Василий Львович Пушкин

русский поэт,дядя Александра Сергеевича Пушкина

Василий Львович Пушкин (27 апреля [8 мая] 1766 — 20 августа [1 сентября] 1830) — русский поэт. Дядя Александра Пушкина. Самое известное произведение — поэма «Опасный сосед» 1811 года.

ЦитатыПравить

  •  

Я знаю новую поэму только по отрывкам, но кажется мне, что в них гораздо больше вкуса, нежели во всех стихотворениях господина Воейкова.[1]по поводу «Разбора поэмы „Руслан и Людмила“» Воейкова

  — письмо П. А. Вяземскому 23 сентября 1820

ПоэзияПравить

  •  

Что тебе парнасские пигмеи,
Нелепая их брань, придирки и затеи!
Счастливцу некогда смеяться даже им.
Благодаря судьбу, ты любишь и любим.
Венчанный розами ты грации рукою,
Вселенную забыл, к ней прилепясь душою.
Прелестный взор её тебя животворит
И счастье прочное, и радости сулит.
Блаженствуй, но в часы свободы, вдохновенья
Беседуй с музами, пиши стихотворенья,
Словесность русскую, язык обогащай
И вечно с миртами ты лавры съединяй.

  «А. С. Пушкину», 1830
  •  

Зоил достоин сожаленья;
Он позабыл, что не вредна
Граниту бурная волна.

  «К А. С. Пушкину», [1829]
  •  

В предубеждениях нет святости нимало:
Они мертвят наш ум и варварства начало.
Учёным быть не грех, но грех во тьме ходить.
Невежда может ли отечество любить?
Не тот к стране родной усердие питает,
Кто хвалит всё своё, чужое презирает,
Кто слёзы льёт о том, что мы не в бородах,
И, бедный мыслями, печётся о словах!
Но тот, кто, следуя похвальному внушенью,
Чтит дарования, стремится к просвещенью;
Кто, согражда́н любя, желает славы их;
Кто чужд и зависти, и предрассудков злых![2]

  «К Д. В. Дашкову», 1811
  •  

«Постой, — кричит Плутов, — тебе ль о том судить,
Как в свете должно нам себя вести и жить?
Ты молод, так молчи. Мораль давно я знаю:
Ты с нею гол, как мышь, я — селы покупаю.
Поверь мне, не набьёшь стихами кошелька,
И гроша не дадут тебе за Камелька.
Я вздора не пишу, а мой карман исправен;
Не знаем ты никем, я в Петербурге славен.
Ласкают все меня: и графы, и князья».
Плутов, ты всем знаком, о том не спорю я,
Но также нет и в том сумненья никакого,
Что редко льзя найти бездельника такого,
Что всё имение, деревни, славный дом
Пронырством ты достал, Плутов, и воровством.[2]

  — «К Камину», [1793]
  •  

Друзья, для нас природа
И в ужасах своих блистает красотой![2]

  — «К любимцам муз», [1804]
  •  

Читатель cоглаcитcя cам,
Что в старости не ум — а сердце нужно нам.[3]

  — «Лев и его любимец»
  •  

Любимец муз соединяет
Прекраснейший талант с прекраснейшей душой.[2]

  — надпись к портрету В. А. Жуковского, [1817]
  •  

Все наши стиходеи
Слезливой лирою прославиться хотят;
Все голубки у них к красавицам летят,
Все вьются ласточки, и всё одни затеи;
Все хнычут и ревут, и мысль у всех одна:
То вдруг представится луна
Во бледно-палевой порфире;
То он один остался в мире —
Нет милой, нет драгой: она погребена
Под камнем серым, мшистым;
То вдруг под дубом там ветвистым
Сова уныло закричит;
Завоет сильный ветр, любовник побежит,
И слёзка на струнах родится.
Тут восклицаний тьма и точек появится.[2]

  — «Письмо к И. И. Д.», [1796]
  •  

— Я Истина. Меня и хвалят и поют;
Пристанища нигде однако ж не имею.
Ласкать я не умею
И правду говорю — вот вся моя вина;
За то и в рубище бродить осуждена.
Мне плохо жить на свете! <…>
«Мне кажется, с тобой
И с доброю душой
Ужиться никому не можно.
Ты правду говори, да только осторожно.»
Богиня с посохом и в рубище своём,
Вздохнув, пошла путём,
Не говоря ни слова.
Проказнице такой,
Я слышал, вечно бы шататься здесь нагой
Без Дмитрева и без Крылова.[4]

  — «Старушка и богиня Истина»
  •  

Экспромпты я тогда писал,
Когда надеялся, влюблялся,
Теперь от радостей отстал
И от надежды отказался…[5]

  — «Экспромпт»

ЭпиграммыПравить

  •  

Дом — чаша полная; — нетъ одного — души.[6]

  — 1814
  •  

Змея ужалила Маркела.
«Он умер?» — «Нет, змея, напротив, околела».[7]

  •  

«Какой учтивец стал Дамон
«Что за диковинка? Теперь в отставке он».[7]

  •  

«На что мне жизнь? Лишился я друзей,
Которые меня любить всегда хотели».
«Что ж, умерли они, к злой горести твоей?»
«Нет, живы, но разбогатели»[7]

  •  

Прославился хозяйством Тит;
Убытку в доме он не терпит никакого:
И ест, и пьёт, и говорит
Всегда на счёт другого.[7]

О Василии ПушкинеПравить

  •  

Явись <…> В. Пушкин <…> вместе с Пушкиным во цвете юности, и он, право, не был бы смешон и при [своих] скудных дарованиях…

