Мятлик

вид растений

Мя́тлик, под которым чаще всего имеется в виду мя́тлик лугово́й (лат. Poa praténsis) — многолетнее растение; один из самых распространённых видов рода мятлик (лат. Poa) семейства Злаки; кормовая трава, один из самых ранних злаков, а также сорное растение, загрязняющее посевы зерновых и кормовых культур. Используется также как газонная трава. В природе произрастает по лугам, полям и лесным опушкам.

Мятлик луговой

Мятлик в коротких цитатахПравить

  •  

Зяблик ― мятлика наелся,
Даже малость ― переел...[1]:285

  Михаил Савояров, «Мятый лев» (И.П.Мятлеву, из сборника «Оды и Пароды»), 1909
  •  

...самой «авиационной» травой оказался мятлик. Исправно произрастал под любыми колёсами…[2]

  Пётр Новиков, «Луг для фронта», 1977
  •  

― Блю грасс?.. А как же! ― <...> какое это изумительное зрелище ― голубая трава.
<...> Bluegrass по-русски означает обыкновенный сорняк, называющийся мятлик луговой. В другом варианте пырей.[3]

  Василий Песков, Борис Стрельников, «Земля за океаном», 1977
  •  

Поживи своим обманом,
Мятлик, бабочка, душа.[4]

  Давид Самойлов, «Бабочка», 1985
  •  

...неисчислимый род мятлика, сравнимый разве что с библейским родом...[5]

  Николай Крыщук, «Расписание», 2001

Мятлик в научно-популярной литературе и публицистикеПравить

  •  

Я знаю, что соха многим не нравится за тем, что не глубокие выворачивает глыбы, по чему земля с назёмом надлежащим образом смешаться не может, и коренья посторонней травы, будучи въ целости, усиливаются и заглушают посеянный хлеб, отнимая у него потребной питательной сок. Примером: Мятлики (Poa rubra) и Клоповника (Rhinanthus Crista galli).[6]

  Иван Лепёхин, «Дневные записки...», 1768
  •  

У дернин с такой подпочвы с нижней стороны земля имеет темно-сероватый цвет и достаточно рыхла и рассыпчата; признаком такой почвы служит растущая на ней хорошая, мягкая и сочная трава и особенно луговой мятлик (Роа pratensis) и ежа сборная (Dactylis glomerata); взятые с подпочвы глинистой дернины отличаются снизу более светлым цветом и грубоватою, жесткою и твердою землею, и дают землю более тяжелую и менее плодородную; такие дернины лучше перекладывать в куче полуистлевшим листом и соломистым навозом и оставлять подольше в куче, чтобы она лучше промерзла; если же все-таки земля получится тяжеловатая, то нужно прибавить к ней речного песку.[7]

  — П. И. Каменоградский, «Парники и ранняя выгонка овощей, рассады и земляники», 1906
  •  

Стелющиеся растения скал сменяются другими. Встречаются: дёрен (Cornus suetica L.), с мелкими тёмными цветами, окружёнными белой обвёрткой; грушанки: малая (Pirola minor L.) и однобочная (Р. secunda L.), щавель (Rumex acetosella L. var. integrifolia), вереск (Calluna vulgaris Salisb. ), мятлик альпийский (Poa alpina L.), папоротник (Dryopteris linnaeana C. Chr.), мытник лапландский (Pedicularis lapponica L.) и др. У подножия скал, в трещинах, видны пучки нежных листьев и белые цветы камнеломки (Saxifraga rivularis L.)[8]

