Миропомазание

священнодействие в христианских церквях

Миропома́зание (от др.-греч. χρίσμα — «помазание»; др.-греч. μύρον — «ароматное масло»; др.-греч. χρίσμα τοῦ μύρου — «помазание миром») — одно из христианских таинств. Признаётся почти всеми христианскими исповеданиями, хотя и не в одинаковом смысле. Имеет две степени: 1) помазание при крещении или в процессе принятия в конкретную Христианскую церковь при переходе в неё из другой церкви; 2) пома́зание на царство (др.-греч. τò χρίσμα τῆς βασιλείας)[1]. О том, является ли помазание на царство церковным таинством — среди духовенства Русской православной церкви единого мнения нет[2][3].

Валентин Серов.
Миропомазание Николая II. 1896 год

ЦитатыПравить

Священное Писание о миропомазанииПравить

  •  

О внутреннем действии этого Таинства говорится в Священном Писании у Апостола Иоанна: «и вы пома́зание и́мате от Святаго и весте вся (и знаете все)… И вы еже помазание приясте (получили) от Него, в вас пребывает, и не требуете, да кто учит вы: но яко то само помазание учит вы о всем, и истинно есть, и несть ложно: и якоже научи вас, пребывайте в нем» (1 Ин. 2, 20, 27).
Подобным образом и Апостол Павел говорит: «Извествуяй же (утверждающий же) нас с вами во Христа (во Христе), и помазавый нас (есть) Бог. Иже и запечатле нас и даде обручение (залог) Духа в сердца наша» (2 Кор. 1, 21–22).
Отсюда и взяты слова, произносимые при Миропомазании: печать дара Духа Святаго.[4]

  Филарет (Дроздов), «Пространный Христианский катехизис Православной кафолической Восточной церкви»
  •  

Что касается упоминания в Священном Писании о внешнем действии Миропомазания, то можно думать, что слова Апостола Иоанна относятся и к видимому помазанию; но более известно, что апостолы, для ниспосылания крещаемым даров Святого Духа, употребляли рукоположение (Деян. 8, 14–17). Преемники же апостолов, вместо этого, стали употреблять Миропомазание, чему могло послужить примером помазание, употреблявшееся во времена Ветхого Завета (Исх. 30, 25; 3 Цар. 1, 39. Свт. Дионисий Ареопагит. «О церковной иерархии», гл. 4).[4]

  Филарет (Дроздов), «Пространный Христианский катехизис Православной кафолической Восточной церкви»

О миропомазании (в общем смысле)Править

  •  

Миропомазание есть Таинство, в котором верующему при помазании освященным Миром частей тела во имя Святого Духа подаются дары Святого Духа, возращающие и укрепляющие в жизни духовной.[4]

  Филарет (Дроздов), «Пространный Христианский катехизис Православной кафолической Восточной церкви», 1823
  •  

В Миропомазании получает благодать, духовно возращающую (содействующую духовному росту) и укрепляющую.[4]Ответ на вопрос какое влияние на человека оказывает таинство миропомазания.

  Филарет (Дроздов), «Пространный Христианский катехизис Православной кафолической Восточной церкви», 1823
  •  

11 февраля писал Петр к патриарху константинопольскому Иеремии о неперекрещении лютеран, кальвинистов и проч., в случае их обращения в православную веру, ибо иноземцы неохотно соглашаются на тройственное погружение. Патриарх согласно с желанием Петра решил, что довольно тайны миропомазания, и в январе 1719 Петр о том обнародовал указ.[5]

  Александр Пушкин, История Петра: Подготовительные тексты, 1836
  •  

Великое суеверие нынешней политики ― божественное право парламентов. Миропомазание незаметно перешло с одной головы на многие, освящая их и их декреты. Можно находить иррациональным первое из этих верований, но следует допустить, что оно было более логичным, чем последнее». Что же, в конце концов, удивительного, что, параллельно высшему торжеству демократического начала, мы видим ныне его поразительный декаданс, его эффектный эпилог?.. Массы отрекаются от своей непосредственной власти. Измученные смерчем войн и революций, народы хотят одного ― спокойствия и порядка.[6]

