Распад России

Здесь приведены цитаты о гипотетических сценариях, прогнозах и последствиях распада Российской Федерации как единого государства.

Флаг-карта Российской Федерации без Автономных Округов и Республик.

ЦитатыПравить

1990-еПравить

  •  

Исполнительная и так называемая законодательная власть — полтора года изнурительно, до взаимного бессилия, сражались друг с другом — на позор всей страны. (И тут не упустим отметить парадоксальную ситуацию: Верховный Совет, сторонники тоталитарной власти, по тактическим расчётам изо всех сил вынуждены были отстаивать «принципы демократии»; а «демократы», из таких же тактических соображений, стояли грудью за авторитарность власти. Столь тверды были принципы тех и других.) Обе борющиеся стороны безответственно, наперебой, заигрывали с сепаратизмом автономных республик, толкнули негодующие области и края объявлять и себя республиками, какой оставался им выход? И если бы этот балаган двоевластия не окончился — Россия бы уже распалась на куски. («Федеративным договором» Ленин ещё раз кусает нас из мавзолея. Но Россия никогда не была федерацией и не создавалась так.)

  Александр Солженицын, «Русский вопрос» к концу XX века, 1994
  •  

Россия красит свой фасад,
чтоб за фронтоном и порталом
неуправляемый распад
сменился плановым развалом.

  Игорь Губерман, «Московский дневник»
  •  

Нет в мире ни одной человеконенавистнической идеологии, даже в теории, более жестоко и цинично действующей, чем русизм. <…> Мне остановка этой войны не нужна. <…> Эта война перейдёт на территорию России <…>. И западные страны, мировое сообщество не дадут её остановить, чтобы полностью изолировать Россию и уничтожить её как государство, чтобы этого хищного зверя на земле больше не существовало.[1]

  Джохар Дудаев, апрель 1995

2010-еПравить

  •  

… к власти пришла мудрая команда во главе с невзрачным на первый взгляд человеком. Он оказался великим либералом и психотерапевтом. На протяжении полутора десятка лет, непрерывно говоря о возрождении империи, этот тихий труженик распада практически делал всё, чтобы труп благополучно завалился. Так и произошло. После чего в распавшихся кусках красавицы затеплилась другая жизнь. <…>
— Так вот, подвёл он нас к бильярдному столу, взял шар и говорит: сейчас, господа новые дворяне, я продемонстрирую вам наглядно феномен истории XXI века. Взял один шар и пустил его в лузу. Шар туда благополучно свалился. Берёт он другой шар, спрашивает: сейчас я пущу его по тому же пути. Что будет с шаром? Мы хором отвечаем: упадёт в лузу. Он пускает его, а сам нажимает кнопочку на пультике. Шар перед лузой взрывается, разваливается на куски. И куски слоновой кости <…> лежат перед нами на столе. <…> Красиво, граф! А Иван Владимирович спрашивает нас: что было бы, если бы этот шар не развалился на куски? Ответ: свалился в лузу. То есть исчез бы со стола? Да, Государь, исчез бы со стола. Правильно, дорогие мои верноподданные. Так вот, говорит он, этот стол — мировая история. А этот шар — Россия. Которая начиная с 1917 года неумолимо катилась в лузу. То есть к небытию мировой истории. И если бы она шесть лет назад не развалилась на части, то исчезла бы навсегда. Её падение со стола — не геополитический распад, а внутренняя деградация и неумолимое вырождение населения в безликую, этически невменяемую биомассу, умеющую токмо подворовывать да пресмыкаться, забывшую свою историю, живущую токмо убогим настоящим, говорящую на деградирующем языке. Русский человек как этнос исчез бы навсегда…

  Владимир Сорокин, «Теллурия», 2013
  •  

— Я помню русских только в детстве, когда они приезжали к нам в Будапешт за работой. Им было тогда трудно, их титаник “Постсоветская Россия” тонул. Мальчиком я услышал от одного пьяноватого русского что-то вроде исповеди. Он сравнивал русских с евреями: одних Бог лишил родины и рассеял по миру за то, что они распяли Христа, других — за то, что они распяли Человека. “Мы распяли в себе самих себя, распяли! — повторял он. — За это Россию засасывает чёрная дыра!” <…> Но потеряв свой мiр, русские быстро ассимилировались.

