Сюрреализм

направление в литературе и искусстве ХХ века. Отличия: аллюзии и парадоксальные сочетания.

Сюрреализм (фр. surréalisme — сверхреализм) — течение в европейском искусстве ХХ века (начиная с 1920-х гг.), пытавшееся осуществить универсальный революционный проект, относящийся ко всем областям деятельности и мышления. Вооружившись «мечтой. («сном», «грёзой»), «чудесным», «поэзией», «свободой», «любовью», сюрреалисты пытались добиться тотального освобождения человечества, революции на всех уровнях: в литературе и искусстве, политике, этике, морали.

ЦитатыПравить

Значительная часть приведённых цитат представляет собой случайные примеры сюрреалистических текстов, а не высказывания о сюрреализме, нередко — на другие темы. Некоторые цитаты без указания автора взяты из некой «Энциклопедии сюрреализма» 1990-х (97?).
  • Очищение личности может состояться лишь в состоянии безумия, притом безумия агрессивного и полного. (Тристан Тцара)
  • Логика всегда не права. (Тристан Тцара, 1918)
  • Декларация 27 января 1925 г.
    1. У нас нет ничего общего с литературой. Но мы, как и все, способны, в случае
    необходимости, воспользоваться ею.
    2. Сюрреализм — не новое или более простое средство выражения, это даже не метафизика поэзии: это средство полного освобождения духа и всего, что на него похоже.
    3. Мы полны решимости свершить Революцию.
    4. Мы приклеили слово СЮРРЕАЛИЗМ к слову РЕВОЛЮЦИЯ исключительно для того, чтобы показать незаинтересованный, изолированный и даже совершенно отчаянный характер этой революции.
    5. Мы не претендуем на какое-либо изменение в нравах людей, но хотим продемонстрировать хрупкость их мыслей: они установили свои дрожащие дома на подвижном фундаменте с пустыми полостями.
    6. Мы делаем Обществу торжественное предупреждение: Пусть оно следит за собой — ни один ложный шаг, совершённый его духом, не останется без нашего внимания.
    7. Общество найдёт нас на каждом повороте своей мысли.
    8. Мы специалисты по Бунту. Нет такого средства, которое мы не были бы способны применить в случае необходимости.
    9. Повторяем ещё раз специально для западного мира: сюрреализм существует
    Но что же это за новый изм, который прикреплён теперь к нам?
    СЮРРЕАЛИЗМ — не поэтическая форма. Это крик духа, который обращается к себе самому, в отчаянии решился он разорвать свои путы и при необходимости воспользуется материальными молотками.
  • 2/4/1925
    1. Прежде всякого сюрреалистического или революционного интереса их духом руководит некое состояние яростной страсти.
    2. ...именно на пути этой яростной страсти становятся наиболее восприимчивы к тому, что можно было бы назвать сюрреалистическим озарением…
  •  

Требуя, чтобы письмо было автоматическим, сюрреалисты освобождали его от так называемого свободного суда человеческого разума, подобно первому астроному, оградившему небо от фантазий богов и провозгласившему, что оно подчиняется своим законам. <…>
Сюрреалист <…> стоит в стороне; он отрицает возможность прогресса; он охотно помещает счастье в прошедшее время, в Золотой век; это мятежник, а не революционер. И следовательно, он должен впасть в то же противоречие, в которое по тем же причинам впадают другие демистификаторы, <…> и прийти к тому, чтобы способствовать упрочиванию тех «священных» ценностей, которые он предполагал ниспровергнуть.
<…> вовсе не случайно открытия сюрреализма отныне продолжают жить вне сюрреализма и даже наперекор ему. Это заложено в самом сюрреализме, движении, родившемся на периферии настоящих битв века, в недрах «нисходящего класса».
Наиболее честные среди сюрреалистов прошлого сегодня тоже находятся вне сюрреализма.[1]

  Роже Вайян, «Сюрреализм против революции», 1948
  •  

Продолжение традиций романтико-анархического бунтарства против выхолощенных духовных ценностей буржуазной цивилизации с пронизывающим их плоским рассудочным здравомыслием дополнялось в сюрреализме претензией в корне изменить привычный уклад мыслительной деятельности и даже общественной жизни, освободив от власти интеллекта подспудные устремления, залегающие в подсознании человека. Перетолкованные в таком ключе интуитивизм и особенно фрейдизм служили философской опорой для попыток изгнать разум из художественного мышления, утвердить в творчестве хаотичный произвол подсознательных «озарений», что сделало сюрреализм одним из крайних воплощений иррационалистического кризиса в западной культуре. Призывая окунуться в стихию младенческого бездумья, бреда, грёз по наитию, будто бы открывающих личности непосредственный доступ к оккультным тайнам Вселенной, сюрреализм выдвигал как образец для работы художника сновидчество медиума с последующим безотчётным закреплением <…> вереницы образов, навеянных толчками из душевного «подполья»…