  Николай Устрялов, «Под знаком революции», 1927
  •  

Помазание миром совсем не обязательно означает таинство миропомазания. Так, например, мы можем благоговейно умыться водой из крещальной купели, но это не будет означать второго крещения; равным образом не означало крещения и традиционное купание в «Иордани», т. е. крещенской проруби, устраиваемой на Богоявление, — при том, что в ней принято было крестить взрослых людей, обращающихся в православие.[7]

  Борис Успенский, «Царь и император: харизма власти в России (Византийская модель и её русское переосмысление)», 1998
  •  

Тайные богослужения катакомбников или, как они сами себя называли, истинно-православных начались с двадцать восьмого года, происходили на квартирах, в подвалах, в помещениях больниц. Причащались священными дарами, сохраненными с досергиевских времен. В деревнях было хуже. Крещение совершали повивальные бабки, а миропомазание иногда заменялось тем, что новорожденного мазали вазелином. Таинство елеосвящения упрощалось до того, что у постели больного ставилось блюдо с зерном, в которое помещали семь горящих свечей, умирающему давали выпить святой воды, и кто-нибудь из людей божьих молился о прощении грехов. В народе опять появились «Христы», «Богородицы» и пророки. Потом началась война.[8]

  Михаил Елизаров, «Pasternak», 2003
  •  

До революции церковное поминовение царя носило личностный характер (в большинстве случаев он упоминался в молитвах по имени и отчеству), и упразднение молитвословий о царе могло казаться логичным и закономерным. Однако вследствие отмены поминовения «имярека» автоматически исчезла и молитва о самой царской Богом данной власти, освящённой церковью в особом таинстве миропомазания. Если силы революции стремились к свержению самодержца, то «князья церкви» были заинтересованы не только в уничтожении монархии, но и, в первую очередь, в её «десакрализации», что могло стать этапом в разрешении вопроса «священства-царства» в пользу церкви. В этом, думается, заключался один из «революционных» мотивов духовенства.[9]

  Михаил Бабкин, «Священство» против «царства»? (2007)

О миропомазании на царствоПравить

О помазании на царство в историческом развитии
  •  

Западная и восточная традиции разделились между собой, причём это разделение началось с обособления римской церкви. На Востоке миропомазание, как и раньше, совершается, как правило, непосредственно после крещения, причём совершает его священник; таким образом на священника переносятся в данном случае функции епископа. Между тем на Западе совершение таинства миропомазания по-прежнему составляет исключительную прерогативу епископа, однако поскольку епископ обычно не присутствует при крещении, здесь появляется специальный обряд конфирмации.[10]

  Борис Успенский, «Царь и император. Помазание на царство и семантика монарших титулов», 2000
  •  

Русские знали о том, что при венчании на царство в Византии совершалось помазание миром, но при этом не располагали описанием того, как именно совершается данный обряд в Константинополе; в результате помазание миром при поставлении на царство был отождествлён ими с обрядом миропомазания. Соответственно, если в Константинополе — так же, как и на Западе, — помазание при коронации отчётливо отличалось от того, как совершается миропомазание, то в Москве оба обряда оказываются абсолютно тождественными: речь идёт, по существу, об одном и том же обряде, т. е. о совершении того же таинства.[10]

  Борис Успенский, «Царь и император. Помазание на царство и семантика монарших титулов», 2000
  •  

Подобно тому, как после крещения и миропомазания в течение семи дней принято было не снимать белой крестильной одежды и не умываться, чтобы не смыть с себя миро, так и царь после помазания мог умыться и сменить одежду лишь на восьмой день.[10]

  Борис Успенский, «Царь и император. Помазание на царство и семантика монарших титулов», 2000
  •  

