Дождеме́р, осадкоме́р, плювио́метр или плювио́граф — разнообразные по времени изготовления и конструкции приборы для измерения и регистрации количества воды в атмосферных осадках, выпадающих в виде дождя или снега. Как правило, дождемеры представляют собой цилиндрический сосуд из металла с различными приспособлениями для автоматического измерения и фиксации выпавших осадков.

«Засухомер» (Невада)

Дождемер в публицистике, научно-популярной литературе и мемуарахПравить

  •  

С первого поставил метеорологическую будку, в которой пока 2 термометра. Дождемеры установил на всех хуторах. Над влагою продолжаю работать и понемногу обрабатываю материал. До Вашего приезда образцы из колодца оставлю у себя, мне нужно проверить свой взгляд, если позволите, при помощи Ваших знаний, ― хотя, по выражению, думаю, Фортунатова в «Рус[ской] мысли», «не клином же все почвоведение сошлось в профессоре Докучаеве»...[1]

  Александр Измаильский, Письмо В. В. Докучаеву, 1891
  •  

1/ VII, <1925>. Утро дождливое, ветреное. Кругом мокро, грязно. Сугунурцы возятся со своими мокрыми манатками, а я нет! До 9 часов утра дождь шел не переставая, по величине средний (со мною дождемера нет), и в общем в течение суток смочил землю как следует и вовремя. Земледельцы ликуют и теперь вновь полны надежды на светлое будущее![2]

  Пётр Козлов, «Географический дневник Тибетской экспедиции 1923-1926 гг.», 1925
  •  

Займёмся подробнее нашим самодельным «дождемером». Как измерить высоту уровня воды в ведре? Вставить в него измерительную линейку? Но это удобно только в том случае, когда в ведре много воды. Если же слой её, как обычно и бывает, не толще 2-3 см или даже миллиметров, то измерить толщину водяного слоя таким способом сколько-нибудь точно, конечно, не удастся. А здесь важен каждый миллиметр, даже каждая десятая его доля. Как же быть?
Лучше всего перелить воду в более узкий стеклянный сосуд. В таком сосуде вода будет стоять выше, а сквозь прозрачные стенки легко видеть высоту уровня. Вы понимаете, что измеренная в узком сосуде высота воды не есть толщина того водяного слоя, который нам нужно измерить. Но легко перевести одно измерение в другое. Пусть диаметр донышка узкого сосуда ровно в десять раз меньше диаметра дна нашего ведра-дождемера. Площадь донышка будет тогда меньше, чем площадь дна ведра, в 10 × 10, т. е. в 100 раз. Понятно, что вода, перелитая из ведра, должна в стеклянном сосуде стоять в 100 раз выше. Значит, если в ведре толщина слоя дождевой воды была 2 мм, то в узком сосуде та же вода установится на уровне 200 мм, т. е. 20 см.
Вы видите из этого расчёта, что стеклянный сосуд по сравнению с ведром-дождемером не должен быть очень узок — иначе его пришлось бы брать чересчур высоким. Вполне достаточно, если стеклянный сосуд уже ведра раз в 5; тогда площадь его дна в 25 раз меньше площади дна ведра, и уровень перелитой воды поднимается во столько же раз. Каждому миллиметру толщины водяного слоя в ведре будет отвечать 25 мм высоты воды в узком сосуде. Хорошо поэтому наклеить на наружную стенку стеклянного сосуда бумажную полоску и на ней нанести через каждые 25 мм деления, обозначив их цифрами 1, 2, 3 и т. д. Тогда, глядя на высоту воды в узком сосуде, вы без всяких пересчётов будете прямо знать толщину водяного слоя в ведре-дождемере. Если поперечник узкого сосуда меньше поперечника ведра не в 5, а, скажем, в 4 раза, то деления надо наносить на стеклянной стенке через каждые 16 мм и т. п.[3]