  — Э. Галин, В. А. Марков, статья в 3-м издании Большой советской энциклопедии (т. 25, 1976)
  • Больше поэзии, больше свободы, больше любви.
  • Борьба за освобождение человечества в ее самой скромной революционной форме (которая все же, в любом случае, есть именно освобождение) остаётся единственным делом, которому стоит служить.
  • Каждый есть, был или будет сюрреалистом.
  • Язык был дан человеку, чтобы он нашёл для него сюрреалистическое применение
  • В нашей плоти прорублено окно, оно открывается прямо в наше сердце. Внутри — необъятное озеро, к полудню сюда прилетают стрекозы, золотистые и ароматные, как пионы. Как называется это высокое дерево, к которому приходят поглазеть друг на друга животные?
  • Из всех искусств важнейшим для нас является террор
  • Быть ничем Быть всем Открыть бытие N
  • На самом деле все границы только временны.
  • Галлюцинации, иллюзии и т. п. — это такие источники удовольствия, которыми вовсе не следует пренебрегать
  • Научные завоевания в гораздо большей степени основываются на сюрреалистическом, нежели на логическом, мышлении
  • У Бретона были очень необычные идеи относительно работы. Он считал, что можно играть в лотереях, можно жить на содержанье у какой-нибудь богатой американки, как случалось с тем-то и тем-то, но никто не имеет права работать. Нужно было оставаться свободным
  • Я спрашиваю вас: хотите ли вы тотальную войну? Если потребуется, хотите ли вы более тотальную и радикальную войну, чем вы вообще можете сегодня представить?
  • Ныне воображение готово вернуть себе свои права
  • …В этом воспитании способности мыслить, которая является нашей конечной целью – преобразовать мир, изменить жизнь – соблюдении бдительности является необходимым правилом. <…> Поэтому сюрреализм сохраняет три главных направления своих усилий: больше поэзии, больше свободы, больше любви. <…> Автоматизм всегда лежит в основе поэтической деятельности, которую он выдвигает. Именно она создаёт образы, раскрывающие неведомые сокровища духа, в которых, впрочем, каждый индивидуум выражает своё «отличие.
  • Есть только упорство и ненависть, ненависть и снова ненависть!»
  • До тех пор пока мы настроены стоять до конца, мы не можем быть повержены, а если мы не повержены, значит мы победим
  • Приведите себя, насколько можете, в состояние наиболее пассивное или воспринимающее. Абстрагируйтесь от вашего гения, ваших талантов и от талантов всех прочих. Внушите себе, что литература – одна из самых печальных дорог, ко всему ведущих. Напишите быстро, без заранее намеченной темы, достаточно быстро, чтобы не сохранить в памяти, и не пытайтесь перечитать написанное. Первая ваша фраза будет о полном одиночестве. Достаточно трудно будет высказаться по поводу следующей... Продолжайте, сколько вам нравится, и вы напишете сюрреалистический роман...
  • Взгляните на эту сверкающую горстку кристаллов! Перед вами — гидрохлорид кокаина. Геолог, при взгляде на него, подумает о слюде; мне, альпинисту, они напоминают сверкающие перышки снега, покрывающие поверхность скал над расщелинами в ледниках, там, где страстные лобзания ветра и горного солнца, заставили лед приобрести летучесть. Житель равнин вспомнит о первом инее, расшивающем ветви деревьев сияющими и искрящимися соцветиями стразов. Именно такими бриллиантами, возможно, украшено царство фей. Тем, чьи ноздри вкусили их — тем, кто стал их рабом и служителем — они должны казаться изморозью, образовавшейся на бороде Демона Беспредельности в тот миг, когда пар его дыхания соприкоснулся с космической стужей.
  • Пожалуй, искуснее всего моя новая наперсница лизала задний проход: ее гибкий и в то же время твердый язык творил настоящие чудеса, и ни один палец не мог бы сравниться с ним»
  • Да здравствует тотальная война
  • Дайте всем влияниям свободно проявиться, изобретайте то, что уже изобретено, то, что не подлежит никакому сомнению, то, что останется невероятным; верните спонтанности ее абсолютную ценность. (Поль Элюар)
  • Что есть жизнь? Что есть смерть? Существует ли жизнь на других планетах? Верите ли вы в метемпсихоз, в бессмертие души, в нерушимость естественных законов, в наличие подсознания у животных, в сны дверных засовов, в то, что всё загадочно: и цикада, и голова перепелки, и пятнистая шкура леопарда?.
  • У виноградника, поставив ногу на желоб, я забираюсь в карету, чей возраст легко узнается по выпуклым стеклам, по изогнутым дверцам, по искривленным виденьям. Катафалк моих сновидений, пастушеский домик моего простодушия, карета кружит по стертой дороге, и на изъяне стекла наверху вращаются бледные лунные лица, груди и листья
  • Поэзия должна твориться всеми. Не одним. (Граф Лотреамон)
  • Фантазии древности во многом стали реальностью, и теперь поэты должны придумать новые, которые изобретатели, со своей стороны, снова могли бы осуществить. (Гийом Аполлинер)
  • Не забывайте, что бытие — это чистый восторг; все печали — не больше чем тени, они проходят и пропадают, но есть и то, что остаётся
  • И вот, наконец, бомба взорвалась. О небо! Я не присутствовала при оргазме всемогущего Люцифера, но уверена, что семя его не извергалось столь бурно и ликующе, не вскипала на его губах такая обильная пена, не скрипели так свирепо его зубы, и не были столь яростны и ужасны его проклятия в адрес всех богов
  • В качестве последнего суеверия, печального остатка мифа о творении западная культура сохранила легенду о суверенности творчества художника. Одним из первых революционных актов сюрреализма было то, что он атаковал эту выдумку действенными средствами и в самой резкой форме, усиленно настаивая на чисто пассивной роли так называемого автора в механизме поэтического вдохновения и разоблачая всяческий контроль со стороны разума, морали или эстетических соображений…. (Макс Эрнст)
  • Плыть Пробуждать Затмевать
  • Каждый должен начать с самого себя, отгоняя всякую слабость и летаргию. Мы все в одной лодке, которая плывёт сквозь шторм. Нельзя сидеть в углу, ворча и жалуясь, выдавая только критические замечания кормчему и другим пассажирам. Мы больше не можем быть усталыми, слабыми и деликатными. Мы должны продолжать сражаться любой ценой, даже в самых суровых и жестких условиях
