Марк Анатольевич Захаров

советский и российский режиссёр театра и кино

Марк Анато́льевич Заха́ров (при рождении Ширинкин, 13 октября 1933 — 28 сентября 2019) — советский и российский режиссёр театра и кино, актёр, сценарист, педагог, литератор, общественный деятель, художественный руководитель и главный режиссёр Московского театра имени Ленинского комсомола («Ленком») (1973—2019).

Марк Захаров
2012-03-03 Марк Захаров.jpeg
Wikipedia-logo.svg Статья в Википедии
Commons-logo.svg Медиафайлы на Викискладе

ЦитатыПравить

  •  

Горин не просто автор остроумных пьес и сценариев — он создал собственный «королевский театр». Его игры, будоража зрительское сознание идеями и образами, затрагивая самую сердцевину наших сегодняшних тревог и надежд, остаются по-королевски щедрыми, величественными и дорогими.[1][2]

  — «Игры Короля»
  •  

В «Том самом Мюнхгаузене» Горин вплотную приблизился к поразительному единению космогонических величин с игрой загадочного и безмерного человеческого подсознания. Здесь выдумка соседствует с прозрением. <…> Его словесная вязь имеет склонность к звуковой вибрации. Комические фантазии Горина изначально расписаны по пяти линеечкам нотной тетради, где одна четвертушка смешнее другой. Драматург абсолютно музыкален, а это и есть для меня главное свойство драматургического Таланта. Все горинские реплики и ремарки, распадаясь на семь музыкальных нот, образуют бравурную ироническую симфонию.[3]

  — «Он один имел право советовать и критиковать»
  •  

Любые изменения, проводимые в нашей стране с самыми благовидными целями, почему-то в итоге уводят не в ту сторону. Раз за разом пускается в ход метод проб и ошибок, причём кровавый. У нас не получается экспериментов без жертв. Мы обязательно должны вляпаться. И сразу всей страной…[4]

  •  

Александр Збруев наводил обо мне справки, пытаясь понять, что же я из себя представляю и можно ли ему оставаться в театре, куда меня назначили главным режиссёром. Дело решил Александр Ширвиндт. На вопрос: «Что такое этот Захаров?» — Шура ответил: «Однажды он на полном ходу пересел из одной машины в другую». Как ни странно, Збруева эта информация полностью удовлетворила и успокоила.[5][6]

  •  

Горин <…> был свой драматург, последний человек в моей жизни, — жену я не считаю! — который мог совершенно по-хамски, грубо сказать: «Что ты делаешь? Как тебе не стыдно?! Это пошлятина, Марк, — ты деградируешь и этого не замечаешь». <…> А сейчас все говорят: «Марк Анатольевич, мы, конечно, правду скрывать не станем: есть Станиславский, а потом сразу вы».[6]

  •  

Я помню, как в бытность ещё цензуры, где-то в 78-м году, спектакль сдавали… Ну, неважно какой, и там Евгений Павлович Леонов своему сыну говорил, извините: «Засранец». Я тогда цензурный аппарат умолял, на колени становился, плакал, слёзы размазывал: «Ну не могу я без этого слова спектакль выпустить»…[6]

  •  

… был такой момент в 90-е годы, когда многие мои знакомые из кинематографического мира останавливались в середине съёмочного периода — деньги кончались. <…> и я очень боялся за что-то браться, потому что не знаю, как бы пережил, если бы посреди съёмочного процесса мне сказали: «Стоп! Дальше нельзя». <…> От меня «Мюнхгаузена-2», «Обыкновенное чудо-4» ждали — вот чтобы в том же ключе, и я про себя тоже так думал, но, понимаете, есть какой-то свой почерк, своё ноу-хау, связанное с тем, что Гладков заранее музыку сочинял, и мы уже под неё снимали. Оператор знал, что вот такая есть музыка, и это на движение камеры, на пластику артистов влияло. В общем, фильм по законам музыкальной драматургии часто складывался, и для меня это был очень важный момент, но тут я понял, что кое в чём время поменялось, и хотя <…> Министерство культуры какими-то средствами привлекало — я знал: это всё эфемерно, и постепенно от кино отошёл. Может, из-за перемен надо было больше внимания театру уделять, и прошло вдобавок то легкомысленное отношение к делу, которое позволяло в основном за свой отпуск весь фильм снять.[7]

Ленком — мой домПравить

Последняя версия мемуаров[8], совместивших «Контакты на разных уровнях» (1986, 2000) и «Суперпрофессия» (2000) с добавлением 3,5 глав.
  •  

