Александр Степанович Попов

русский физик и электротехник, профессор, изобретатель радио

Алекса́ндр Степа́нович Попо́в (1859—1906) — русский физик и электротехник, профессор, изобретатель в области радиосвязи, почётный инженер-электрик (1899), статский советник (1901).

Александр Попов
Alexander Stepanovich Popov.jpg
А.С.Попов (начало 1900-х)
Wikipedia-logo.svg Статья в Википедии
Wikisource-logo.svg Произведения в Викитеке
Commons-logo.svg Медиафайлы на Викискладе
Wikinews-logo.svg Новости в Викиновостях

Цитаты из статей и речейПравить

  •  

Приборы, служащие в опытах Маркони, состояли из тех же составных частей, как и описанный мною прибор. <...> Во всяком случае, моя комбинация реле, трубки и электромагнитного молоточка послужили основой первой привилегии Маркони, как новая комбинация уже известных приборов.[1]

  — «Телеграфирование без проводов», 1897
  •  

…В заключение могу выразить надежду, что мой прибор при дальнейшем усовершенствовании его может быть применён к передаче сигналов на расстояние при помощи быстрых электрических колебаний, как только будет найден источник таких колебаний, обладающий достаточной энергией.[2]

  — из доклада на заседании Русского физико-химического общества, Петербург, 7 мая 1897
  •  

Заслуга открытия явлений, послуживших Маркони, принадлежит Герцу и Бранли, затем идет целый ряд приложений, начатых Минчиным, Лоджем и многими после них, в том числе и мною, а Маркони первый имел смелость стать на практическую почву и достиг в своих опытах больших расстояний усовершенствованием действующих приборов.[3]

  — Письмо в редакцию газеты «Новое время», 1897
  •  

Я русский человек, и все свои знания, весь свой труд, все свои достижения имею право отдать только моей Родине. И если не современники, то, может быть, потомки наши поймут, сколь велика моя преданность нашей Родине и как счастлив я, что не за рубежом, а в России открыто новое средство связи.[2]

  — Ответ Попова на приглашение поехать работать в США, 1902

Цитаты из писемПравить

  •  

В январе 1896 года мои аппараты демонстрировались на заседании Технического общества в Кронштадте. Посланные сигналы отчетливо отзывались звонком через комнаты и стены. Генератором электрических волн был вибратор Герца. Трубка приемника была снабжена такими же квадратными листами, что и вибратор. Во время заседания я демонстрировал ряд опытов, возможность практического использования аппаратов на море. Эти опыты были произведены в апреле 1897 г. Используя в приемнике вертикальный изолированный провод длиною 18 м, я получал расстояние более 5 км. Опыты были начаты ранее публикации работ Маркони и продолжались после… <...>
Специальные журналы, делавшие догадки об опытах Маркони, введенные быть может в заблуждение заявлениями, что приборы Маркони представляют новый открытый им способ телеграфирования, высказывали сомнения в возможности пользования чувствительной трубкой с опилками для значительных расстояний. Но я лично был убежден, что в закрытых ящиках Маркони был помещен прибор аналогичный с моим и потому с марта этого года начал подготовлять приборы для опытов передачи сигналов с помощью электромагнитных волн на большие расстояния. Два средства могут быть употреблены для достижениям больших расстояний: увеличение энергии источника волн и увеличение чувствительности приёмника.[4]

  — из письма Эжену Андре Дюкрете, Кронштадт, 23 января 1898 г.
  •  

Когда же я получил первые сведения о работах Маркони (сентябрь 1896 г.), то написал о моих опытах в нашей морской газете «Котлин» и выразил уверенность, что в опытах Маркони фигурирует, вероятно, аппарат, подобный моему, с которым возможна телеграфия без проводов на расстоянии одной мили. <...>
Опыты проводились на море, были начаты ранее публикаций Маркони и продолжались после. Но сравнить мои результаты с опытами Маркони я не имел времени. Мои последние опыты не вызвали у меня необходимости детально ознакомиться с опытами Маркони. И сейчас, как и раньше, я утверждаю, что практическая сигнализация возможна только при усовершенствовании вибраторов, поскольку мои наблюдения с аппаратом, который регистрирует атмосферные разряды, не дают шансов ожидать от трубки Бранли особой чувствительности к электромагнитным волнам. Точно также я не возлагаю в данное время пока больших надежд на электрический резонанс. Эти аппараты в 10-20 раз менее чувствительны по сравнению с приборами, которые используются для сигнализации на большое расстояние. Из всех устройств, применяемых в настоящее время в телеграфии, я предпочитаю самое простое и использую в качестве регистратора обыкновенный телеграфный аппарат Морзе, который приводится в движение молоточком сотрясателя, употребляемого одновременно для встряхивания трубки.[4]