  • Сюрреализм был достаточно недолговечным течением в авангарде 1920-30-х; сюрреализм был — не более и не менее чем интеллектуальной, эстетической западноевропейской интерпретацией сталинизма; и когда сталинизм себя окончательно дискредитировал, он одновременно и необратимо дискредитировал адептов сюрреализма. В Америке, где сталинизм был (а в нескольких штатах остаётся и сейчас) уголовно наказуем — сюрреализм не закончился до сих пор. (М. Вербицкий, «Антикопирайт»)
  • Вдохнуть новую жизнь в сам процесс сновидения, перевести его в реальность
  • Сюрреализм, коль скоро он намеренно вступает на путь сознания понятий реальности и нереальности, разума и бессмыслицы, знания и "рокового" неведения, пользы и бесполезности и т. д., подобен по своей направленности историческому материализму
  • Чувство театральной (и безрадостной) бесполезности всего.
  • Нельзя ли найти в себе самом место, откуда все, что со мной случается, можно было бы сразу объяснить, – место, откуда все, что я вижу, знаю и чувствую, можно было бы сразу же расшифровать, идет ли речь о движении звезд, расположении лепестков цветка, развитии цивилизации, к которой я принадлежу, или о самых тайных движениях моего сердца? Не может ли когда-нибудь полностью и мгновенно быть удовлетворено это огромное и безумное стремление понять, которое я тащу за собой вопреки самому себе сквозь все приключения моей жизни? Нет ли в человеке, во мне самом, пути, ведущего к познанию всех законов мира? Не спит ли в глубине моего "Я" ключ к полному познанию?
  • Подлинная поэзия творится посредством револьверов, а не чернил
  • Сюрреализм как движение — легковесное, дешёвое, ничего путного за всё время существования, пожалуй, не создавшее, кроме некоторых фильмов Бунюэля. Это в определённой степени — курьёз. (Егор Летов)
  • Тащите огня к библиотечным полкам!
  • Федерико Гарсия Лорка:
    «Такое освобождение с помощью сна или подсознания является хотя и весьма решительным, но несколько замутненным»
    «Поэтическое вдохновение открывает «поэтический факт», существующий по своим, неписаным законам и не подчиняющийся контролю логики. Поэзия сама несет в себе порядок и поэтическую гармонию. Последние поколения поэтов стараются свести поэзию только к созданию поэтического факта и следовать при этом его собственным законам, не обращая внимания на логику и уравновешенность образов. Они хотят очистить поэзию не только от сюжета, но и от занимательных образов и от соотнесенности с реальностью, то есть намерены довести свою поэзию до крайней степени чистоты и простоты. Их задача — создание иной действительности, им хочется перенестись в миры девственных чувств, окрасить свои стихи космическими красками. «Бегство» от действительности по дороге сна, по дороге подсознания, по дороге, указанной необычным фактом, который подарило вдохновение.
    Поэзия, освободившаяся от действительности воображения, не подчиняется законам безобразного и прекрасного в нынешнем их понимании, она входит в удивительную поэтическую реальность, полную любви, а порой и пронзительной жестокости
  • Он падет в колодец, именуемый "Потому Что", и там пропадет вместе с собаками здравого смысла. Да будет проклято "Потому Что" и вся его родня! Будь оно проклято, это "Потому Что", в веки веков! Если Воля отступает с криком "Почему?", призывая "Потому Что", значит Воля кончилась и действий не будет. Если Сила спрашивает " Зачем?", значит она — слабость. Рассудок — тоже ложь. Есть только один фактор, и он — беспредельный, неведомый; а все их речи — кривотолки. Довольно "Потому Что"! Будь проклят, собака!
  • Только трудный путь ведёт к свободе
  • Ах, человеческие пороки, несмотря на все ужасы, которые мы в них усматриваем, доказывают (уже самой своей распространенностью) неудержимое влечение человека к Бесконечному… Но увы! Влечение это часто сбивает с пути!
  • Начавшийся в 1890-х и начале 1900-х, сюрреализм и до сих пор остаётся основной эстетикой всех вещей, которые считаются современными и прогрессивными... (Дон Джойс, участник группы «Negativland»)
  • Слушай и смотри: всё это обман!
  • Кто рискнет утверждать, что желание Христа принести себя в жертву было безнравственным, поскольку оно лишило государство полезного налогоплательщика? (Кроули)
  • Адольф Гитлер о сюрреализме:
    «Большевизм в искусстве является единственно возможной формой проявления в области культурной жизни большевизма вообще, ибо именно здесь он сам себе может позволить безграничность извращений и уродств»
    «Руководители государства обязаны бороться против того, чтобы сумасшедшие могли оказывать влияние на духовную жизнь целого народа. Предоставить "свободу" такому "искусству" означает играть судьбами народа. Тот день, когда такого рода искусство нашло бы себе широкое признание, стал бы роковым днем для всего человечества. В этот день можно было бы сказать, что вместо прогресса умственного развития человечества начался его регресс. Все страшные последствия такого "развития" трудно себе даже представить»
    «В те времена организаторов подобной выставки просто посадили бы в сумасшедший дом»
    «Куда ни взглянешь, всюду видишь зачатки и зародыши таких болезней, которые раньше или позже неизбежно должны привести нашу культуру к гибели. Всеэто симптомы, указывающие на процесс затяжного периода гниения. Горе тем народам, которые не умеют справиться с такими болезнями!»
    «Люди прямо стали бояться того, что эти полумошенники-полудураки упрекнут их в непонимании искусства. Как будто в самом деле отказаться понимать продукцию дегенератов и наглых обманщиков может быть зазорным для честного человека. Эти, с позволения сказать, новаторы имели в своем распоряжении очень простое средство для доказательства, насколько "велики" их творения. Все совершенно непонятное и просто сумасшедшее в их произведениях они рекламировали перед изумленным человечеством как продукт "внутренних переживаний". Этим дешевым способом господа эти избавляли себя от всякой критики»
    «Все это — самые что ни на есть гнусные насмешками над искусством»
  • Внутри головы, тесной, как помещение, локтям уже нет места, руки там находятся в одной плоскости, горизонт вертикален и перекрывает собою все. (Рене Шар)
  •  

