Льюис Кэрролл

Льюис Кэрролл (англ. Lewis Carroll, настоящее имя Чарлз Латвидж[К 1][1]:гл.1 Доджсон, Charles Lutwidge Dodgson, 27 января 1832 — 14 января 1898) — британский математик, писатель, англиканский диакон и фотограф. Мировую известность ему принесли детские книги «Приключения Алисы в Стране чудес» и «Сквозь зеркало и что там увидела Алиса». Сын архидиакона Чарлза Доджсона.

Льюис Кэрролл
Wikipedia-logo.svg Статья в Википедии
Wikisource-logo.svg Произведения в Викитеке
Commons-logo.svg Медиафайлы на Викискладе

ЦитатыПравить

  •  

В случае, если поезд сойдёт с рельсов, пассажиров просят не вскакивать, а лежать до тех пор, пока их не поднимут. Необходимо, чтобы по ним прошло не менее трёх составов, а не то врачам и санитарам нечего будет с ними делать. <…>
Если у пассажира нет денег, а он, тем не менее, желает ехать поездом, он должен прийти на ближайшую станцию и заработать на проезд, например, заварить чай для начальника станции (который пьёт чай в любое время дня и ночи) или натолочь песку для железнодорожной компании (которая не обязана объяснять, зачем ей это надо).[2][3]:с.10

  — из правил для придуманной им в детстве игры в поезд (Railway Game)[К 2]
  •  

Распространённая ошибка в выборе ракурса для фотографии заключается в том, что главный объект помещают в центр или, по меньшей мере, так близко к нему, что становится ясно: [фотографами] руководил расчёт, а не воображение, а у зрителя возникает желание схватить линейку и вымерить, насколько точно картина разделена на две половины.[4][1]:гл.8

  •  

Безумная Математильда
— Называют меня Безумной потому, что, по-видимому, я и в самом деле немного не в своём уме. <…> Я никогда не делаю того, чего в наши дни ожидают от нормальных людей. Не ношу платьев с длинными шлейфами (они напоминают мне составы, тянущиеся за паровозом <…>), не играю в лаун-теннис, не умею жарить омлет. Я даже не умею наложить шины на сломанную руку или ногу! Как видишь, перед тобой круглая невежда![5]

 

Mad Mathesis
“Well, they call me so because I am a little mad, I suppose. <…> You see, I never do what sane people are expected to do nowadays. I never wear long trains (talking of trains <…>), and I never play lawn-tennis. I can’t cook an omelette. I can’t even set a broken limb! There’s an ignoramus for you!”

  «История с узелками» (A Tangled Tale), III, 1880
  •  

Кошка съедает крысу за одну минуту. За сколько времени кошка съест 60 000 крыс?
Не скоро. Я лично думаю, что крысы скорее съедят кошку.[6]

 

`If a cat can kill a rat in a minute, how long would it be killing 60,000 rats?'
Ah, how long, indeed! My private opinion is that the rats would kill the cat.

  — «Кошки и крысы» (Cats and Rats), 1880
  •  

1. Всякий, кто не танцует на туго натянутом канате и не ест пирожков за одни пенс, стар.
2. Со свиньями, которые временами испытывают головокружение, обращаются почтительно. <…>
6. Жирные существа, имеющие смешной вид, могут завтракать при посторонних, если только они не танцуют на туго натянутом канате. <…>
8. Свинья с зонтиком имеет смешной вид.[6]

 

1. All who neither dance on tight-ropes nor eat penny-buns are old.
1. All who neither dance on tight-ropes nor eat penny-buns are old.
2. Pigs that are liable to giddiness are treated with respect. <…>
6. Fat creatures who look ridiculous may lunch in public, provided that they do not dance on tight-ropes. <…>
8. A pig looks ridiculous carrying an umbrella.

  — «Логическая задача» (Logic puzzle), 1893
  •  

Вполне возможно, что какие-то ошибки ускользнули от меня и ещё ожидают проницательного взгляда какого-нибудь критически настроенного читателя. Я надеюсь, что радость открытия ошибок и испытанное при этом чувство интеллектуального превосходства над автором в какой-то мере вознаградят счастливца за потерю времени и беспокойство, которое могло доставить ему внимательное чтение этой книжки![5]

 

Other mistakes may perchance, having eluded us both, await the penetrating glance of some critical reader, to whom the joy of discovery, and the intellectual superiority which he will thus discern, in himself, to the author of this little book, will, I hope, repay to some extent the time and trouble its perusal may have cost him![7]

  — «Полуночные задачи, придуманные в часы бессонницы», предисловие, май 1893
  •  

Математические задачи я предлагал не как средство от бессонницы, а как способ избавиться от навязчивых мыслей, которые легко овладевают праздным умом. <…>
Насколько я могу судить, опираясь на собственный опыт, ни одно лекарство от бессонницы не оказывает ни малейшего действия до тех пор, пока вы сами не захотите спать. А математические выкладки скорее способны разогнать сон, нежели приблизить его наступление.