Возглашение «Свят, Свят, Свят» отсылает к ветхозаветной традиции (см. Ис. VI, 3) и, в частности, к ветхозаветной традиции помазания на царство; между тем слова «Печать и дар Святаго Духа» очевидным образом соотносятся с традицией новозаветной. Если возглашение «Свят, Свят, Свят» отмечает богоизбранность того, кто становится царём (подобно тому как богоизбранными оказывались и ветхозаветные цари), то провозглашение сакраментальных слов, произносимых при миропомазании, уподобляет царя Христу, которого «помазал… Бог Духом Святым» (Деян. X, 38).
Таким образом в Византии, как и на Западе, монарх при помазании уподоблялся царям Израиля; в России же царь уподоблялся самому Христу. Знаменательно в этом смысле, что если на Западе неправедных монархов обыкновенно сопоставляли с нечестивыми библейскими царями, то в России их сопоставляли с Антихристом.[10]

  Борис Успенский, «Царь и император. Помазание на царство и семантика монарших титулов», 2000
  •  

Итак, помазание на царство в России — в отличие от Византии — в принципе не отличалось от миропомазания, которое совершалось над каждым православным человеком после его крещения. Соответственно, если как на Западе, так и в в Византии помазание венчаемого монарха предшествует венчанию в собственном смысле ( т. е. коронации, возложению царского венца), то в России оно совершается после венчания. Очевидным образом само венчание при этом уподобляется крещению: миропомазание совершается в данном случае после венчания именно потому, что в обычном случае оно совершается после крещения.[10]

  Борис Успенский, «Царь и император. Помазание на царство и семантика монарших титулов», 2000
О дискуссионности вопроса
  •  

В отличие от «обычного» таинства миропомазания, осуществляемого над православными христианами единственный в жизни раз сразу после таинства крещения, при венчании василевсов на царство миропомазание над ними производилось повторно, особым образом.
Является ли миропомазание императоров церковным таинством? На этот вопрос на рубеже XIX-XX вв. представители церковной иерархии высказывали буквально диаметрально противоположные суждения. Звучали и однозначно положительные, и резко отрицательные мнения. Были и уклончивые ответы.[2]

  Михаил Бабкин, «Воззрения иерархов Русской православной церкви на миропомазание всероссийских императоров в царствование Николая II», 2009
  •  

На рубеже XIX–XX вв. представители иерархии РПЦ в вопросе о том, является ли миропомазание императоров церковным таинством, буквально диаметрально расходились во мнениях.[2]

  Михаил Бабкин, «Воззрения иерархов Русской православной церкви на миропомазание всероссийских императоров в царствование Николая II», 2009
Помазание на царство является церковным таинством
  •  

Благочестивый Государь! Настоящее твое шествие, соединенное с необыкновенным великолепием, имеет и цель необычной важности. Ты вступаешь в это древнее святилище, чтобы возложить здесь на Себя Царский венец и восприять Священное Миропомазание. Твой Прародительский Венец принадлежит Тебе Единому, как Царю Единодержавному; но Миропомазания сподобляются все православные христиане, и оно не повторяемо. Если же предлежит Тебе восприять новых впечатлений этого таинства, то сему причина та, что как нет выше, так нет и труднее на земле Царской власти, нет бремени тяжелее Царского служения. Посему для понесения его Святая Церковь издревле признала необходимым средство чрезвычайное, таинственное, благодатное. О святом царе Давиде пишется: пришли племена и старейшины израилевы к царю в Хевроне и помазали Давида на царство, и Давид преуспевал и возвышался. Собраны старейшины земли русской к торжеству Твоего Венчания и Помазания на Царство. Чрез них от всех племён, Тебе подвластных, возпосылаются тебе желания долгого и благополучного царствования; особенно же из глубины православных сердец возлетают к Господу моления; да излиется на Тебя ныне обилие даров благодатных и чрез помазание видимое да подастся Тебе невидимая сила свыше, действующая к возвышению Твоих царских доблестей, озаряющая Твою Самодержавную деятельность ко благу и счастью Твоих верных подданных.[11][12]Из приветственной речи митрополита Московского и Коломенского Сергия (Ляпидевского) к императору Николаю II, сказанной на паперти Успенского собора Московского Кремля в день коронования Николая II 14 мая 1896 года.