Мысль о любой человеческой активности заставляет меня смеяться. — по мнению В. Беньямина, это обозначает путь, который сюрреализм должен был пройти от истоков до своей политизации[2]

  Луи Арагон
  •  

Перевести мощь опьянения на службу революции — вот вокруг чего вращается сюрреализм во всех книгах и в своей деятельности. Это можно было бы назвать его важнейшей задачей. То, что каждый революционный акт, как мы знаем, отчасти совершается с упоением, ничего не даёт для ее решения.[2]

  Вальтер Беньямин, «Сюрреализм. Моментальный снимок нынешней европейской интеллигенции», после 1927
  • Тотальная война — это требование данной минуты. Мы должны положить конец тому буржуазному отношению, которое мы столь часто наблюдали в этой войне: помойте мне спинку, но так, чтобы меня не намочить! Нам угрожает гигантская опасность. И усилия, с которыми мы её встретим, должны быть столь же гигантскими. Настало время снять лайковые перчатки и воспользоваться кулаками
  • Мы хотим вызвать бурю! Пусть люди не спят, а знают, что надвигается гроза. Нужно вывести люей из состояния покоя и комфорта
  • Ужас смерти, потусторонние кабаре, погружение в сон даже самого здорового рассудка, обрушивающаяся на нас стена будущего, Вавилонские башни, зеркала неосновательности, непреодолимая стена грязноватого серебра мозгов — эти слишком увлекательные образы человеческой катастрофы остаются, возможно, всего лишь образами. Все заставляет нас видеть, что существует некая точка духа, в которой жизнь и смерть, реальное и воображаемое, прошлое и будущее, передаваемое и непередаваемое, высокое и низкое уже не воспринимаются как противоречия. И напрасно было бы искать для сюрреалистической деятельности иной побудительный мотив, помимо надежды, определить такую точку»
    То же: «некоторая точка пространства, из которой жизнь и смерть, реальное и воображаемое, прошлое и будущее, выразимое и невыразимое перестают восприниматься в противоречии»
    То же: «Все заставляет думать, что существует определённая точка ума, откуда жизнь и смерть, действительное и воображаемое, прошлое и будущее, выразимое и невыразимое, высокое и низкое перестают быть пронизанными противоречиями»
    То же: «Все говорит о том, что есть некоторая духовная точка, в которой жизнь и смерть, реальное и воображаемое, прошлое и будущее, доступное и недоступное уму, верх и низ перестают осознаваться как противоположности... Напрасно пытаться отыскать в деятельности сюрреалистов другую движущую силу, чем надежда найти эту точку
  • Человек есть бесконечность
  • Сопротивляться любой ценой
  • Дадаизм и сюрреализм – два течения, отмечающие конец современного искусства. Они являются, хотя лишь относительно сознательным образом, современниками последнего великого натиска революционного пролетарского движения, и поражение этого движения, оставившее их заключенными внутри того самого художественного поля, дряхлость которого они провозглашали, стала основной причиной их застоя. Дадаизм и сюрреализм являются одновременно исторически связанными и противоположными. В этой противоположности, что также составляет для каждого самую последовательную и радикальную часть его вклада, проявляется внутренняя недостаточность их критики, развиваемой как одним, так и другим с одной-единственной стороны. Дадаизм стремился упразднить искусство, не воплощая его, а сюрреализм хотел воплотить искусство, не упраздняя его. Критическая позиция, выработанная с этих пор ситуационистами, показала, что и упразднение, и воплощение искусства являются двумя нераздельными аспектами одного и того же преодоления искусства. (Ги Дебор. Общество спектакля)
  • На склоне откоса ангелы машут своим шерстяным одеяньем среди изумрудных и металлических пастбищ.
    Огненные поляны подпрыгивают до вершины холма. Слева — чернозем истоптан всеми убийствами и всеми сраженьями, и бедственный грохот катится по его кривизне. Позади же правого склона — линия востока, линия движенья
  • Чтобы стать свободным, нужны гордость, воля, упорство, ненависть и снова ненависть!
  • В мире нет невозможного, надо лишь обнаружить те средства, с помощью которых оно может быть осуществлено
  • Жан Поль Сартр:
    «Дело доходит до того, что литературе остаётся только отрицать самое себя. Она и делает это под именем сюрреализма. Семьдесят лет писали, чтобы потреблять мир. После 1918 года пишут, чтобы потреблять литературу. Начали тратить литературные традиции, проматывать слова, бросать их одно на другое, чтобы от удара произошел взрыв. Литература как абсолютное Отрицание становится Антилитературой. Она еще никогда до такой степени не сводилась к буквам»
    «Сюрреализм превратил литературу в подстрекательство к убийству»
    «В сюрреализме писатель отчетливо провозглашает принцип абсолютной своей безответственности»
    «Cюрреалисту нужно больше. Он стремится разрушить и субъективность. Он задумал взорвать мир»