  Яков Перельман. «Живая математика» (Глава 10), 1934
  •  

Мы научились измерять количество воды,приносимое дождём. А как измерить воду, приносимую градом? Совершенно таким же способом. Градины попадают в ваш дождемер и там тают; образовавшуюся от града воду вы измеряете — и получаете то, что вам нужно.
Иначе измеряют воду, приносимую снегом. Здесь дождемер дал бы очень неточные показания, потому что снег, попадающий в ведро, частью выдувается оттуда ветром. Но при учете снеговой воды можно обойтись и без всякого дождемера: измеряют непосредственно толщину слоя снега, покрывающего двор, огород, поле при помощи деревянной планки (рейки). А чтобы узнать, какой толщины водяной слой получится от таяния этого снега, надо сделать опыт: наполнить ведро снегом той же рыхлости и, дав ему растаять, заметить, какой высоты получился слой воды. Таким образом, вы определите, сколько миллиметров высоты водяного слоя получается из каждого сантиметра слоя снега. Зная это, вам нетрудно уже будет переводить толщину снежного слоя в толщину водяного.[3]

  Яков Перельман. «Живая математика» (Глава 10), 1934
  •  

Помимо врачебной практики и общественной городской деятельности, у него всегда была масса работ и начинаний. Из года в год он вел метеорологические наблюдения. Три раза в день записывались показания барометра, максимального и минимального термометра, направление и сила ветра. На дворе стояла деревянная колонка с дождемером, в глубине двора, у навеса, вздымался высоченный шест с флюгером. Записи, впрочем, больше вела мать; часто они поручались и нам. Отец вел широкие статистические работы; я помню его кабинет, весь заваленный стопочками разнообразных статистических карточек.[4]

  Викентий Вересаев, «Воспоминания», 1935
  •  

Научное оборудование зимовки Ушакова было неплохим. Но зимовке принадлежала только метеорологическая станция, состоявшая из одной жалюзийной будки с психрометром Вильда и максимальным и минимальным термометрами, флюгером, тоже Вильда, с тяжелой доской, дождемером с защитой Нифера и парой ведер, а в комнате врача Савенко, ведшего наблюдения, находились чашечный барометр, запасной анероид и недельный барограф. <...>
У станции рыли котлованы для радиомачт и якорей для оттяжек; в сотне метров от жилья расположилась метеорологическая станция с высоким флюгером, белыми гранеными будками, гребенкой нефоскопа и раструбом дождемера. Пустынная коса, на которой иногда возникали легкие полотняные постройки эскимосов, ― волей партии, советской власти, благодаря упорному труду коллектива советских людей принимала жилой вид. Постройки собирались с невероятной быстротой.[5]

  Ареф Минеев, «Пять лет на острове Врангеля», 1936
  •  

Название горы «Дождемерная» появилось после установления на ее вершине осадкомера. Кафгархона ― «Голубятня», «Гнездовье голубей» ― двухголовая вершина над правым бортом ущелья реки Джиджикдарьи в нижней части (тадж. кафтар ― «голубь», хона ― «гнездо»), Кыркшайтан ― вершина в окрестностях озера Искандеркуль.[6]

  Георгий Дитрих, «Названия вершин и перевалов в Фанских горах», 1975
  •  

Наиболее частая причина селевых потоков мощные ливни. На станциях слежения стоят дождемеры, автоматически записывающие количество осадков. Внимательно следит наблюдатель за уровнем реки, фиксирует скорость течения и, что особенно важно, мутность воды. Руководители экспедиций опытные туристы в местах, где тропа приближается к самой воде, тоже присматриваются к этим признакам.[6]

  Михаил Тарковский, «Грозный поток», 1975
  •  

Через несколько часов пошёл мелкий дождик, продолжавшийся около часа. Дождемер показал 0, 03 дюйма осадков (дюйм ― 2, 54 см). Через месяц изобретатель добился дождя в 0, 04 дюйма, а в июле, самом засушливом месяце в Калифорнии, получил целых 0, 65 дюйма, чего синоптики ранее никогда здесь не отмечали. Правда, старожилы знали, что если в июле дождь всё-таки выпадет, то будет обильным. <...>
Перед смертью (Пол скончался в 1974 году) он передал в один из музеев Сан-Диего некоторые вещи знаменитого брата: полевые тетради с подёнными записями о погодных условиях, ржавый дождемер, старый барометр в латунной оправе, аптечные весы с набором разновесов и деревянную школьную линейку.[7]