  Сергий (Ляпидевский)
  •  

Царское служение Боговенчанных Царей наших из благословенного Дома Романовых было великим подвигом любви к родному народу и к родной матери Церкви за послушание единому Богу. Благодать Божия, снисходившая на Их венчанные главы в таинстве священного миропомазания, и непоколебимая вера и любовь к родной Церкви одушевляли Их и давали Им силы к несению Их тяжкого царственного креста.[13][12]Из «Благословенной грамоты», преподнесённой Святейшим синодом императору Николаю II 21 февраля 1913 года во время торжеств по случаю 300-летия царствования Династии Романовых.

  — Члены Святейшего синода состава зимней сессии 1912/1913 годов, «Благословенная грамота», 1913
  •  

Это миропомазание не есть особое таинство или повторение миропомазания, совершаемого над каждым православным христианином после крещения (подобно тому, как, например, хиротония во епископа не есть повторение предшествующей ей хиротонии во священника), а лишь особый вид или высшая степень таинства миропомазания, в которой, в виду особенного назначения православного государя в мире и Церкви, ему сообщаются особенные высшие благодатные дары царственной мудрости и силы. Совершаемое в нашей Церкви царское миропомазание бывает во время литургии, после причащения священнослужителей, пред открытыми царскими вратами.[1][12]О миропомазании императоров.

  Сергей Булгаков, «Настольная книга для священно- церковнослужителей: сборник сведений, касающихся преимущественно практической деятельности отечественного духовенства», 1913
Помазание на царство не является церковным таинством
  •  

Всем известно, что русские цари при короновании помазывались миром. С точки зрения канонической и догматической это было помазание миром и ни в коем случае не таинством миропомазания. И я лично считал это таинством только будучи гимназистом пятого класса, а когда стал разбираться в смысле церковных указаний, то стал уже критически относиться к детским учебникам. Итак, таинство миропомазания не есть только помазание миром, а есть нечто несравненно большее. Таинство миропомазания есть таинственное введение новорождённого в св. Церковь, в благодатное церковное общество и через это введение — получение новокрещаемыми сугубых даров Св. Духа. Ранее, как известно, таинство миропомазания совершалось иначе: оно состояло в возложении рук (см. Деян. 8, 4—17). Поняв это возложение рук как акт введения новокрещаемого христианина в сообщество земной церкви, легко понять, что власть совершать это таинство должна принадлежать исключительно главам земной общины, апостолам и епископам.[14][12]В упоминаемом 5-м классе гимназии автор учился приблизительно в 1885 году.

  Андрей (Ухтомский), «История моего старообрядчества», 1926
  •  

Приведу несколько примеров помазывания миром, которое в то же время нельзя считать таинством миропомазания. Прежде всего: многие священники, наиболее благочестивые, после помазания миром новокрещённых детей, вместо того, чтобы обтирать кисточку о какую-нибудь тряпку, помазывают остатками мира свой лоб или голову. Это делают иереи благоговейные, а неблагоговейные просто бросают кисточку со святым миром в ящик, в постоянную пыль. Что же, это поведение благочестивых священников можно рассматривать как таинство миропомазания? Далее, история Русской церкви знает такой случай: во время пребывания в Москве антиохийского патриарха Макария, при патриархе Никоне, этот патриарх Макарий совершил в Великий четверг обряд освящения мира. Во время освящения оба патриарха, Макарий и Никон, сошли с амвона и подошли к сосуду с елеем, а остальные архиереи держали над головами их раскрытое Евангелие. А после освящения этого мира оба патриарха этим миром взаимно помазали друг друга, а потом стали миропомазывать всех присутствующих, начиная с архиереев. Вот исторический факт. Что же это было? Кощунство со стороны патриархов? Вторичное таинство миропомазания? А первого для них было недостаточно? Нет, нет. Это было своеобразное выражение духовной радости со стороны присутствующих при мироварении епископов и мирян. Это было помазание миром, совершенно не предусмотренное канонами, но это, конечно, не было таинство миропомазания.[14][12]