  Виссарион Белинский, «Литературные мечтания», декабрь 1834
  •  

[Он], как стихотворец, витал, обыкновенно, в заоблачном мире, а теперь, к тому же, весь был поглощён одним литературным спором. <…> в одном послании к другу своему, Жуковскому, он имел неосторожность похвалиться знанием древней литературы:
Вергилий и Омир,
Софокл и Эврипид,
Гораций, Ювенал,
Саллюстий, Фукидид
Знакомы стали нам…
На это прежний друг, а теперь заклятый журнальный враг его, президент академии наук Шишков, позволил себе в полном собрании академии заявить, что есть-де «стихотворцы, которые взывают к Вергилиям, Гомерам, Софоклам, Еврипидам, Горациям, Ювеналам, Саллюстиям, Фукидидам, затвердя только имена их и — что всего удивительнее — научась благонравию и знаниям в парижских переулках». Василий Львович Пушкин, особенно гордившийся своим французским воспитанием и личным знакомством с французскими писателями, был до глубины души возмущен этим брошенным в него незаслуженным комом грязи. Надо было дочиста смыть позорное пятно! И вот, сопровождая племянника в Петербург, он в продолжение всего пути придумывал новое «послание» к третьему другу — Дашкову, а прибыв на место, усердно занялся печатанием в лучшей тогда петербургской типографии Шнора отдельной брошюры обоих посланий: к Жуковскому и Дашкову.

  Василий Авенариус, «Отроческие годы Пушкина», 1886

Александр ПушкинПравить

  •  

Тебе, о Нестор Арзамаса,
В боях воспитанный поэт, —
Опасный для певцов сосед
На страшной высоте Парнаса,
Защитник вкуса, грозный Вот![К 1] <…>
Вы, которые умели
Простыми песнями свирели
Красавиц наших воспевать,
И с гневной музой Ювенала
Глухого варварства начала
Сатирой грозной осмеять,
И мучить бледного Шишкова[8]
Священным Феба языком,
И лоб угрюмый Шаховского
Клеймить единственным стихом![К 2]

  — «Тебе, о Нестор Арзамаса…» (из письма ему 28 декабря 1816)
  •  

… желаю счастия дяде — я не пишу к нему; потому что опасаюсь журнальных почестей[К 3] — скоро ли выйдут его творенья? все они вместе не стоят Буянова; а что-то с ним будет в потомстве? Крайне опасаюсь, чтобы двоюродный брат мой[К 4] не почёлся моим сыном — а долго ли до греха.

  письмо П. А. Вяземскому 2 января 1822
  •  

Бедный дядя Василий! знаешь ли его последние слова? приезжаю к нему, нахожу его в забытьи, очнувшись, он узнал меня, погоревал, потом, помолчав: как скучны статьи Катенина! и более ни слова. Каково? Вот что значит умереть честным воином, на щите, с боевым кликом на устах! — комментарии: П. А. Вяземского: «Перед этим читал [Василий Львович Катенина] в «Литературной Газете». Пушкин говорит, что он при этих словах и вышел из комнаты, чтобы дать дяде умереть исторически»[9]; П. И. Бартенева: «Нам передавали современники, что, услышав эти слова, <…> Пушкин направился на цыпочках к двери и шепнул собравшимся родным и друзьям его: „Господа, выдемте; пусть это будут последние его слова“»[10][11]

  письмо П. А. Плетнёву 9 сентября 1830

КомментарииПравить

  1. «Арзамасское» прозвище В. Л. Пушкина[8].
  2. В «Опасном соседе» упомянуто, что в публичном доме: «Две гостьи дюжие смеялись, рассуждали
    И «Стерна Нового», как диво величали
    (Прямой талант везде защитников найдёт)»[8].
  3. Того, что дядя или напечатает его письма в журналах (как в 1821 г. с письмом от 28 декабря 1816), или ответит посланием и так же напечатает[8].
  4. Буянов, в шутку названный «двоюродным братом», — герой «Опасного соседа»[8].

ПримечанияПравить

  1. О. Н. Золотова. Примечания к «Разбору…» // Пушкин в прижизненной критике, 1820—1827. — СПб.: Государственный Пушкинский театральный центр, 1996. — С. 353.
  2. 1 2 3 4 5 Поэты 1790-1810-х годов. — Л.: Советский писатель, 1971. — Библиотека поэта; Большая серия.
  3. Вестник Европы. — 1802. — Ч. V. — № 19. — С. 187.
  4. Вестник Европы. — 1816. — Ч. LXXXVIII. — № 16. — С. 255.
  5. Литературный музеум на 1827 год, Владимира Измайлова. Изд. А. Ширяева. М.: тип. С. Селивановскаго, 1827.
  6. Вѣстникъ Европы, 1814, ч. 75, No 12, стр. 278.
  7. 1 2 3 4 Русская эпиграмма / составление, предисловие и примечания В. Васильева. — М.: Художественная литература, 1990. — Серия «Классики и современники». — С. 102.
  8. 1 2 3 4 5 Б. Л. Модзалевский. Примечания // Пушкин А. С. Письма, 1815—1825 / Под ред. Б. Л. Модзалевского. — М.; Л.: Гос. изд-во, 1926. — С. 184-5, 238-9.
  9. П. А. Вяземский. Полное собрание сочинений: в XII томах. Изд. графа С. Д. Шереметева. Т. IX. Старая записная книжка. — СПб.: Типография М. М. Стасюлевича, 1884. — С. 139.
  10. Русский Архив. — 1870. — С. 1369.
  11. Вересаев В. В. Пушкин в жизни. — 6-е изд. — М.: Советский писатель, 1936. — XII.