  — из письма Эжену Андре Дюкрете, Кронштадт, 23 января 1898 г.
  •  

Мои опыты по связи без проводов проводились между кораблями с металлическими корпусами, но не броненосцами. Мы имели один передатчик на верхней палубе одного корабля, тогда как приемник был расположен на другом корабле. Для регулярной связи необходимо, чтобы вертикальный провод приёмника был бы в зоне видимости передающей станции. Все металлические части, такелаж и трубы корабля, расположенные между станциями, прерывают передачу волн. Соседний такелаж не мешает. Каждый корабль, проходящий между станциями, прерывает передачу волн. <...>
Проводник приемника должен быть хорошо изолирован на верхнем конце; для этого мы употребляли цепь изоляторов из фарфора, эбонита,
а также изолятор специальной конструкции.
Неизолированный провод приёмника диаметром 2 мм был поднят на высоту 15 м в различных положениях по отношению к кораблю.[4]

  — из письма Эжену Андре Дюкрете, Кронштадт, 7 марта 1898 г.
  •  

В течение минувшего лета опыты с моими приборами продолжались успешно, и я рассчитываю к будущему лету устроить несколько станций, предполагая воспользоваться вашими индукционными бобинами и если бы Вы пожелали, мог бы испытать и ваши приборы для телеграфирования в том виде, который Вы им придали, Я предполагаю установить изготовление моих приборов в мастерской бр. Колбасьевых: в Кронштадте где изготовляются телефоны для нужд Русского Флота, но я не считаю Вас своим конкурентом и с удовольствием предложил бы Вам совместную работу в этой области взаимно обмениваясь более важными результатами, добытыми на опыте.
Не имеете ли Вы сведений в каких странах выдана привилегия Маркони и где ему отказано?
Английская компания Маркони сделала предложение установить бесплатно на двух судах нашего флота для пробы свои приборы. И это предложение пока не принято. Но в случае если бы состоялась подобная установка, было бы полезно если бы Вы явились конкурентом в этих сравнительных испытаниях. Если Вы пожелаете предложить свои приборы, то сообщите об этом мне, и в нужный момент я сообщу о Вашем желании.[4]

  — из черновика письма Эжену Андре Дюкрете, лето 1899 г.
  •  

Месье, этой осенью у нас так сложились обстоятельства, что мы смогли сделать только несколько опытов по телеграфии без проводов между военными судами. Я сожалею, что эти испытания не могли быть проведены при всем моем желании в полном объеме из-за задержки с получением изготовленной Вами аппаратуры. Тем не менее, некоторые результаты, полученные нами, показались нам удовлетворительными. Нам удалось установить полностью отлаженную связь между судами на расстоянии 12 км. Для этой цели были использованы обычные мачты, а для связи на расстоянии 25 км было необходимо изготовить бумажного змея, поднимаемого на высоту 50 метров.
Поскольку все опыты были произведены с Вашей аппаратурой, мы сочли необходимым проинформировать Вас об их результатах.[4]

  — из письма Эжену Андре Дюкрете, Кронштадт, осень 1899 г.
  •  

Наши последние опыты с беспроволочным телеграфом привели нас к комбинированию новой оригинальной системы для приема телеграмм.
Эта комбинация дает значительные преимущества в увеличении дальности связи и упрощении аппаратуры.
Она была с успехом несколько раз испытана для связи между сушей и кораблём на большом расстоянии.
Мы сделали все необходимое для получения патента на эту систему в России, и очень бы хотели бы получить таковой и во Франции, ввиду чего обращаемся к Вам с предложением взять на себя необходимые хлопоты для получения патента.[4]

  — из письма Эжену Андре Дюкрете, Кронштадт, 13 декабря 1899 г.
  •  

Что касается заказов на Ваши аппараты для радиотелеграфии, которые Вы получили от разных лиц в России, я думаю, что, вспоминая наш
разговор в Париже, что как в Ваших, так и в наших интересах было бы благоразумно сделать так, чтобы эти переговоры проходили при моем
посредничестве, чтобы избежать возможных неприятных последствий.
Значение этих последствий трудно даже переоценить. Не следует забывать, что в настоящий момент имеется много людей, которые только и
мечтают присвоить себе результаты, полученные после всей работы и воспользоваться ею в личных интересах.[4]