  Андрей (Ухтомский), «История моего старообрядчества», 1926

В поэзииПравить

  •  

Отверзлися врата эфира,
И духи выспреннего мира
Парили над главой твоей,
Помазанник, сосуд избранный
Ко избавлению людей,
Монарх, Россиею венчанный,
Но данный богом всем странам,
Языкам, будущим векам...[15]

  Николай Карамзин, «Освобождение Европы и слава Александра I», 1814
  •  

Так оживляются души народов,
Если помазанник вечного, если ими любимый
Царь на среду их исходит, величеством кротким одеян.
Зрите лице его чисто, безоблачно и веселящесь
Радостью мира.[16]

  Михаил Муравьев, «Роща», 1777

ИсточникиПравить

  1. 1,0 1,1 Булгаков С. В. Настольная книга для священно- церковнослужителей: сборник сведений, касающихся преимущественно практической деятельности отечественного духовенства. — М.: 1993. Репринтное воспроизведение издания 1913 года. Т. 2. С. 995.
  2. 2,0 2,1 2,2 Бабкин М. А. Воззрения иерархов Русской православной церкви на миропомазание всероссийских императоров в царствование Николая II // Журнал «Москва» (2009. № 5. С. 229—233). Републикация на портале Богослов.ру, 25.07.2009
  3. Бабкин М. А. Священство и Царство (Россия, начало XX века – 1918 год). Исследования и материалы. — М.: 2011. С. 127—132.
  4. 4,0 4,1 4,2 4,3 Филарет (Дроздов), митрополит. Пространный Христианский катехизис Православной кафолической Восточной церкви
  5. А. С. Пушкин. Полное собрание сочинений в 16 т. 10. — М., Л.: Изд. Академии наук СССР, 1938.
  6. Н. Устрялов. «Под знаком революции». — Харбин, 1927 г.
  7. Успенский Б. А. Царь и патриарх: харизма власти в России (Византийская модель и её русское переосмысление). — М.: 1998. С. 16. — ISBN 5-7859-0071-8
  8. Елизаров М.Ю. Pasternak. Москва, Ad Marginem, 2003 г.
  9. Михаил Бабкин, «Священство» против «царства»? — М.: «Родина», № 3, 2007 г.
  10. 10,0 10,1 10,2 10,3 10,4 Успенский Б. А. Царь и император. Помазание на царство и семантика монарших титулов. — М.: 2000. С. 10—11. — ISBN 5-7859-0145-5
  11. Правительственный вестник. СПб.: 1896. № 104. 15 мая. С. 18; Церковный вестник. СПб.: 1896. № 21. С. 667—668.
  12. 12,0 12,1 12,2 12,3 12,4 Цит. по: Бабкин М. А. Воззрения иерархов Русской православной церкви на миропомазание всероссийских императоров в царствование Николая II // Журнал «Москва» (2009. № 5. С. 229—233). Републикация на портале Богослов.ру, 25.07.2009
  13. Церковные ведомости. СПб.: 1913. № 7-8. С. 37—38.
  14. 14,0 14,1 Андрей (Ухтомский), епископ. История моего старообрядчества / Вводн. статья, публ.я и комм. А. Знатнова // Наш современник. 2007. № 1. С. 213.
  15. Н. М. Карамзин. Полное собрание стихотворений. Библиотека поэта. Большая серия. — Л.: Советский писатель, 1966 г.
  16. М. Н. Муравьев. Стихотворения. Библиотека поэта. Большая серия. — М.-Л.: Советский писатель, 1967 г.

ЛитератураПравить

СсылкиПравить