    «У художников и скульпторов этого направления есть только одна цель — тиражировать воображаемые локальные взрывы, образующие дыры, через которые должна вытечь вся вселенная. Метод, применяемый Сальвадором Дали, можно назвать параноидальной критикой. Это только развитие и усложнение этой процедуры. В сущности, он тоже стремится «содействовать тотальной дискредитации мира реальности»
    «Через символическое уничтожение «Я», через сны и автоматическое письмо, символическое уничтожение объектов через создание исчезающей объективности, уничтожение языка через искажение смысла, разрушение живописи через живопись и литературы через литературу сюрреализм делает только любопытную попытку реализовать ничто посредством слишком полного бытия. При разрушении он всегда творит»
    «Каждое их произведение намеревается уничтожить все реальное, вместе с собой»
    «Сюрреализм дает нам много художников и переводит много бумаги, но реально ничего не разрушает»
    «Они рассчитывают на действенное и метафизическое разрушение»
    «Им уже недостаточно просто выйти из буржуазного класса. Они стремятся выскочить из удела человеческого»
    «Просто быть паразитами буржуазии им показалось мало. Они стремились стать паразитами рода человеческого»
    «Только социальное преобразование может дать радикальное изменение чувства и мысли»
    «Любое разрушение частного характера становится средством для достижения позитивной и более общей цели. Сюрреализм выбирает это средство и превращает его в абсолютную цель. Он отказывается от дальнейшего пути. Его вожделенное тотальное уничтожение никому не вредит именно потому, что оно тотально. Это абсолют, оказавшийся за рамками истории, поэтическая фикция. Причем, фикция, которая включает в ряд готовых для уничтожения цель, оправдывающую в глазах азиатов или революционеров насильственные методы, к которым им приходится прибегать»
    «Oтрицание, квинтэссенция сюрреализма, для ФКП только этап. Она готова временно согласиться с автоматическим письмом, искусственными снами и объективным случаем только настолько, насколько они могут способствовать разложению буржуазии как класса»
    «Они паразитируют на оскорбляемом ими классе. Их бунт по-прежнему на обочине революции»
    «Сюрреалистское отрицание находится вне истории, оно сразу в сиюминутном и вечном»
    «Все сюрреалисты старательно ищут абсолют, и, поскольку у них повсюду их относительность, они абсолют приравняли к невозможному»
    «Сюрреалисты — клирики». (Cартр, Что такое литература?)
  • Для благовония смешай мясо и мед и сгустки красного вина, затем добавишь масло Абрамелина и оливковое масло, а затем умягчи и сгладь обильной свежей кровью. Лунная кровь лучшая, Месячная: также и свежая кровь ребенка или капля небесной просфиры, потом кровь врагов, затем священника или верующих, кровь некоторого зверя, в последнюю очередь. Все это сожжешь: испечешь лепешки и будешь поедать их ради меня
  • В сюрреализме мы имеем дело исключительно с furor. Важно понимать, что речь идет не о простой перестановке слов или произвольном перераспределении зрительных образов, но о воссоздании состояния души, которое сможет соперничать по своей напряженности с истинным безумием
  • Революционное насилие по отношению к полиции, средней и крупной буржуазии, попам, всякого рода моралистам, представителям власти — вот это и есть сюрреализм на новом этапе исторического развития человеческого сообщества. Таково веление момента. Нашим лозунгом должна стать революционная беспощадность, являющаяся высшей степенью гуманизма. (из заявления группы сюрреалистов "Сюрреалистическая революция")
  • Иногда мне кажется, что мир человека соткан лишь из сказочного марева неясных знаков, робких проявлений недовольства, отдаленного сродства, не дождавшихся ответа загадок».
  • Язык должен галлюцинировать (либо агонизировать в предсмертном бреду).
  • В буржуазном обществе капитал обладает самостоятельностью и индивидуальностью, между тем как трудящийся индивидуум лишен самостоятельности и обезличен. И уничтожение этих отношений буржуазия называет упразднением личности и свободы! Она права. Действительно, речь идет об упразднении буржуазной личности, буржуазной самостоятельности и буржуазной свободы.
  • Кому они поклоняются? Трупу на кресте поклоняются. Распните бешеную собаку на заборе и ей поклоняйтесь. Не одно и то же ли?
  • На дне реальности мы отыщем куда больше, чем на поверхности чувственного опыта.
  • Человек, впадающий в тебя, совершает бесконечное и фатальное преступление.
  • Освобождение воображения сопровождается стрельбой из револьвера.
  • Время не ждёт! Времени на бесполезные дискуссии больше не осталось. Мы должны действовать немедленно, тщательно и решительно.
  •  

Сюрреалисты, абсолютно второстепенные в литературе, благодаря хорошим фотографиям, воспоминаниям раздуты до масштабов культа.

