, мне вчера карму отдавили в автобусе. Чакры слиплись. — дополненный вариант из сборника «Я никогда не думал… Избранное» (2006), с. 516

  — «Не понимаю»
  •  

А теперь совсем по секрету, совсем шёпотом… Скорее всего, всё-таки наш президент на третий срок не пойдёт. Он же неглупый человек. Понимает, что президент с третьим сроком — это президент-рецидивист. Поэтому… поэтому… сейчас, сейчас скажу… Только перекрещусь… Поэтому он с поста президента уйдёт и возглавит новый холдинг:
«Росгосэнерготелерадиосвязьнефтьгазпромвласть…»!

  — там же

От великого до смешногоПравить

  •  

Начало 90-х. Точнее, чем цифрами, эти годы определить невозможно. Поскольку перестройка закончилась, Советский Союз распался, а что началось, никто не понимал. И названия этому не было. <…>
Каждая поездка, да ещё в капиталистическую страну, в то время была даже для нас, известных артистов, как глоток воздуха для рабочего цементного завода. <…> мы, известнейшие артисты Советского Союза, по западным меркам нечто среднее между бомжами и разнорабочими <…>.
Вещими снами мы тогда называли сны, в которых снились купленные за границей вещи.
 — в следующих сборниках озаглавлено «Земля в Кёльне»

  — «Александр Ширвиндт»
  •  

Политики говорят правду только тогда, когда не понимают что говорят.[1]

  — «Юрий Лужков»
  •  

У Бориса Николаевича Ельцина было очень неплохое чувство юмора. <…> Борис Николаевич никогда не ругался матом! <…>
Ещё он любил делиться с окружающими своими наблюдениями. Подчас, они были весьма остроумными. Например, он заметил, как военные при нём играют в теннис. Генералы, как правило, в пару себе берут кого-то из своих подчинённых и командуют им прямо на поле: «Взять мяч!». Или: «Встать немедленно!». <…>
То, что мог выкинуть Борис Николаевич не пришло бы в голову ни одному западному президенту, закомплексованному этикетом и регламентом. Однажды после сауны, он предложил мне проплыть в халатах наперегонки в бассейне. <…> На самом деле практически стояли на месте из-за парусности халатов, тщетно пытаясь брассом разгребать перед собой воду. Наверное, сверху мы были похожи на двух лягушек, которых булавкой прикололи к картонке для эксперимента на уроке зоологии.[3]

  — «Борис Ельцин»
  •  

Представитель администрации Президента России предупредил хозяина концерна «Сибнефть» господина А. Романовича, что пришла пора поделить его концерн поровну с государством: государству — нефть, ему — Сибирь![1]

  — там же
  •  

В Харькове в последний день гастролей я пошёл в баню выпарить перенапряжение. Устроители моих концертов посчитали прибыль от этих гастролей, и чтобы заманить меня к себе ещё раз решили сделать подарок-сюрприз! Прислали в баню двух местных девушек. Как теперь принято говорить — этакий «комплимент от шеф-повара». Девушки из тех, которые хорошо выглядят только на дороге в свете дальних фар автомобиля. Помню, у одной было жабо бирюзовое, у другой — розовое. Обе маленького роста, полненькие, напоминали передутые первомайские шарики — розовый и голубой. Видимо, их действительно сняли с дороги, где они должны были выглядеть как можно ярче. Я между заходами в парилку смотрел телевизор. Шла очень интересная передача о моём любимом режиссере Товстоногове. Я понял, что из этой ситуации надо как-то достойно выкрутиться. Однако ничего лучшего не нашёл, чем спросить у этих двух «шариков»:
— Вы знаете, кого сейчас показывают по телевизору?
Обе смутились.
— Нет… Не знаем…
— Как, вы не знаете Товстоногова?! — Я сделал вид, что крайне возмущён такой безграмотностью нашей передовой части молодого женского поколения. — Немедленно покиньте это помещение. Я даже разговаривать не хочу с теми, кто не знает Товстоногова!
Наутро в местной газете появилась заметка о том, что Задорнов не имеет дело с проститутками, которые не знавали Товстоногова. Всего одно слово «не знают» изменили на «не знавали», а как удачно сразу опустили и меня, и Товстоногова, и «шариков».

  — «Никита Михалков»
  •  

Журнал «Космополитен» решил создать портрет идеальной женщины. Для этого взяли глаза Элизабет Тейлор, нос — Клаудии Шифер, волосы — Кристины Агилеры и губы Анджелины Джоли. В результате компьютер выдал фотографию Сергея Зверева.[1]

  — «Максим Галкин»
  •  

Как стало известно из достоверных источников. Роман Абрамович требует, чтобы его особняк на Чукотке получил статус города.[1]

  — там же
  •  

Мы много лет бок о бок работали на эстраде. Словом, старели плечом к плечу. С Лионом всегда было весело! Даже стареть.

