Летний солнцеворот

Ле́тний солнцеворóт, Ива́н Купа́ло (древнерусское название современного ле́тнего солнцестоя́ния) — один из двух солнцеворотов в году, астрономическое событие, при котором Солнце в полдень находится на максимальной высоте над горизонтом. Солнцеворотом такое положение называется потому, что начиная со следующего дня день начинает убывать, а солнце «поворачивает» от лета к зиме.

Летний солнцеворот в Лондоне (20 июня 2015)

Солнцеворот происходит дважды в год 20-21 июня и 21-22 декабря. В день летнего солнцеворота наблюдается самый длинный день и самая короткая ночь, а в день зимнего наоборот — самый короткий день и самая длинная ночь по сравнению с любым другим днём года (за исключением полюсов). В средних широтах даты солнцеворота совпадают с датами астрономического перехода с весны на лето и с осени на зиму. В культуре и мифологии многих народов дни зимнего и летнего солнцеворота имеют мистическое значение, приурочены к различным праздникам и ритуалам.

Летний солнцеворот в публицистике и документальной прозеПравить

  •  

Римляне по причине своего неустройства сразились бесславно и были разбиты. Левое крыло их было опрокинуто в реку и истреблено галлами; правое менее потерпело поражения, уклонившись от нападения с равнин на холмы. Большая часть воинов убежали в Рим. Все те, которым пресыщенные убийством неприятели позволили спастись, ночью бежали к венетам, полагая, что Рим уже погиб и что все жители его преданы были мечу.
Сражение это дано было во время летнего солнцеворота в полнолуние — в тот самый день, в который прежде случилось великое бедствие Фабиев: триста человек из сего рода изрублены были тирренцами. Этот день со второго поражения сохранил поныне название «аллийского», по названию реки.[1]

  Плутарх, «Сравнительные жизнеописания. Фемистокл и Камилл», II век н.э.
  •  

В древности в честь бога-огня, бога-солнца, бога-грома зажигались во время летнего солнцеворота праздничные огни. В купальских празднествах, даже и по дошедшим до нас пережиткам их, и теперь самым ярким по окраске обычаем является некогда осуждавшееся наравне с идолослужением «возжение купальских костров». И в наши дни у всех славян, а равно и у соседних с ними иноплеменных народов, в ночь под Ивана Купалу загораются по полям, берегам рек и холмам праздничные огни. У карпатороссов, как некогда у древних германцев, для зажжения купальского костра пользуются «живым огнем», добываемым путем трения дерева о дерево. При первой вспышке пламени, собравшаяся толпа молодежи откликается огню веселыми купальскими песнями.[2]

  Аполлон Коринфский, «Народная Русь : Круглый год сказаний, поверий, обычаев и пословиц русского народа — Иван Купала», 1901
  •  

Эратосфену было сказано, что в городе Сиене (Syene, ныне Асуан, у первого порога Нила) в определенные дни солнце освещает дно самых глубоких колодцев (знаменитое на всю древность «сиенское диво», ради которого туристы ко времени летнего солнцеворота посещали Сиену так же, как они ныне к тому же времени посещают Авасаксу или Нордкап). Это значило, что Сиена лежит на тропике (Рака), где солнце к летнему солнцевороту стоит в полдень в зените, то есть в направлении радиуса земли. Эратосфен в тот же день и час измерил для Александрии угол уклона полуденного луча от вертикали, то есть угол между сиенским и александрийским радиусами (угол α); длина же дуги между Александрией и Сиеной (AS) была известна.[3]

  Фаддей Зелинский, «История античной культуры», 1914
  •  

Когда-то люди полагали, что любые изменения происходят не путем постепенной смены явлений, а в результате резкого скачка. Именно такое событие повторялось каждый год в конце июня, в момент летнего солнцеворота. Для того чтобы переместиться вместе со всей природой из «светлой» половинки года в «темную», русский люд, помимо прочего, в ночь на 23 июня прыгал через костры, купался в реках и парился в банях. Купальские банные веники с осевшими на них следами прошлой жизни бросали в проточную воду, которая и уносила их в небытие, очищая дорогу грядущему.[4]

