Николай II

император Российской империи (1894—1917)

Никола́й ІІ Алекса́ндрович (1868—1918) — император Всероссийский в 1894—1917 годах, Царь Польский и Великий Князь Финляндский, последний Император Российской империи. Из династии Романовых. Сын Александра III. Был женат на Александре Фёдоровне.

Николай II

ЦитатыПравить

  •  

Кругом измена и трусость и обман! — Запись из дневника императора от 2-го марта 1917 года.

  •  

Я схожу с ума, когда думаю о перспективах России, мы станем самым великим народом, самым великим государством, всё в мире будет делаться с нашего разрешения.

  •  

Глубокая вера в Господа и единодушное желание истинно русских людей сломить и изгнать врага из пределов России дают мне твёрдую уверенность спокойно взирать на будущее.

  •  

Я берёг не самодержавную власть, а Россию. Я не убеждён, что перемена формы правления даст спокойствие и счастье народу.

  •  

Пусть-же все знают, что я, посвящая все силы благу народному, буду охранять начала самодержавия так же твёрдо и неуклонно, как охранял его мой покойный незабвенный родитель.

  •  

Хозяин земли Русской. — Написаны Николаем II во время Всероссийской переписи населения в графе «Род занятий».

  •  

Только то государство сильно и крепко, которое свято хранит заветы своего прошлого.

  •  

Сегодня меня посетило чувство влюблённости. Отобедав, сие чувство пропало.

  •  

Кто думает о мире, кто желает его — тот изменник Отечества, его предатель. — Последний приказ Николая II войскам, 8 марта 1917 г.

  •  

Не зло победит зло, а только любовь.

О Николае IIПравить

http://www.rulit.me/books/nikolaj-ii-doroga-na-golgofu-svidetelstvuya-o-hriste-do-smerti-read-326863-1.html

  •  

При Николае II бестолковые колебания расстроили нашу армию, а всю предыдущую подготовку западного театра свели почти к нулю. Поощряемые Германией, мы затеяли дальневосточную авантюру, во время которой немцы наложили на нас крупную контрибуцию в виде постыдного для нашего самолюбия и разорительного для нашего кармана торгового договора. Мы позорно проиграли войну с Японией, и такими деяниями, нужно, по справедливости признать, само правительство ускорило революцию 1905-1906 гг. В годы японской войны и первой революции наше правительство ясно подчеркнуло и указало народу, что оно само не знает, чего хочет и куда идет.<...>
Если бы в войсках какой-либо начальник вздумал объяснить своим подчиненным, что наш главный враг — немец, что он собирается напасть на нас и что мы должны всеми силами готовиться отразить его, то этот господин был бы немедленно выгнан со службы, если только не предан суду. Еще в меньшей степени мог бы школьный учитель проповедовать своим питомцам любовь к славянам и ненависть к немцам. Он был бы сочтен опасным панславистом, ярым революционером и сослан в Туруханский или Нарымский край. Очевидно, немец, внешний и внутренний, был у нас всесилен, он занимал самые высшие государственные посты, был persona gratissima при дворе. Кроме того, в Петербурге была могущественная русско-немецкая партия, требовавшая во что бы то ни стало, ценою каких бы то ни было унижений крепкого союза с Германией, которая демонстративно в то время плевала на нас... [1]

  Алексей Алексеевич Брусилов

См. такжеПравить

ПримечанияПравить

  1. Брусилов А.А. Перед войной // Воспоминания. — М.: Воениздат, 1963.