  — «Геннадий Хазанов и Лион Измайлов»
  •  

По предложению Измайлова, [Арканов] согласился принять меня, автора, пишущего для самодеятельности, в группу выступавших с гастролями по стране профессиональных сатириков. Позже я не раз шутил, что сатирикам было просто необходимо принять меня в свой коллектив для увеличения процента русских среди выступавших. Точнее, чтобы хоть один русский всё-таки в группе был. Ну, так, чтобы хвастаться. У нас среди сатириков есть русский!
Так благодаря тому, что я русский в тот период лёгкого налёта государственного антисемитизма в СССР я попал на профессиональную сцену.

  — «Аркадий Арканов»
  •  

Евгений Петросян всегда был человеком благодарным. В частности, считал, что авторы, которые для него писали, недостаточно оплачивались по закону, и старался что-то для них сделать. — подпись к фото на с. 398

  •  

Венгрия в то время для советских людей была, как некий огромный супермаркет для бездомных. — там же

Не забывается, не забывается, не забывается, такое никогда!!!Править

  •  

Рассказали знакомые гаишники. Рано утром практически на пустой улице перевернулся джип. За рулём была женщина. Слава богу, осталась жива. Они её, естественно, спрашивают:
— Как вы умудрились перевернуться на ровном месте? Вам же никто не мешал!
— Можно я вам честно отвечу? Я… я… я… пыталась колготки переодеть!
Даже повидавшие немало на дорогах России гаишники и те остолбенели:
— Но… но это невозможно! Я бы лично не смог! — попытался представить себя на её месте один из них.
— Почему невозможно? Раньше ведь удавалось!

  — без названия
  •  

Знаете ли вы, что у всех женщин одно на уме — будто бы у всех мужчин только одно на уме.[1]

  — «Для любимого ничего не жалко»
  •  

Обычная внешность женщины средних лет, которая потерялась среди бесконечных реформ.

  — «Между эпохами»
  •  

Нашим людям просто необходимо дать свободу слова, раз больше дать им нечего.[1]

  — «Мы не все ещё рабы!»
  •  

В первые годы после развала Советского Союза, когда старые порядки уже не работали, а новые ещё не появились, когда жизнь людей на бывшей территории Советского Союза напоминала беспорядочное движение ошалевших молекул, находящихся в объёме под излишним давлением, стюардесса в Днепропетровске решила успокоить бегущих по лётному полю пассажиров, которые боялись опоздать на самолёт. Господи, что же началось после того, как она выкрикнула на всё лётное поле:
— Да не спешите вы так торопиться! Всё равно пятеро не полетят!

  — «Не спешите торопиться!»
  •  

Величайшая миссия нашего народа — показать всему миру, как не надо жить.[1]

  — там же
  •  

Однажды пришли мы с компанией на пароме в Хельсинки из Таллина. Среди пассажиров парома большинство были финны — возвращались домой с уик-энда. Поэтому всю ночь на пароме было тихо, как на айсберге. Лишь из двух баров на верхних этажах доносился отдалённый гул нетемпераментной финской пьянки, как будто это были не бары, а трансформаторные будки.
Подходим в Хельсинки к причалу и ничего не можем понять: среди встречающих множество людей с инвалидными колясками. А на пароме ни одного инвалида! Оказалось, это родственники встречают возвращающихся из Таллина пьяных финнов, чтобы на инвалидных колясках увезти их домой.

  — «Пора собирать финики!»
  •  

Следующую историю мне рассказал мой друг, Лион Измайлов <…>. Он человек верующий. Пошёл в церковь на Крещение, чтобы взять святой воды. У церкви с утра уже была большая очередь. Кое-где даже слышались обычные для утренней очереди споры.
— Вы здесь не стояли, как вам не стыдно?
— Это вы здесь не стояли, это вам должно быть стыдно.
— Ишь какой! За святой водой пришёл, а ещё грубит!
— А ты, с таким лицом, и тоже за святой водой? Да тебе сейчас рассол нужен, а не святая вода!
К моему приятелю, <…> узнав его, подошёл священник. И сказал <…>:
— Пойдёмте, Лион, я вам налью святой воды с чёрного хода. А то русский боголюбивый народ в желании снискать божью благодать затопчет любого. — отрывок приводился в сборнике «Сумасшедший дом Вселенной» (сб. «Записная книжка уставшего романтика», 2005, с. 286)

  — «Святая вода»
  •  

Наших легко можно узнать за границей. Если, к примеру, женщины по пляжу ходят на каблуках — это наши. Им не важно, что неудобно переваливаться по песку уточками. Главное — круто! <…> Если кто-то из мужчин, проходя мимо витрины магазина, смотрит в неё — это наш. Он смотрит не на то, что продаётся, а на свой живот. Можно ли ещё добавить пивка?