  Геннадий Боч, «Экскурсия на Север», 1926
  •  

Путеводитель по штату Теннесси и лежащему рядом Кентукки обещал нам дорогу «голубой травы» («блю грасс»). Мы глазели вовсю, стараясь не проморгать растительный феномен. Но, увы, трава, как и всюду, была зеленой.
― Сэр, вы видели синий цвет? ― спросили мы в маленьком придорожном кафе румяного джентльмена в рыбацкой куртке и красной кепочке с козырьком в четверть метра.
― Блю грасс?.. А как же! ― И стал рассказывать, какое это изумительное зрелище ― голубая трава.
А мы ведь ехали вслед за его вишневого цвета «мустангом». Одно из двух: либо зрение у американцев особое, либо кто-то однажды выдумал это «блю», и всем потом стыдно признаться, что не видели феномена. Bluegrass по-русски означает обыкновенный сорняк, называющийся мятлик луговой. В другом варианте пырей. Словари до сих пор спорят, что именно. Если ранним утром, когда солнце только-только всходит выйти на поляну, усеянную этим пыреем, то действительно виден этот голубоватый оттенок у травы. По странной прихоти судьбы, мятлик в бешеных количествах произрастает на зеленых кентуккийских холмах, отчего американцы, не мудрствуя лукаво, и окрестили Кентукки «Bluegrass State».[3]

  Василий Песков, Борис Стрельников, «Земля за океаном», 1977
  •  

Надеялись, что удастся совместить две взаимно исключающие друг друга операции: довести грунт взлётного поля до плотности застывшего цемента, а затем вырастить на нем ровный травяной ковёр. Ни о каких других вариантах пилоты и слышать не хотели. А Николай Степанович, как человек науки, искренне изумлялся: «Ну не парадокс ли! Траву на «цементе» выращивать…»
Николай Степанович перепробовал почти все травы, высевал смесь из семян шести-восьми сортов. И вырастил ковёр достаточно плотный и прочный: сто раз на дню могли взлетать и садиться «ястребки», а дёрн выдерживал. А самой «авиационной» травой оказался мятлик. Исправно произрастал под любыми колесами…[2]

  Пётр Новиков, «Луг для фронта», 1977
  •  

Оказывается, даже мягкая изумрудная лужайка может таить в себе опасность. Ведь большинство газонных трав ― мятлик (Poa), полевица (Agrostis), овсяница (Festuca), райграс (Lolium) ― при скашивании и во время цветения способны вызвать аллергическую реакцию у человека, страдающего сенной лихорадкой.[9]

  — Александр Чечуров, «Эй, ты, дурень, перестань есть соседскую герань!» 2002
  •  

Если не пройдет дождь или газон не полить, трава быстро пожелтеет. Она может даже погибнуть ― это случается с такими чувствительными к недостатку влаги растениями, как мятлик луговой. Что делать? Повышайте засухоустойчивость травяного покрытия.[10]

  — Ирина Зброшко, «От пустыря до прекрасного сада», 2002
  •  

Сейчас думаю: ну, допустим, учёные обнаружат-таки какую-нибудь белковую частицу, из которой все мы произошли. Но разве сможет объяснить это боярскую шубку шмеля, восторг ребёнка, неисчислимый род мятлика, сравнимый разве что с библейским родом, тонкие призраки моей памяти наконец...[5]

  Николай Крыщук, «Расписание», 2001

Мятлик в мемуарах и художественной прозеПравить

  •  

И хотя погода стояла жаркая, с ветреными полднями и тихими комариными зорями, все, все говорило о приближении осени; на дальних сопочках, покрытых мелким леском, проступили кумачовые пятна бересклета, невысокие лиственницы на звонаревском кладбище порыжели, словно покрылись ржавчиной, а по вечерам над степью табунились дикие утки и пролетали со свистом над станцией. Но степь, обильно напоенная августовскими ливнями, не хотела сдаваться напору осени, и под бурыми метелками пырея и мятлика у самых корневищ густо резались перистые сочные листья. Хорошо ходить по такой степи! Травяной покров ее настолько густ и пружинист, что чуть отбрасывает ногу, точно резиновый.[11]

  Борис Можаев, «Саня», 1957
  •  

И еще был малый Колосок ― так себе травка, простая былиночка: ни красы от него, ни проку. Ну, хоть он и невелик был ростом, высокие травы на него не обижались.
― Пусть растёт, ― говорили Тимофеева трава и Лисохвост, покачивая своими мягкими щёточками, похожими на ламповые ёжики. ― Так приятно смотреть на малышей.
― Маленько он похож на меня, ― говорил Мятлик. ― И листочки у него узенькие и прическа метелочкой. Обождите, он ещё покажет себя.[12]

  Виталий Бианки, «Лесные были и небылицы», до 1958
  •  

А уж трава на Горбатом мысу! Гнездоватый мятлик, красноголовая осота — старучина да задубевшая собачья дудка… Коса вызванивает, как о проволоку. Пять пекашинских домохозяек, проклиная все на свете, маялись на мысу уже второй день.[13]

  Фёдор Абрамов, «Братья и сестры», 1958
  •  

Где-то совсем рядом осторожно, словно на пробу, прострекотал кузнечик. Коль благоговейно скосил взгляд и увидел ― тот сидел на стебельке мятлика, покачиваясь вместе с ним; поблескивали черные бусинки глаз, усы подрагивали от теплого ветра.