  Эдуард Лимонов
  • Нет закона, кроме «Делай то, чего хочешь».
  • Лев Троцкий о сюрреализме, искусстве и революции:
    «Нынешний закат буржуазного общества означает невыносимое обострение социальных противоречий, которые неминуемо превращаются в личные противоречия, порождая тем более жгучую потребность в освобождающем искусстве. Упадочный капитализм оказывается, однако, уже совершенно неспособен предоставить минимальные условия развития тем течениям в искусстве, которые сколько-нибудь отвечают нашей эпохе. Он суеверно боится каждого нового слова, ибо дело идет для него не о поправках и реформах, а о жизни и смерти. Угнетенные массы живут своей собственной жизнью. Богема — слишком узкая база. Оттого новые течения принимают все более конвульсивный характер, мечась между надеждой и отчаянием. Художественные школы последних десятилетий, — кубизм, футуризм, дадаизм, сюрреализм, сменяют друг друга, не достигая полного развития. Искусство, которое является наиболее сложным, чувствительным и, вместе, наименее защищенным элементом культуры, больше всего страдает от распада и гниения буржуазного общества»
    «Искусство, как и наука, не только не ищут командования, но, по самому существу своему, не выносят его. Художественное творчество имеет свои законы — даже и тогда, когда сознательно служит общественному движению. Подлинное духовное творчество несовместимо с ложью, фальшью и духом приспособления. Искусство может стать великим союзником революции лишь постольку, поскольку оно останется верно самому себе. Поэты, художники, скульпторы, музыканты сами найдут свои пути и свои методы, если освободительное движение угнетенных классов и народов развеет тучи скептицизма и пессимизма, которые обволакивают ныне горизонт человечества. (http://www.zhurnal.ru/magister/library/trotsky/trotm466.htm)
  • Начинаются галлюцинации. Внешние предметы принимают чудовищные очертания. Они являются вам в неведомых до сих пор формах. Затем они теряют постепенно свои формы и, наконец, проникают в ваше существо или, вернее, вы проникаете в них. Происходят самые странные превращения, самая необъяснимая путаница понятий. Звуки приобретают цвет, краски приобретают музыкальность. Музыкальные ноты превращаются в числа. С поразительной быстротой вы произведете удивительные математические вычисления по мере того, как музыкальная пьеса развивается внутри вас. Вы сидите и курите; вам кажется, что вы находитесь в трубке, и трубка курит вас, и вы выпускаете себя в виде синеватого дыма. При этом вы чувствуете себя прекрасно; вас занимает и беспокоит только один вопрос: что нужно предпринять, чтобы выйти из трубки?
  • Сюрреализм не стремится к тому, чтобы считаться... со всем, что не ставит целью уничтожение бытия в блистательном и слепом внутреннем мире, который больше душа льда, чем душа огня
  • Каждое открытие, изменяющее природу, назначение предмета или феномена, является сюрреалистическим фактом
  • Сюрреалистическое путешествие – это путешествие внутреннее.
  • Every man and every woman is a star.
    Каждый мужчина и каждая женщина — это звезда
  • Сказка подобна сновидению, она бессвязна. Ансамбль чудесных вещей и событий. Например, музыкальные фантазии… В сказке царит подлинная природная анархия…
  • Отношения должны строиться на терроре, если не на страсти
  • Мы создаем правду. Никто, кроме нас, ее не создает. Нет никакой правды, кроме той, которую мы бы не создали... Пробей дыру во лжи... «ради магических окон, открывающихся на пену опасных морей в сказочных землях покинутых. (Уильям Берроуз)
  • Если я совершу самоубийство, то не для того, чтобы себя разрушить, а для того, чтобы себя собрать. Самоубийство станет для меня единственным средством насильно отвоевать себя, грубо вторгнуться в мое естество, предварить неизбежное приближение Бога. (А. Арто)
  • Свободой, которая на этой земле может быть обретена лишь ценою тысяч жесточайших жертв, неограниченной свободой, надо наслаждаться в ее полноте и без всяких прагматических расчетов, до тех пор, пока она не кончится. (http://magazines.russ.ru/nlo/2004/68/ben1.html)
  • Настанет день, и пред нами возникнут два крыла, заслоняющие небо; мы будем спокойно задыхаться во всепроницающем мускусном аромате. Колокольный звон, запугивание самих себя... Хватит! Наших глаз неподдельные звёзды, за сколько времени совершаете вы оборот вокруг головы?
  • Имей мужество жить в опасности!
  • Самое высшее считаю моменты служения духа и поэта, говор без слов, когда через рот бегут безумные слова, безумные ни умом, ни разумом непостигаемы. (Казимир Малевич)
  • Красота должна быть подобна судороге, иначе ей не выжить.
  • Как только он прошёл через последнюю дверь, многочисленные герои духа подошли к нему. (Робер Деснос, «Свобода или любовь!», 1927)
  • Ограничение — вот слова Греха. О, человек! Не отказывай жене cвоей, если она хочет! О любовник, если пожелаешь, бросай! Нет уз, что могли бы соединить разделенных, кроме любви. Все прочее — проклятье. Проклято! Проклято будет оно во веки веков! Геенна.
    Пусть большинство сидит в оковах и мерзости. Пусть пропадают. Ты же иного права не имеешь, кроме как делать то, чего желаешь сам.
  • ...подчинять всё, включая сюрреализм, этому «состоянию яростной страсти.
  • Я требую от сюрреализма истинного и глубокого оккультного затмения.
  • Нужно признать, что сюрреализм обязательно сопровождается сюррационализмом, который удваивает его и умеряет»
    То же: «От сюрреализма неотделим сюррационализм — двойник, помогающий лучше определить его сущность/
  • Внешне или внутренне, неистовство всегда было неотделимо от сюрреализма.
  • Мы — пленники капель воды, бесконечно простейшие организмы. Бесшумно мы кружим по городам, завораживающие афиши больше не трогают нас. К чему эти великие и хрупкие всплески энтузиазма, высохшие подскоки радости? Мы не ведаем ничего, кроме мёртвых звезд, мы заглядываем в лица людей и вздыхаем от удовольствия. У нас во рту сухо, как в затерянной пустыне.
  • Пленённая его мужеством, испанка расстреливала из окна толпу сопровождавших висельника всадников и полицейских; наконец им удаётся бежать по крышам... Потом появились несколько акул, которые накинулись на лодки. И в тот самый момент Корсар Сангло…. (Р. Деснос)
  • Я всё ещё верю в чудесное, верю в реальность снов, верю в ночных героинь, ночных красавиц, которые проникают в сердца и постели. (Р. Деснос «Свобода или любовь!)
  • Я гарантирую вам, что невозможное всегда удаётся. Самое невероятное – это и есть самое верное.
  • Сегодня даже самые радикальные меры нельзя назвать радикальными и самая тотальная война недостаточно тотальна.
  • Мы совершенно честно возвращаем назад «талант», которым вы нас ссудили. Вы с таким же успехом можете, если хотите, беседовать со мной о таланте вот этого платинового метра, вот этого зеркала, этой двери или этого небосвода. У нас нет талант.
  • Окружающий нас мир — невыносим, как мистификация без тени юмора, и все формы бунта против него — абсолютно оправданы.[3] (журнал "Сюрреалистическая революция" 1924)
  •  