 

Nor is it as a remedy for wakefulness that I have suggested mathematical calculation; but as a remedy for the harassing thoughts that are apt to invade a wholly-unoccupied mind. <…>
Now, so far as my experience goes, no such recipe has any effect, unless when, you are sleepy: and mathematical calculation would be more likely to delay, than to hasten, the advent of sleep.

  — «Полуночные задачи, придуманные в часы бессонницы», предисловие ко 2-му изданию, сентябрь 1893
  •  

— О, первая аксиома Евклида! — мечтательно промолвила Черепаха. — Что может быть прекрасней тебя?
И добавила, обращаясь к Ахиллу:
— Вы любите «Начала» Евклида?
— Безумно! Вряд ли можно сильнее восхищаться трактатом, который не выйдет в свет в течение еще нескольких столетий![6]

 

"That beautiful First Proposition of Euclid!" the Tortoise murmured dreamily. "You admire Euclid?"
"Passionately! So far, at least, as one can admire a treatise that won't be published for some centuries to come!"

  «Что Черепаха сказала Ахиллесу» (What the Tortoise Said to Achilles), 1895
  •  

«Некоторые цыплята — существа, знающие французский язык». <…>
(По случайному стечению обстоятельств [это] суждение на нашей планете, строго говоря, не являются истинными. Однако ничто не мешает им быть истинными на какой-нибудь другой планете, <…> обитатели такой планеты вполне могли бы нанимать цыплят в гувернёры и извлекать из этого (между прочим) ещё одну выгоду, не известную в Англии: всякий раз, когда в доме иссякнет запас провизии, обед можно было бы готовить из гувернёра!)[5]книга V, глава I

 

“Some chickens are creatures understanding French”. <…>
([This is], as it happens, not strictly true in our planet. But there is nothing to hinder them from being true in some other planet, <…> and its inhabitants would probably engage chickens as nursery-governesses. They would thus secure a singular contingent privilege, unknown in England, namely, that they would be able, at any time when provisions ran short, to utilise the nursery-governess for the nursery-dinner!)

  — «Символическая логика» (Symbolic Logic), 1896
  •  

часы, отстающие на минуту в сутки, должны отстать на 12 часов, или 720 минут, прежде чем они снова покажут точное время. Следовательно, такие часы показывают точное время лишь раз в два года. Часы же, которые стоят, показывают точное время всякий раз, когда наступает час, указываемый положением их стрелок, а это происходит дважды в сутки.[6]

 

… the one which loses a minute a day has to lose twelve hours, or seven hundred and twenty minutes before it is right again, consequently it is only right once in two years, whereas the other is evidently right as often as the time it points to comes round, which happens twice a day

  — «Трудность вторая», [1899]

ПоэзияПравить

  •  

Старичок один, фермер из Ридла,
Кончил жизнь на столе ювелира:
Он булавкой проткнул себя
И был вместо бусины
Принесён к ювелиру из Ридла. — перевод: А. Шарапова, М. Полыковский[1]:гл.7

 

There was an old farmer of Readall,
Who made holes in his face with a needle,
Then went far deeper in
Than to pierce through the skin,
And yet strange to say he was made beadle.

  — один из его 4 сохранившихся лимериков[К 3] 1845 г.
  •  

… хозяйством в неком доме правили коты,
Не допуская крыс или мышей до этой суеты.
Тут серый люд, устав от гнета правящей реакции,
Созвал Совет своей хвостатой фракции.
Все собрались, никто не мог собраньем пренебречь,
Тут встал старейший крыс и начал свою речь:
«Собратья по рабству! Ответьте, доколе
Презренным меньшинством пребудем, не боле!
В «сплочённом коварном единстве» коты
От нас оставляют одни лишь хвосты! <…>

Коты нас теснят — нет гнуснее народца! —
С исламским призывом: «Убей инородца!»
Как быть? — Есть решенье! Под игом проклятым
Позволим мяукать одним лишь котятам!
Котята, играя, нас ловят, конечно, —
Но от либеральности часто беспечно.
Коты повзрослей — те отнюдь не наивны,
Их лапы когтисты и консервативны.
Котов на конюшню погоним взашей,
А к власти — котят, крыс и серых мышей.
Котов — вне закона! <…>
Прольётся тогда и на нас благодать,
Чтоб править могли в кладовой без препона
Котята и мыши под сенью закона![1]:гл.7перевод: М. Полыковский