  Вячеслав Рыбаков, «Вода и кораблики», 1992

Мятлик в стихахПравить

  •  

Зяблик ― мятлика наелся,
Даже малость ― переел,
Поначалу он распелся,
А затем, мой свет ― запел...[1]:285

  Михаил Савояров, «Мятый лев» (И.П.Мятлеву, из сборника «Оды и Пароды»), 1909
  •  

Над цветами по полянам,
Над стеною камыша
Поживи своим обманом,
Мятлик, бабочка, душа.[4]

  Давид Самойлов, «Бабочка», 1985
  •  

Мятлик луговой
Шепчется с травой...
Шелестит метёлкой
С золочёной чёлкой.[14]

  Елена Киргизова, «Мятлик», 1996
  •  

Не все ль равно?.. И все же, все же
Прозрачен мир и не безбожен,
И путь не безнадежен твой,
Коль над тобою сень серёжек,
И травы вдоль твоих дорожек
Зовутся “мятлик луговой”.[15]

  Лариса Миллер, «Какое странное желанье…», 2001

ИсточникиПравить

  1. 1 2 М. Н. Савояров, Ю. Ханон. «Избранное Из бранного» (лучшее из худшего). — СПб.: Центр Средней Музыки, 2017 г. — «Мятый лев» (1909) из сборника «Оды и Пароды»
  2. 1 2 П. С. Новиков, Луг для фронта. — М.: «Техника - молодежи». № 2, 1977 г.
  3. 1 2 Песков В.М., Стрельников Б.Г., «Земля за океаном». — М.: Молодая гвардия, 1977 г.
  4. 1 2 Давид Самойлов. Стихотворения. Новая библиотека поэта. Большая серия. Санкт-Петербург, «Академический проект», 2006 г.
  5. 1 2 Николай Крыщук. «Расписание». — М.: журнал «Звезда», №2 за 2001 г.
  6. И. И. Лепёхин. Дневныя записки путешествія доктора и Академіи Наукъ адъюнкта Ивана Лепехина по разнымъ провинціямъ Россійскаго государства, 1768 и 1769 году, в книге: Исторические путешествия. Извлечения из мемуаров и записок иностранных и русских путешественников по Волге в XV-XVIII вв. — Сталинград. Краевое книгоиздательство. 1936 г.
  7. П. И. Каменоградский. Парники и ранняя выгонка овощей, рассады и земляники. Практическое руководство по устройству и ведению парникового хозяйства для огородников, сельских хозяев и любителей. — СПб., 1906 г.
  8. Боч Г.Н., «Экскурсия на Север». — М.: Государственное издательство, 1926 г.
  9. Александр Чечуров. «Эй, ты, дурень, перестань есть соседскую герань!» — М., журнал «Сад своими руками», от 15 декабря 2002 г.
  10. Ирина Зброшко. От пустыря до прекрасного сада. — М.: «Homes & Gardens», 10 августа 2004 г.
  11. Борис Можаев. «Живой». — М.: Советская Россия, 1977 г.
  12. Бианки В.В. Лесные были и небылицы (1923-1958). ― Ленинград, «Лениздат», 1969 г.
  13. Ф. А. Абрамов, Братья и сестры. М., Советский писатель, 1982 г.
  14. Е. А. Киргизова. «Мне осень нагадала по руке...»: стихи и песни разных лет. — Москва: РИФ «Рой», 1998 г. — 69 с.
  15. Л. Е. Миллер. «Где хорошо? Повсюду и нигде», «Время», Серия «Поэтическая библиотека», — Москва, 2004 г. — 558 стр.

См. такжеПравить