  — Владимир Сорокин, «Манарага», 2017

Владимир ВойновичПравить

  •  

Если Путин ещё глубже увязнет на Донбассе и начнёт полномасштабную открытую войну, распадётся не только Украина, но и Россия.[2]

  •  

Я летел, смотрел вниз, и вся эта проплывавшая подо мной территория показалась мне широкой рекой, скованной вековым слоем льда. Я смотрел на реку и думал: нет, этот лёд никогда не растает и не расколется. Так и будет под своей толщей держать в замороженном виде всё живое. И вдруг прямо на моих глазах по всей поверхности пошли зигзагообразные трещины. Лёд стал лопаться, разваливаться на отдельные льдины, которые, отдаляясь одна от другой, образовывали большие полыньи бурлящей тёмной воды. Начался ледоход. Огромные куски, похожие по очертаниям на субъекты Российской Федерации, отваливались от основной массы и, кружась в бешеном темпе, отправлялись в самостоятельное плавание. Первыми отвалились и поплыли куски, похожие по очертаниям на Сахалин и Камчатку с Чукоткой. За ними последовали Курилы, остров Врангеля, Новосибирские острова, полуостров Таймыр, а затем лёд пошёл ломаться в середине, и куски, напоминавшие опять же по очертаниям республики Якутию, Мари Эл, Татарстан, Башкортостан и Нижегородскую область, стали отдаляться друг от друга, находясь в странном кружении.

  — «Малиновый пеликан», 2016
  •  

Будет очередной развал страны, по-моему, это уже неизбежно. <…> У меня такая метафора: в герметичном сосуде достаточно одну дырку просверлить, чтобы он перестал быть герметичным, и уже ничего не сделаешь. Политика, обращённая к прошлому, не выдерживает новых вызовов, политику нужно строить в расчёте на молодых, а не по прошлому образцу. Наше государство выглядит дико в окружении нормальных соседей, следующим поколениям придётся как-то ремонтировать это всё, налаживать отношения с внешним миром, обязательно придётся. А опять создан неремонтируемый механизм: начни его ремонтировать, и пойдут куски отваливаться. Надоело жить в огромной стране, которая должна всё время только вооружаться неизвестно зачем — все-то на неё пытаются покуситься. Патриотизм — эта лошадь всё время будет скакать, пока не произойдёт какого-то крушения.[3]

2020-еПравить

  •  

… Россия всё время возвращалась от свободы назад к несвободе, не потому, что были какие-то особенные сатрапы здесь. <…> Это вот таким большим государством, как Россия, да, таким разномастным, таким разным. <…> одно дело ты родился, живёшь в Чечне, другое дело — в Якутии, третье дело — в Петербурге, да, ну это как бы совсем разная жизнь, другая ментальность, <…> всё разное.
Эта страна может сосуществовать в двух режимах.
Или в режиме, когда всё управляется очень жёстко из центра. <…> И когда всё решается там наверху, а если чуть что, значит, туда отправляется полицейская сила, чтоб, не дай Бог, ничего там не произошло.
Или <…> страна превращается в такие Соединённые Штаты России.
Когда все основные вопросы решает местное население, как им жить, а за центром остаются некоторые объединяющие функции <…>.
Любые попытки найти что-то посередине приводят к тому, что страна начинает разваливаться. Вот, приходит, допустим, к власти демократическое правительство. Допустим, Ельцин Борис Николаевич. Страна начинает распадаться на куски, потому что страха больше нет. Всюду есть какие-то местные там царьки, ханы и баи, у которых есть свои интересы. Центр они больше не боятся. Начинается сепаратистское движение повсюду. <…> Из Москвы <…> смотреть на это невозможно. Хочется послать туда войска и навести там, наконец, уже порядок. Начинается Чеченская война. <…> Нужна сильная рука. <…> И новая спираль. <…> И дальше одно идёт за другим. И оказывается, что ради стабильности, ради сохранения вот этой структуры, надо уничтожить все свободы, установить стабильную власть. Самая стабильная власть — это пожизненная диктатура или монархия. <…> когда этот стержень распадается <…> — всё это развалится.
После того, как закончится Путин, а он очень сильно приблизил сейчас этот момент вот этой своей украинской авантюрой, это всё начнет разваливаться. <…>
Для того, чтобы этого не произошло, надо будет снова собирать Россию вместе на других основаниях, уже как настоящее федеральное государство. <…> Я не исключаю, что в этой стране в каких-то её <…> республиках или как будут называться, одни будут более демократические, другие будут менее демократические, третья какая-нибудь вообще захочет, по законам шариата жить, и Бог с ней, если она так хочет.
И вот тогда, объединённая какими-то общими интересами, живущая вместе не потому, что страшно выходить, а потому, что выгодно…

  Борис Акунин, интервью Ю. Дудю 4 марта 2022
  •  

«Российский либерал» — это оксиморон. <…> Россия — империя. Российский либерал — это имперский либерал. <…> Либерал может быть только анти-имперским: либерал может быть только анти-российским.
«Давайте построим прескрасную демократическую Россию будущего» — да бред это собачий... Давай построим прекрасный демократический Третий рейх будущего — нельзя построить <…>. Третий рейх может быть только Третьим рейхом — и демократический может быть только Германия маленькая страна, которая дала всё что она завоевала. То же самое с Россией: Россия может быть только империя. А демократическая прекрасная Московия будущего может быть, вот, только эта маленькая Московия — и после того, как от её отвалится, всё что она завоевала за эти 300 лет.

  Аркадий Бабченко, программа «Бацман», 3 июня 2022

См. такжеПравить

ПримечанияПравить