  — «Умный в гору не пойдёт»
  •  

Севастополь. Свирепствует холерная палочка. Высоченным забором огородили пляж. На самом заборе вывесили предупреждение буквами в человеческий рост: «Пляж закрыт. Находиться на нём опасно для жизни». Прямо под предупреждением в заборе — большая дырка. Меня всегда поражала пропускная способность российских дырок. Перед ней выстроилась настоящая очередь: и стар, и млад, и семейные. Вошёл в неё и я. Я тоже наш человек. Как не испытать судьбу? Не впрыснуть в кровь адреналина?!
На пляже ещё одно предупреждение. Конкретнее! «Находиться на пляже категорически запрещается!» Тем не менее полный пляж загорающих людей! Работает пункт проката, чайная, шашлычная… Но главное — многие купаются! И хоть бы кто-то их остановил! Зорко следит за купающимися спасатель. И только старушка кричит своим внучатам: «Внучатки, не ныряйте глубоко, там холерная палочка!»

  — «Холерная палочка»
  •  

Путешествуя по Алтайскому краю, я долго не брился. Люди перестали меня на улицах узнавать, и это мне понравилось. <…>
В Сочи подошёл к стоящему у прилавка холодильнику с мороженым, открыл створку, хотел выбрать что-нибудь повкуснее.
Подскочила продавщица, точь-в-точь из далёкого совдеповского «тёточного» сервиса, и, оскорблённая моей самостоятельностью, начальственно взвизгнула:
— Что вы тут своими ручонками сучите?
Давно я подобного не слышал! Даже забыл, как отвечать! В далёкие 70-е, когда с этими оборотами мы сталкивались ежедневно, я любил с улыбкой отвечать: «С таким характером могла бы быть и покрасивее!» После такого ответа сервисные тётки, как правило, немели, пытаясь понять: комплимент это или оскорбление?
С тех пор я стал намного старше, да и борода обязывала. Недаром все святые на Руси носили бороду. Продолжая разыгрывать этакого смиренного старца, с интонацией волхва на капище я объяснил ей, что выбираю мороженое и что, если она будет любезна, поможет мне, то я буду ей бесконечно благодарен…
Пока я сплетал все эти слова в одну изысканную вежливость, она по голосу потихоньку начала меня узнавать, насторожилась и стала пристально в меня всматриваться, как бы сличая голос с лицом. Что-то всё равно у неё в голове не срасталось. Тем не менее, уже гораздо мягче, хотя всё ещё скрипуче, осторожно поинтересовалась:
— Это вы? Или не вы?
— Ну… в какой-то степени… А что?
— Сказали бы сразу, что это вы, я бы вам не грубила!
После признания во мне «звезды» она была настолько любезна, что позволила самому выбрать мороженое. Но когда я уходил, всё-таки переспросила для своего будущего спокойствия ещё раз:
— Извините, но это действительно были вы?
Ей хотелось ещё раз убедиться, что она не зря пять минут сдерживалась и не грубила. А то вдруг не я? Тогда ж вся вежливость — впустую!

  — «Юмор с бородой»
  •  

… перед началом одного из концертов к авансцене подошла моделеобразная девушка с букетом роз. Девушка эффектная. <…> Я не знаю, чем поливают этих красавиц с высотными ногами, что они так вырастают, только, стоя перед авансценой, она была такого же роста, как я на сцене. Розы, как и она, тоже были длинноногие.

  — «Я вас так люблю»

Только наш человекПравить

  •  

… рыбаков каждую весну уносит на одной и той же льдине по одному и тому же маршруту.
… водители маршрутных такси при полном салоне пассажиров, когда встречаются на дороге, играют друг с другом в «обгонялки». И только наши пассажиры болеют каждый за своего водилу, и, когда тот обгоняет, всем салоном показывают «соперникам» языки[4].
… перебегая улицу на красный свет, ты можешь быть сбит встречным перебегающим.
… мужик может поспорить на ящик водки, что он бросит пить.

  — «Только у нас»
  •  

… ходят к любовнице, чтобы выпить. <…>
… пьяные на пляже в самый солнцепёк, с мокрыми трусами на голове, могут играть в шахматы на щелбаны или на «кукарекнуть за буйком».

  — «Только наши мужики»
  •  

… заедают лук чесноком, чтобы от них не пахло луком. <…>
… получив от проводницы в поезде сырое бельё, радуются: значит, его постирали!

  — «Только наши»
  •  

… уволиться с работы 31 декабря только из-за того, что его смена выпала на новогоднюю ночь!
… обмыть покупку на сумму в три раза больше стоимости самой покупки!
… поить всю ночь иностранца, по пьянке внушать ему, что мы — страна придурков, и дать ему в морду, когда он согласится!

  — «Только наш человек может»

ПримечанияПравить

  1. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 Афоризмы, связанные с основным текстом косвенно, расставлены по книге в рамках.
  2. Это позже сказал Александр Ширвиндт, как Задорнов отметил в интервью Трошкиной.
  3. Парафраз из интервью «Ухожу, понимаешь», 2000.
  4. Ранее в: Михаил Задорнов: "Сегодня в России по-прежнему две беды, но не дороги и дураки, а дураки и дуры" // Бульвар Гордона. — 2006. — № 5 (41), 31 января.