Сюрреализм был далеко не бездарным течением. Маститые снобы буржуазной литературы принуждены были с беспокойством и завистью приглядываться к этим неприличным мальчишкам, обругивавшим посла и католика Клоделя, обзывавшим самого папу «собакой» и, что было уже совсем плохо, иногда оказывавшим реальные услуги делу революции (особенно участием в кампаниях против марокканской войны). Типично мелкобуржуазное течение, сюрреализм в почти карикатурной форме отражал действительность и противоречивость промежуточной прослойки. Субъективно искренние революционеры в своих политических установках, в своём творчестве <его участники> были последним заострением того декадентства, которым проникнуто искусство гниющей паразитической буржуазии. Сюрреализм — геркулесовы столбы декадентства, дальше которых уж подлинно некуда уйти. Насквозь проникнутый напряжённой и извращённой эротикой, сюрреализм брал свой материал исключительно из наиболее темных и грязных пластов подсознания, с виртуозной последовательностью доделывал до конца то, к чему в пределе стремилось всё буржуазное декадентство.

  Дмитрий Святополк-Мирский, «Базельские колокола», 1934

Андре БретонПравить

  • Я верю, что в будущем сон и реальность — эти два столь различных, по видимости, состояния — сольются в некую абсолютную реальность, в сюрреальность, если можно так выразиться. И я отправлюсь на ее завоевание, будучи уверен, что не достигну своей цели.
  •  

Мы, люди, не занимающиеся никакой фильтрацией, ставшие глухими приёмниками множества звуков, доносящихся до нас, словно эхо, люди, превратившиеся в скромные регистрирующие аппараты, отнюдь, не завороженные теми линиями, которые они вычерчивают, — мы служим, быть может, гораздо более благородному делу. Вот почему мы совершенно честно возвращаем назад «талант», которым вы нас ссудили. Вы с таким же успехом можете, если хотите, беседовать со мной о таланте вот этого платинового метра, вот этого зеркала, этой двери или этого небосвода. <…>
Сюрреализм — чистый психический автоматизм, посредством которого намерены выразить устно, письменно или каким-либо иным образом действительное функционирование мысли. Диктовка мысли за пределами всякого контроля, осуществляемого рассудком, вне всякой эстетической или нравственной заинтересованности.
<…> Сюрреализм основывается на вере в высшую реальность некоторых ассоциативных форм, которые до него игнорировались, во всемогущество грезы, в бескорыстную игру мысли. Он стремится окончательно разрушить все прочие психические механизмы и занять их место в разрешении кардинальных вопросов жизни.

  — «Манифест сюрреализма», 1924
  •  

Ни для кого не секрет, что сюрреализм объявил своим принципом абсолютный бунт, безграничное неподчинение и узаконенную диверсию, полагаясь на одно лишь насилие. Самый простой сюрреалистический акт состоит в том, чтобы выйти на улицу с револьвером в руке и палить в толпу, покуда хватит сил. <…>
Даже если не останется никого из тех, кто первым связал с сюрреализмом свою надежду что-либо значить в этом мире и свою страсть к истине, сюрреализм пребудет и тогда.

  — «Второй манифест сюрреализма»
  • В нашей среде нет такого человека, который не хочет перехода власти из рук буржуазии в руки пролетариата. Но до тех пор, мы считаем, все важно, продолжать опыт внутренней жизни без любого внешнего контроля, даже марксистского... Эти две проблемы сильно отличаются друг от друга.
  • Возможно, нам следовало бы научиться уничтожать ценности в тот самый момент, когда мы их обретаем.
  • Единственное, что еще может меня вдохновить, так это слово «свобода».
  • Конкретная реальность сюрреалистской революции заключается не столько в том, чтобы изменить что-нибудь во внешнем физическом порядке вещей, сколько в том, чтобы вызвать брожение в умах. (1925)
  • Перед нами вновь во всей своей сложности встает проблема преобразования потенциала. Нередкое в наши дни неверие в практическую ценность воображения равносильно добровольному отказу от пользования электричеством в надежде ограничить брызжущую энергию горных потоков одним лишь бессмысленным сознанием прыгающего по камням каскада.
  • Переделать мир, сказал Маркс, переделать жизнь, сказал Рембо. Для нас эти приказы сливаются в один.
  • Самый простой сюрреалистический акт состоит в том, чтобы, взяв в руки револьвер, выйти на улицу и наудачу, насколько это возможно, стрелять по толпе. И у кого ни разу не возникало желание покончить таким образом со всей этой ныне действующей мелкой системой унижения и оглупления, тот сам имеет четко обозначенное место в этой толпе, и живот его подставлен под дуло револьвера.
  • Среди множества доставшихся нам в наследство невзгод нам была предоставлена и величайшая свобода духа.

