Леонид Ильич Брежнев

советский государственный и партийный деятель, генеральный секретарь ЦК КПСС (1964—1982), председатель Президиума Верховного Совета СССР (1960—1964, 1977—1982)
(перенаправлено с «Брежнев»)

Леони́д Ильи́ч Бре́жнев (6 (19) декабря 1906 — 10 ноября 1982) — советский государственный, политический, военный и партийный деятель, первый секретарь ЦК КПСС в 1964—1966 годах, с 1966 по 1982 год — Генеральный секретарь ЦК КПСС и Председатель Президиума Верховного Совета СССР в 1960—1964 и 1977—1982 годах.

Леонид Ильич Брежнев
Brezhnev-color.jpg
Wikipedia-logo-v2.svg Статья в Википедии
Wikisource-logo.svg Произведения в Викитеке
Commons-logo.svg Медиафайлы на Викискладе

Цитаты и афоризмыПравить

  •  

 Да что вы, какие реформы! Я чихнуть даже боюсь громко. Не дай бог камушек покатится, а за ним лавина. Наши люди не знают... что такое капиталистические отношения. Экономические свободы повлекут за собой хаос. Такое начнётся... Перережут друг друга. — Брежнева Л. Я. Племянница генсека. C. 399

  •  

 Дорогие товарищи империалисты […] — Из доклада XXVI съезду КПСС, 1981 года.

  • «Критика не шоколад, чтобы её любить»[1].
  •  

 Новая историческая общность — советский народ. — Отчётный доклад XXIV съезду ЦК КПСС 30 марта 1971 года, раздел III, 1.

  •  

 Ну, хорошо, не войдём. А как будет усложняться, войдём, войдём. Но без тебя — не войдём. — В телефонном разговоре с I секретарём ЦК Польской объединённой рабочей партии Станиславом Каней в ночь с 5 на 6 декабря 1980 года.

  •  

 Сделать Москву образцовым коммунистическим городом — это дело чести всего советского народа. — Отчётный доклад XXIV съезду ЦК КПСС 30 марта 1971 года, раздел II, 2.

  •  

 Хрущёв развенчал культ Сталина после его смерти, а мы развенчали культ Хрущёва при его жизни. — Заключительные слова на Пленуме ЦК КПСС 14 октября 1964 года.

  •  

 Экономика должна быть экономной. — Из доклада XXVI съезду КПСС, 23 февраля 1981 года.

  •  

 Я уже встречался раньше и с Чайкой, и не с Чайкой — 1976, встреча в Кремле с космонавтами.

  •  

Жак Ширак: Нельзя ли в СССР немного ослабить гайки?
— Нельзя, иначе всё завалится.[2]парафраз разговора в Крыму, по словам Ширака

Из книг воспоминанийПравить

  •  

― Пары́ ― вот главное условие степных урожаев. Не получите хлеба, если останетесь на целине без них.
Сорняки пошли? Следовало ожидать. Пока кое-где уже получают заовсюженную пшеницу, а потом получат в запшениченный овсюг. Иные растерялись: дескать, силён овсюг, что с ним делать? А он сорняк, наоборот, хлипкий. Он силен, когда хозяева плохи. Хорошо, что позже сеете. Подождать надо, спровоцировать овсюг и уничтожить. Потом уж сеять. Нервы надо крепкие иметь. У кого нервы слабые, тому в полеводстве делать нечего…[3]

  — «Целина», 1977

Цитаты о БрежневеПравить

  •  

У Брежнева, по-моему, основная установка слабая. Все – на мирное сосуществование. Оно, конечно, нам очень нужно, мирное сосуществование, но надо при этом помнить, что оно нам не гарантировано. Вот если это забываешь, тогда ты обязательно окажешься в луже, обязательно[4].

  Вячеслав Михайлович Молотов, «Сто сорок бесед с Молотовым. Из дневника Ф. Чуева», 1976
  •  

А то, что любимая моя «Правда» (не могу все-таки без нее, каждый день покупаю) как-то, а точнее в номере от 13 января 1977 года, в заметке «Продажные провокаторы» обвинила чешских диссидентов в том, что они «грубо и лживо клевещут на нынешний чехословацкий режим». Лживая клевета! Какая прелесть! Значит, есть и правдивая? Грубая? Значит, есть и нежная, воркующая? Вот я со спокойным сердцем иной раз и занимаюсь этим ― нежно и правдиво клевещу. Но шутки шутками, а если говорить серьезно, долг каждого честного человека, оказавшегося в условиях, в которых оказался я, пользоваться каждым подвернувшимся случаем, чтоб говорить и доносить ПРАВДУ до тех, кто лишен возможности знать ее. И каким лакеем или слугой империализма ни обзовет меня «Литературка» или «Неделя», стерплю. Улыбнусь только. Кстати, не пора ли уже на шестидесятом году жизни освежить как-то эти клише? Давайте подумаем. Что хуже ― слуга или лакей? Слуга все-таки народа, лакей же ― империализма. А может, переменить? Леонид Ильич ― верный лакей народа. Нет, неточно. Метрдотель народа. Или еще лучше ― народный мажордом Советского Союза. По-моему, прекрасно. И главное ― ново. Повезло Солженицыну, ему придумали новое ― «литературный власовец». Пригвоздили! Но дальше этого не пошли.[5]

  Виктор Некрасов, «Взгляд и Нечто», 1977
  •  

Считается, что большая часть публики отождествляет звезд с персонажами. Наиболее известным реципиентом такого типа являлся Леонид Ильич Брежнев, которому очень понравился фильм «Семнадцать мгновений весны», и он решил наградить Штирлица, радистку Кэт и ещё кого-то там, потому что воспринимал персонажей как живых людей. Об этом есть в воспоминаниях Микаэла Таривердиева. А сам Таривердиев, несмотря на сверхпопулярную музыку к этому фильму, не был выдвинут на Государственную премию, потому что он «всего лишь» автор, у которого не было наглядного воплощения на экране.[6]

  Леонид Десятников, «Шум времени и работа часовщика», 2007

ПримечанияПравить

  1. http://www.ogoniok.com/archive/1997/4531/48-42-45/
  2. Станислав Бересь. «Так говорил... Лем» (гл. «Милые времена», 2001)
  3. Л. И. Брежнев. Воспоминания: Жизнь по заводскому гудку. Чувство Родины. Малая земля. Возрождение. Целина. — Москва: Политиздат, 1982 г.
  4. Феликс Чуев. Сто сорок бесед с Молотовым. Из дневника Ф. Чуева. — Букинистическое издание. — М.: Терра, 1991. — 624 с. — ISBN 5-85255-042-6
  5. Виктор Некрасов. «Записки зеваки». — М.: Вагриус, 2004 г.
  6. Ирина Любарская: Леонид Десятников. «Шум времени и работа часовщика» (интервью). — М.: «Искусство кино», № 2, февраль 2007 г.

СсылкиПравить