Русский инвалид

«Русский инвалид» — русская военная газета, издававшаяся в Санкт-Петербурге в 1813—1917 годах. Также выходило много приложений и прибавлений:

Цитаты о газетеПравить

  •  

«Русский инвалид» обращает теперь на себя внимание образованнейшей части русской публики, которая находит в нём почти всё, что ей нужно: самые свежие новости о заграничных политических происшествиях, полную и современную хронику всех достопримечательных событий в отечестве, постановления правительства по всем отраслям государственной жизни; известия о замечательнейших явлениях русской и иностранной литературы, русского и иностранного театров, о движении наук в Европе; уведомления об открытиях и усовершенствованиях по разным частям человеческой деятельности, и наконец мелкие статьи лёгкого и, нередко, забавного содержания; словом, в этом обширном издании есть всё, что составляет жизнь ежедневной газеты, уважающей себя и своих читателей; нет одного только: брани, сплетен и проч. Своевременность помещения фёльетонных статей в «Инвалиде» доказывается и тем ещё, что смесь некоторых ежемесячных русских журналов составляется почти из тех же самых статей, которые уже были в нём напечатаны. Разница в том только, что эти статьи в журналах печатаются месяцем позже.[1]

  Виссарион Белинский, «Библиографические и журнальные известия»
  •  

Лучшая русская политическая газета теперь — «Инвалид». Он столько хорош, сколько может быть хорошим при его средствах и условиях. <…> «Инвалид» теперь наиболее читаемая в России газета.

  — Виссарион Белинский, «Русская литература в 1844 году», декабрь

Цитаты о Литературных прибавлениях к «Русскому инвалиду»Править

Газета 1831—1839 годов, издателем-редактором которой был А. Ф. Воейков.
  •  

«Инвалидные прибавления к литературе»

  — Виссарион Белинский, «Литературные мечтания», сентябрь 1834
  •  

Теперь бы мне следовало говорить ещё об одном литературном петербургском журнале, да я его и в глаза не видал. Вы догадываетесь, что я говорю о «Литературных прибавлениях к Инвалиду», которые справедливее б было назвать «Инвалидными повторениями литературы»? Скорее можно отрыть в Москве допотопную мамонтову кость, чем найти этот журнал. И между тем «Московские ведомости» и «Пчела» уведомляли о его издании на нынешний год: стало быть, он существует. Говорят, что почтенный издатель этого журнала-невидимки очень сильно ратует против «Библиотеки для чтения» и вашего журнала: может быть! да почему ж бы и не так? Почтенный старец сам пишет, сам и читает, следовательно, никому зла не делает…

  — Виссарион Белинский, «Ничто о ничём, или Отчёт г. издателю «Телескопа» за последнее полугодие (1835) русской литературы», март 1836
  •  

… газета чисто литературная, <…> любительница старого, но при всём том имевшая особенный характер. <…> В ней помещались лёгонькие повести: беседы деревенских помещиков о литературе, беседы, часто довольно обыкновенные, но <…> читатель, к изумлению своему, видел, что помещики к концу статьи делались совершенными литераторами, принимали к сердцу текущую литературу и приправляли свои мнения едкою насмешкою. Этот журнал всегда оказывал оппозицию противу всякого счастливого наездника, хотя его вся тактика часто состояла только в том, что он выписывал одно какое-нибудь место, доказывающее журнальную опрометчивость, и присовокуплял от себя довольно злое замечание не длиннее строчки с восклицательным знаком. Г. Воейков был чрезвычайно деятельный ловец и, как рыбак, сидел с удой на берегу, не теряя терпения, хотя на его уду попадалась большею частию мелкая рыба, а большая обрывалась.

  Николай Гоголь, «О движении журнальной литературы в 1834 и 1835 году», март 1836

ПримечанияПравить

  1. Отечественные записки. — 1843. — № 8. — Отд. VI. — С. 80.