  — из письма Эжену Андре Дюкрете, Кронштадт, декабрь 1899 г.
  •  

Я совершенно не делаю опытов по передаче сигналов на большие расстояния с различными металлическими опилками, но опыты, сделанные в лаборатории, показывают, что различные частицы: окисленный никель, частицы стального бисера, измельченного в агатовой ступке, или даже «пудлинговое железо», дают хорошие результаты, но с различным количеством используемого вещества; для никеля, менее окисленного, можно использовать большее количество, чем для частиц железного бисера. Я успешно использовал получил результаты на расстояние 7~8 километров.[4]

  — из письма Эжену Андре Дюкрете, Кронштадт, апрель 1900 г.
  •  

Я Вас прошу все время отдавать в Ваших будущих рефератах достойное место именам моих сотрудников по службе: моему помощнику по
Минному классу г-ну Рыбкину и г-ну Троицкому, капитану инженерных войск, которые, работая по моим указаниям в мое отсутствие, производили некоторые опыты с телеграфом. По собственной инициативе они проделали первые опыты с телефоном.[4]

  — из письма Эжену Андре Дюкрете, Кронштадт, 21 апреля 1900 г.

Цитаты об Александре Попове в публицистикеПравить

  •  

Кто и когда изобрёл радио? Одни на этот вопрос отвечают: изобрёл его Александр Степанович Попов, и было это сорок лет назад. Другие говорят: радио изобрёл итальянец Гульельмо Маркони. И в самом деле: сорок лет назад и Попов, и Маркони одновременно построили первые в мире радиостанции и начали посылать первые в мире радиотелеграммы. Но история радио началась значительно раньше, чем была послана первая радиотелеграмма. Учёные, которые своими открытиями и опытами начали историю радио, не посылали и не принимали никаких радиотелеграмм. Они и не стремились к тому, чтобы передавать на расстояние какие-либо сигналы или музыку, или звуки человеческой речи.[5]

  Матвей Бронштейн, «Солнечное вещество», 1936
  •  

Без проводов! Что за ерунда! Как же так, по воздуху что ли полетит телеграмма? Телеграмма ведь не птица, она не умеет летать. Резолюция министра гласила: «На такую химеру отпускать средства не разрешаю». Так и остался Попов без денег. А деньги были нужны ему до зарезу. Без денег не построишь приборов, создающих мощные искры, не поднимешь антенну на нужную высоту. Изобретатель беспроволочного телеграфа продолжал работать над своей химерой. Он знал: телеграф без проводов — не фантазия. Электромагнитные волны, преодолев метры, смогут преодолеть и километры. Но для расширения опытов нужны большие средства. Индукционные катушки стоят денег, вибраторы стоят денег, телеграфные аппараты стоят денег. Как осуществить грандиозный замысел, не имея никаких денежных ресурсов, кроме скромного жалования преподавателя? Попов продолжал свои опыты, но работа шла медленно и трудно. А через несколько месяцев он узнал, что он — не единственный изобретатель беспроволочного телеграфа. В газетах и журналах всего мира появились известия о том, что какой-то никому не известный итальянец изобрел аппарат для телеграфирования без проводов. Итальянского изобретателя — так писали газеты — зовут Гульельмо Маркони.[5]

  Матвей Бронштейн, «Солнечное вещество», 1936
  •  

В повседневных действиях людям никогда и не грезится, какие совсем обратные последствия вытекут из их поступков. Вот ― Попов, изобретая радио, думал ли, что готовит всеобщую балаболку, громкоговорящую пытку для мыслящих одиночек?[6]

  Александр Солженицын, «В круге первом», 1968
  •  

А через год на берегах туманного Альбиона высаживается двадцатидвухлетний Гульельмо Маркони. Имеется фотография Маркони тех лет. Перед ним «черный ящик», в котором размещена секретная схема приемника. Секрет «черного ящика» будет сохраняться еще довольно долго ― до тех пор, пока 4 июня 1897 года принципы «телеграфирования без проводов» не будут доложены на лекции в Королевском институте. Итак, до 4 июня 1897 года Попов не мог ничего знать о принципах, использованных Маркони. А когда узнал, поразился, насколько совпадали две схемы, схема Маркони и схема Попова. Скорее всего ― это доказательство единого пути развития науки. Но в принципе, как доказательно рассматривается в труде профессора И. В. Бренева «Изобретение радио А. С. Поповым», Маркони вполне мог знать или слышать о трудах Попова. Попов ― не мог, Маркони ― мог! Попов внимательно следит за успехами Маркони, хотя всегда напоминает о том, что аппаратура Маркони является копией его собственной, изобретенной на год раньше.[7]