В Татьяне Ивановне была фантастическая особенность — она никогда не фальшивила. <…>
Когда в театр приходит сложившийся актёр, зрелый мастер, он непременно приносит накопленный опыт. Для Пельтцер каждая роль — начало. Она, как школьница, внимает учителю и готова сидеть до утра, чтобы выучить урок. И при этом она способна казнить и винить себя, ей неловко перед партнёрами, если из-за неё останавливают репетицию, если у неё что-то не получается. Ей абсолютно чуждо «профессорство» <…>.
Я заметил, большие актёры в какой-то период своей жизни иногда кажутся бездарными. Я думаю, главная причина — их актёрский организм сильно отличается от среднестатистического уровня. <…>
Ольге Аросевой, которая хорошо знала Пельтцер, я как бы между прочим задал вопрос:
— А какой актрисой была Татьяна Ивановна в молодости?
— Да она никогда и не была молодой. <…>
Наверное, ей удалось воплотить народную мечту о несокрушимой старости, где мудрость дерзко соседствует с юной и озорной жизнестойкостью[9]. Татьяна Ивановна служила для нас живым примером стародавнего подвижничества и святой любви к сценическим подмосткам. — на основе своей статьи[10]

  — «Татьяна Пельтцер: истинно российский феномен…»
  •  

Я старательно обхожу злободневные вопросы культурной сферы. Вопросы здесь до предела неоднозначны. О своей собственной режиссуре могу сказать просто: мечтается на досуге поставить оперу Чайковского «Евгений Онегин», причём я бы не ограничился появлением Татьяны и Ольги в купальниках, как это сделал мой давний знакомый режиссёр Жолдак при постановке оперы в Финляндии. Я бы лично выпустил героинь Пушкина топлес, чтобы обострить оперу, тем более что сцена дуэли Онегина и Ленского мне видится как перестрелка на миномётах. А престарелого Гремина играли бы два карлика, чтобы подчеркнуть неоднозначность образа.[11]«Город миллионеров» в трагикомическом потоке сознания

ФильмыПравить

О ЗахаровеПравить

  •  

Вот вы, Марк Анатольевич, всё сидите, подолгу репетируете, а вот у Корша каждую пятницу была премьера. — цитата из «Ленком — мой дом»

  — Татьяна Пельтцер
  •  

Атмосфера на съёмках всех фильмов Марка Захарова складывалась соответствующая: с одной стороны, сумасшедшая работа, с другой — мы успевали и отдыхать, и какие-то шутки придумывали.[3]

  Александр Абдулов, «Приют для всех, кому было плохо»
  •  

Рядом с [Гориным] был его верный толкователь, его театральный полководец и друг — Марк Захаров. Это была красивая театральная пара. В медальном, бледном лице Захарова, в его имени Марк есть что-то холодное, рыцарское. Лицо с гравюры Дюрера — заострённый нос, взгляд, опущенный к полу, и суровая, беспощадная ирония — всё было кстати рядом с горинским весёлым простодушием.[3]

  Александр Галин, «Менестрель нового русского средневековья»

ПримечанияПравить

  1. Григорий Горин. Королевские игры. — М.: Стоок, 1997.
  2. Краткая антология предисловий // Григорий Горин. Антология Сатиры и Юмора России XX века. Том 6. — М.: ЭКСМО-Пресс, 2000. — С. 13.
  3. 1 2 3 Григорий Горин. Воспоминания современников / Сост. Л. Горина, Ю. Кушак. — М.: Эксмо, 2001.
  4. Марк Захаров: Кровопускание по-русски // Российская газета. — 2013. — № 78 (3192), 13 октября.
  5. Марк Захаров: «Дочь прибежала в слезах: Янковский грозится сжить Абдулова со свету!» // 7Дней.ру, 18 февраля 2015.
  6. 1 2 3 Весь мир — театр. Легендарный режиссер театра и кино Марк Захаров… // Бульвар Гордона. — 2018. — № 28 (688), 10 июля.
  7. Режиссер Марк ЗАХАРОВ. Часть II // Бульвар Гордона. — 2018. — № 29 (689), 17 июля.
  8. М. А. Захаров. Ленком — мой дом. Лицедейство без фарисейства. Моё режиссёрское резюме. — Эксмо, 2015. — 512 с. — ISBN 978-5-699-84211-7.
  9. Фраза от «удалось» заимствована из: Долгушин И. С. Время, которое прошло. — Тамбов: Гос. хозрасчетное предприятие «Редакционно-издательский отдел», 1994. — С. 88.
  10. Ленком / сост. Б. М. Поюровский. — М.: Центрполиграф, 2000. — С. 146-162.
  11. М. Захаров Что теперь интересно // Новая газета. — 2014. — № 3 (15 января).