  — Елена Грузнова, «Место, где все равны», 1995

Летний солнцеворот в мемуарах и художественной прозеПравить

  •  

― Чем дальше в лес, тем больше дров! ― ворчал Боровой. ― Солнце и под восьмидесятым градусом северной широты должно перемещаться по небу, а не стоять на одном месте! Ведь Земля-то вертится!
Во время привала он определил высоту солнца, которая оказалась равной 90°.
― Можно подумать, что мы находимся под тропиком в день летнего солнцеворота или под экватором во время равноденствия! ― сказал он после наблюдения. ― Какую широту прикажете записать.[5]

  Владимир Обручев, «Плутония», 1924
  •  

― Конечно. Но только ― видите ли? ― я несколько иначе измеряю время. Само собой, не Фаренгейтами, не тумбочками, не Реомюрами. Но всё-таки чуть-чуть иначе… Мне важно, например, какое расстояние отделяло этот день от осеннего равноденствия или… там… летнего солнцеворота… или еще какой-нибудь гадости. Направление ветров, например.[6]

  Венедикт Ерофеев, «Вальпургиева ночь, или Шаги командора», 1985
  •  

Канун Иоанновой ночи ― ночь на 23 июня (в католической традиции), на 7 июля (в православном календаре), праздник Рождества Иоанна Крестителя, Иоаннова ночь, Купальская ночь, канун летнего солнцеворота. Сопряжена со множеством поверий, легенд, обычаев у всех христианских народов Европы. Так, обычай жечь костры «на Купалу» распространен от Уральских до Пиренейских гор: в средневековой Франции первый костер в Иоаннову ночь зажигал король.[7]

  Людмила Лопато, «Волшебное зеркало воспоминаний», 2003

Летний солнцеворот в стихахПравить

 
Летний солнцеворот во Франции (22 июня 2008)
  •  

Умолк и ждет и знает, что едва
Ль поверят фавны правде календарной…
Бессмертие ― удел неблагодарный,
И тяжела оранжевая даль,
Но он, кусая стебель в позолоте,
Уже вздыхает о солнцевороте.[8]

  Бенедикт Лившиц, «Наперсник трав, сутулый лесопыт...» (Николаю Кульбину), 1914
  •  

Вот прошел он ― самый длинный,
Самый светлый день в году.
Голубою паутиной
Тени стелются в саду.

  Георгий Шенгели, «Солнцеворот», 1944
  •  

Нету близости больше, чем перед солнцеворотом,
нет единства светлее, чем перед загаром
с этой вот медсестрой, с этим разнорабочим,
с этим завучем, управдомом, завгаром.

  Евгений Рейн, «Перед солнцеворотом», 1960-е
  •  

Отменная эта работа
Художество тех деревень,
Где с долгого солнцеворота
Не меркнет и за полночь день.[9]

  Всеволод Рождественский, «Деревянный медведь», январь 1963

ИсточникиПравить

  1. Плутарх (пер. Спиридон Юрьевич Дестунис). Сравнительные жизнеописания. — М.: Эксмо; СПб.: Мидгард, 2006. — 1504 с. — (Гиганты мысли).
  2. Аполлон Коринфский. «Народная Русь : Круглый год сказаний, поверий, обычаев и пословиц русского народа. — М., 1901 г.
  3. Зелинский Ф.Ф. «История античной культуры». — СПб.: Марс, 1995 г.
  4. Елена Грузнова, Место, где все равны. — М.: Родина, № 9, 1995 г.
  5. Обручев В.А. «Плутония. Земля Санникова». — М.: Машиностроение, 1982 г.
  6. Венедикт Ерофеев, Собрание сочинений в 2 томах. Том 1. — М.: Вагриус, 2001 г.
  7. Людмила Лопато, Волшебное зеркало воспоминаний. — М.: Захаров, 2003 г.
  8. Б. К. Лившиц. «Полутороглазый стрелец». — Л.: Советский писатель, 1989 г.
  9. В. Рождественский. Стихотворения. Библиотека поэта. Большая серия. — Л.: Советский писатель, 1985 г.

См. такжеПравить