  — Юрий Фролов, «Человек дождя», 2009

Дождемер в беллетристике и художественной прозеПравить

 
Дождемер (США)
  •  

Забава понравилась мальчику. Знакомые предметы принимали сказочный вид ― то угрюмый, то радостный, то враждебный, то ласковый ― смотря по тому, глядел ли он в желтое, голубое, красное, лиловое или зеленое стекло. Понравилось ему и другое изобретение Леонардо ― камера-обскура: когда на листе белой бумаги явилась живая картина, где можно было отчетливо видеть, как вертятся колеса мельницы, стая галок кружится над церковью, серый ослик дровосека Пеппо, навьюченный хворостом, перебирает ногами по грязной дороге, и верхушки тополей склоняются под ветром, ― Франческо не выдержал ― захлопал в ладоши от восторга. Но более всего пленял его «дождемер», состоявший из медного кольца с делениями, палочки, подобной коромыслу весов, и двух подвешенных к ней шариков: одного ― обернутого воском, другого ― хлопчатой бумагой; когда воздух насыщался влагою, хлопок впитывал ее обернутый им шарик тяжелел и, опускаясь, наклонял коромысло весов на несколько делений круга, по которым можно было с точностью измерить степень влажности, между тем как восковой ― оставался для нее непроницаемым, по-прежнему легким. Таким образом, движения коромысла предвещали погоду за день или за два. Мальчик устроил свой собственный дождемер и радовался, когда, к удивлению домашних, исполнялись его предсказания.[8]

  Дмитрий Мережковский, «Воскресшие боги. Леонардо да Винчи», 1901
  •  

― Что так?
Захар хотел было рассказать про посевы южных растений, но вдруг заметил в углу участка укрепленный на высоком шесте флюгер из жести, дождемер, какую-то будку.
― Еще новая затея! ― развел он руками.
― Это метеостанция, дедушка, ― храбро заявила Маша. ― Мы погоду будем предсказывать.
― Ну-ну, ― хмыкнул старик. ― Только со мной не тягайтесь. У меня ноги как загудят от ревматизма ― зараз скажу, что дождь будет. Без ошибки![9]

  Алексей Мусатов, «Стожары», 1948
  •  

― Уйди, уйди, лошак рогатый! Клара, за мной! ― Старуха кряхтя лезет на лесенку дождемера, пишет в книжицу. Клара с ее плеча заглядывает, что она пишет…
Разгорается утро, и все роскошнее становится мир, окруживший владения Екатерины Андреевны. Птицы развели свой утренний гвалт, словно встрепенулись и проснулись кедры, над ними зарозовели первыми причудливые скалы-столбы; за птицами пробудились краски: все ярче зеленел лес и синело небо, белела река. Туман над рекой уже кое-где редел, обнажая быструю воду. Из тумана, наполовину в пару, словно оправдывая свое нелепое название, полз с того берега вдоль троса паром или, как его здесь называют, «плашкоут».[10]

  Андрей Битов, «Заповедник (телемелодрама)», 1991

ИсточникиПравить

  1. А. А. Измаильский, Научное наследство. Т. 2. М.: Изд-во АН СССР, 1951
  2. Козлов П.К., «Дневники монголо-тибетской экспедиции. 1923-1926», (Научное наследство. Т. 30). СПб: СПИФ «Наука» РАН, 2003 г.
  3. 3,0 3,1 Я. И. Перельман. Живая математика. Математические рассказы и головоломки. — М.: Главная редакция физико-математической литературы издательства «Наука», 1967 г. — 160 с.
  4. Вересаев В.В. «Воспоминания». — М., Госполитиздат, 1946 г.
  5. А. И. Минеев. Пять лет на острове Врангеля. — Л.: Молодая гвардия, 1936 г.
  6. 6,0 6,1 Георгий Дитрих, Названия вершин и перевалов в Фанских горах. — М., «Ветер странствий», Альманах, выпуск десятый, 1975 г. Ошибка цитирования Неверный тег <ref>: название «Тарковский» определено несколько раз для различного содержимого
  7. Юрий Фролов, Человек дождя. — М.: «Наука и жизнь». № 10, 2009 г.
  8. Д. С. Мережковский. Собрание сочинений в 4 томах. Том I. — М.: «Правда», 1990 г.
  9. Алексей Мусатов. «Стожары». — М., ГИХЛ, 1950 г.
  10. Битов А.Г. Жизнь в ветренную погоду. ― М.: Вагриус, 1999 г.

См. такжеПравить