  — басня «О выборах в Еженедельный совет Оксфордского университета», 1866[К 4]

ДневникПравить

  •  

… взлохмаченный человек диковатого вида; его волосы, усы и борода росли, казалось, без всякого присмотра и почти скрывали выражение лица. Свободный сюртук, брюки и жилет из простой серой фланели, небрежно повязанный чёрный шелковый галстук. Волосы у него тёмные, глаза, кажется, тоже, взгляд острый и беспокойный, нос орлиный, высокий и широкий лоб — лицо и вся голова прекрасны и мужественны. С самого начала его обхождение было приятным и дружественным, в манере говорить ощущался какой-то затаённый суховатый юмор.[1]:гл.8о первой встрече с Альфредом Теннисоном, 22 сентября 1857

 

A strange shaggy-looking man; his hair, moustache, and beard looked wild and neglected; these very much hid the character of the face. He was dressed in a loosely fitting morning coat, common grey flannel waistcoat and trousers, and a carelessly tied black silk neckerchief. His hair is black; I think the eyes too; they are keen and restless—nose aquiline—forehead high and broad—both face and head are fine and manly. His manner was kind and friendly from the first; there is a dry lurking humour in his style of talking.[8]

  •  

… Лили Алиса Годфри из Нью-Йорка, ей 8 лет, но она рассуждает, как 15- или 16-летняя девица, и не позволила поцеловать себя на прощанье по той причине, что «никогда не целуется с мужчинами». <…> боюсь, что в Америке и в самом деле нет детей.[9]3 сентября 1880

 

… Lily Alice Godfrey, from New York: aged 8; but talked like a girl of 15 or 16, and declined to be kissed on wishing goodbye, on the ground that she "never kissed gentlemen." <…> I fear it is true that there are no children in America.

  •  

Если бы я нашёл для своих фотографий прелестнейшую девочку в мире и обнаружил, что её смущает мысль позировать обнажённой[К 5], я бы почёл своим священным пред Господом долгом, как бы мимолётна ни была её робость и как бы ни легко было её преодолеть, тут же раз и навсегда отказаться от этой затеи.[10][11]

ПисьмаПравить

Статьи о произведенияхПравить

О КэрроллеПравить

КомментарииПравить

  1. Традиционная транскрипция — Лютвидж.
  2. Он соорудил из ручной тачки, бочек и небольшой тележки «поезд» и развозил своих братьев и сестёр по саду. В нескольких местах находились «станции» и «кассы»[3]:с.10.
  3. Он называл их «мелодиями»[1]:гл.7.
  4. В 1860-х в Оксфорде шли бурные споры по поводу выборов в Еженедельный совет — руководящий орган университета, в состав которого входила университетская «верхушка», младшие же члены колледжей, на плечах которых лежала большая часть работы, как бы не существовали, не принимая участия в заседаниях совета и его решениях[1]:гл.7.
  5. Красота детского тела воспринималась как асексуальная, божественная, изображения обнажённых детей были довольно обычны для викторианства; Кэрролл всегда делал подобные фотографии с разрешения родителей и в присутствии какой-нибудь сопровождающей дамы[10][11].

ПримечанияПравить

  1. 1 2 3 4 5 6 7 Демурова Н. М. Льюис Кэрролл. — М.: Молодая гвардия, 2013. — Жизнь замечательных людей. Вып. 1590 (1390). — 416 с. — 5000 экз.
  2. Pudney J. Lewis Carroll and his World. London, 1976, pp. 24-25.
  3. 1 2 Демурова Н. М. Льюис Кэрролл. Очерк жизни и творчества. — М.: Наука, 1979.
  4. Lounger [C. L. Dodgson], Photographic Exhibition rewiev, 28 January, 1860.
  5. 1 2 3 Льюис Кэрролл. История с узелками / перевод Ю. А. Данилова под ред. Я. А. Смородинского (с некоторыми уточнениями). — М.: Мир, 1973.
  6. 1 2 3 4 Разные разности, или Miscellanea Carrolliana // Льюис Кэрролл. История с узелками. — 1973. — C. 365-388.
  7. Curiosa Mathematica. Part II. Pillow Problems. London, 1893.
  8. Collingwood S. D., The Life and Letters of Lewis Carroll. London, 1898, ch. II.
  9. Уистен Хью Оден. Сегодняшнему «Миру чудес» нужна Алиса / перевод: Н. М. Демуровой // Знание — сила. — 1979. — № 7. — С. 40.
  10. 1 2 Cohen Morton N. Lewis Carroll: A Biography. Knopf, 1995.
  11. 1 2 Борисенко А., Демурова Н. Льюис Кэрролл: мифы и метаморфозы // Иностранная литература. — 2003. — № 7.