  Владимир Карцев, «Приключения великих уравнений», 1970
  •  

Спору нет, именно благодаря Маркони радио вошло в жизнь людей, стало привычным. Это признавал, кстати говоря, и сам Александр Степанович Попов. Но Маркони не изобрёл радио как такового ― эта заслуга принадлежит всецело А. С. Попову. Незаслуженная слава Маркони в качестве изобретателя радио вызвана, по-видимому, во-первых, тем, что люди, создавшие и продолжающие создавать такую славу, не взяли себе за труд посмотреть подлинные документы того времени, прямо и недвусмысленно свидетельствующие, что Попов провел решающие испытания своего радиоприемника на год раньше Маркони. Во-вторых, и это кажется уже более объяснимым, Маркони-изобретателя зачастую смешивают с Маркони-предпринимателем, главой компании «Маркони», почти полностью контролировавшей в течение многих лет всю радиотелеграфную промышленность. [7]

  Владимир Карцев, «Приключения великих уравнений», 1970
  •  

...здоровье Попова становилось все хуже и хуже. 13 января 1906 года, после бурного объяснения с министром внутренних дел, печально известным Дурново, последовало роковое кровоизлияние в мозг. Всего за четыре дня до смерти он был избран председателем Русского физического общества ― высшая честь, которой мог удостоиться электроинженер Александр Степанович Попов, изобретатель радио. Нобелевский лауреат 1909 года Гульельмо Маркони умер 20 июля 1937 года в Риме, окруженный почётом и вниманием, увенчанный лаврами академий и университетов.[7]

  Владимир Карцев, «Приключения великих уравнений», 1970

Цитаты об Александре Попове в беллетристикеПравить

  •  

Я шёл по улице-аллее, круто спускавшейся к Каме, и свистел ― не очень громко, чтобы не остановить внимания прохожих. На стене лучшего в городе здания авиашколы я в тысячный раз прочёл надпись на мраморной доске: «Здесь учился Попов, изобретатель радио, гениальный русский учёный».[8]

  Вениамин Каверин, «Два капитана», 1944
  •  

«Наконец, около трёх часов дня, спустя почти месяц после нашего приезда, на ленте довольно чётко начали получаться знаки, но слова ещё не были достаточно разборчивы. На следующий памятный день, наконец, разобрали, несколько слов. Смысл этих слов был тот, что наши сигналы «Гогланд» принимает и спрашивает, получили ли мы их сигналы. Надо было видеть состояние Александра Степановича Попова. У него не держалась лента в руках от дрожи в них, он был бледен, как полотно, но улыбка озаряла его доброе лицо. Мы, народ молодой и горячий, решили, что «сношение установлено», и бросились целовать Попова». Так было положено начало практическому применению величайшего изобретения ― радио.[9]

  Борис Островский, «Адмирал Макаров», 1954

ИсточникиПравить

  1. Телеграфирование без проводов. Письмо в газету «Котлин», — Кронштадт, 8 января 1897 г.
  2. 1 2 «И понеслось над миром слово…» (к 155-летию А. С. Попова). — Белгор. гос. универс. науч. б-ка; сост. Л. Лобова. – Белгород: БИЦ БГУНБ, 2014 г.
  3. А. С. Попов. Письмо в редакцию газеты «Новое время» от 22 июля 1897 г.
  4. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 А.С. Попов – Э. Дюкрете. Письма и документы. 1898–1905 гг. Авторы-сост. Л.И. Золотинкина, Е.В. Красникова, М.А. Партала, Л.С. Румянцев, под ред. Л.И. Золотинкиной. — СПб: «Русская классика», 2009 г. – 340 с.
  5. 1 2 М. П. Бронштейн «Солнечное вещество». — М.: Детиздат ЦК ВЛКСМ, 1936 г.
  6. Солженицын А.И. «В круге первом», том 1, глава гл. 26-51 (1968), Москва, «Новый Мир», 1990 год
  7. 1 2 3 В.П. Карцев. «Приключения великих уравнений» (из серии «Жизнь замечательных идей»). — М.: «Знание», 1970 год
  8. В. Каверин. «Два капитана». Библиотека приключений в 20 томах. — М.: «Машиностроение», 1984 г.
  9. Островский Б. Г. Адмирал Макаров. — М.: Воениздат 1954 г.