первый номер журнала «Сюрреалистическая революция»Править

  • Реализм — это подрезать деревья, сюрреализм — это подрезать жизнь.
  • Процесс познания исчерпан, интеллект не принимается больше в расчет, только греза оставляет человеку все права на свободу.
  • Автоматы уже размножаются и грезят. В кафе они сразу просят что-нибудь для письма, мраморные вены — это графика их побега, и их машины одиноко едут в Лес.
  • Сюрреализм — это перекрёсток чарующих сновидений, алкоголя, табака, кокаина, морфина; но он еще и разрушитель цепей; мы не спим, мы не пьем, мы не курим, мы не нюхаем, мы не колемся — мы грезим; и быстрота ламповых игл вводит в наши мозги чудесную губку, очищенную от золота. О! Если бы кости раздулись, как дирижабли, мы бы увидели потемки Мертвого моря.

Брайон ГайсинПравить

  • Литература отстает от живописи на пятьдесят лет. Я предлагаю перенести технику художников в письмо; Режь страницы любых книг, режь газетные полосы... вдоль, например, и перетасуй колонки текста. Сложи их вместе наугад и прочитай новое полученное послание. Сделай это для себя. Используй любую систему, которая просится под руку. Бери свои собственные слова или, как утверждают, «очень личные слова» любого из живущих или мертвых. Ты вскоре поймешь, что слова не принадлежат никому. У слов своя собственная жизненная сила и ты или кто-то другой способны заставить их потоком низвергнуться в действие... «Ваши очень личные слова»... Конечно! А кто ты сам? («Третий ум»)
  • Я не говорю тебе того, что ты не знаешь. Я не покажу тебе того, что ты уже не видел. Все, что я хочу сказать о «разрезках» должно звучать как крик отчаяния, пока ты не начнешь использовать это для себя. Ты не можешь мысленно резать, как и я не могу мысленно рисовать. Что бы ты ни делал в своей голове, это отражает заранее сложившийся, записанный образ мыслей. Режь, прогрызайся сквозь этот образ мыслей, сквозь все шаблоны мышления, если хочешь чего-то нового... Разрежь строки слов, чтобы услышать новый голос вне страницы... (там же)
  • Художники и писатели, которых я уважаю, хотели быть героями, бросить вызов судьбе своими жизнями и своим искусством... Судьба предначертана, написана... И если хочешь бросить вызов и изменить судьбу... режь слова. Заставь их сделать новый мир.
  • Разрежь страницу, которую ты сейчас читаешь и посмотри, что случится. Лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать.

Сальвадор ДалиПравить

  • ...спонтанный метод иррационального познания, основанный на систематической и критической ассоциациях и бредовых интерпретациях. (о своём параноико-критическом методе)
  • С первого взгляда из середины испанского трупа бросался в глаза наполовину изъеденный паразитами и идейными червями иберийский член в эрекции, огромный, как собор, наполненный белыми динамитом ненависти, происходящей от непрерывных закапываний и откапываний. Зарыть и отрыть! Чтобы снова зарыть и отрыть!. (Тайная жизнь Сальвадора Дали, рассказанная им самим)
  • Лично я был им настолько заворожен, что буквально бредил Гитлером, который почему-то постоянно являлся мне в образе женщины. (Дневник гения)
  • Я не верил ни в какую революцию. Я верил лишь в высочайшую традицию. Если революция зачем-то нужна, то лишь для того, чтобы после ее конвульсий заново обрести утраченные элементы традиции.
  • Все мои притязания в области живописи состоят в том, чтобы материализовать с самой воинственной повелительностью и точностью деталей образы конкретной иррациональности. ( «Завоевание иррационального»)
  • Сюрреализм – полная свобода человеческого существа и право его грезить. Я не сюрреалист, я – сюрреализм.

Джорджо де КирикоПравить

  • Случалось, в такие моменты стена в глубине комнаты раздвигалась подобно театральному занавесу и взору представало зрелище иной раз жуткое, иной раз восхитительное: это был то океан в непогоду со злобными карликами, жестикулирующими и гримасничающими на гребне волны, то полный пьянящей поэзии и покоя весенний пейзаж с плоскими, утопающими в зелени террасами, окружающими скрытую зарослями цветущего миндаля дорожку; по этой дорожке, одетая во все белое, в состоянии отрешенности и покоя медленно следовала прекрасная молодая женщина. («Гебдомерос»)
  • Мир полон демонов, необходимо обнажить демонизм каждой вещи.
  • Что и любить, как не то, что есть метафизика вещей? (Et quid amabo nisi quod rerum metaphysica est?)
  • о Бретоне, Кокто и Дали: «мрачные феномены унылого времени», о всех прочих сюрреалистах: «дегенераты, хулиганы, бездельники, онанисты и бесхребетные люди». (Мемуары)
  • Художник по сути, если он не полный глупец, всегда немного маг или алхимик.

ПримечанияПравить

  1. Открытия сюрреализма (отрывок) / перевод Н. Ржевской // Писатели Франции о литературе. — М.: Прогресс, 1978. — С. 285-7.
  2. 2,0 2,1 Вальтер Беньямин. Сюрреализм / перевод И. Болдырева // Новое литературное обозрение. — 2004. — №68.
  3. А. Медведев. "Похищение разума"

СсылкиПравить