Открыть главное меню

«Дороги судьбы» (англ. Roads of Destiny) — авторский сборник рассказов О. Генри 1909 года.

Содержание

ЦитатыПравить

Волшебный профильПравить

Перевод Н. Дарузес

  •  

В этом отеле всегда останавливалась миссис Мэгги Браун. Миссис Браун была костлявая женщина лет шестидесяти, в порыжелом черном платье и с сумочкой из кожи того допотопного животного, которое Адам решил назвать аллигатором. Она всегда занимала в гостинице маленькую приемную и спальню на самом верху, ценою два доллара в день. И всё время, пока она жила там, к ней толпами бегали просители, остроносые, с тревожным взглядом, вечно куда-то спешившие. Ибо Мэгги Браун занимала третье место среди капиталисток всего мира, а эти беспокойные господа были всего-навсего городские маклеры и дельцы, стремившиеся сделать небольшой заем миллионов этак в десять у старухи с доисторической сумочкой.

  •  

Но позвольте мне сказать вам, это была такая скряга, просто скряга из скряг, всем скрягам скряга. Она твёрдо решила не тратить больше семидесяти пяти центов в день.

Гнусный обманщикПравить

Перевод под редакцией М. Лорие

  •  

Тэкер, консул Соединенных Штатов в Буэнос-Тиеррас, еще не был пьян. Было только одиннадцать часов, а желанного блаженства — того состояния, в котором он начинал петь слезливые арии из старых опереток и швырять в своего визжащего попугая банановой кожурой, — он обычно достигал лишь часам к трём-четырём.

 

Thacker, the United States consul at Buenas Tierras, was not yet drunk. It was only eleven o'clock; and he never arrived at his desired state of beatitude — a state wherein he sang ancient maudlin vaudeville songs and pelted his screaming parrot with banana peels-until the middle of the afternoon.

  •  

Всему виной был Малыш Льяно, свою привычку убивать людей ему следовало бы ограничить мексиканцами. Но Малышу было за двадцать лет, а на границе по Рио-Гранде в двадцать лет неприлично числить за собой одних мексиканцев.

 

It was the Llano Kid's fault, for he should have confined his habit of manslaughter to Mexicans. But the Kid was past twenty; and to have only Mexicans to one's credit at twenty is to blush unseen on the Rio Grande border.[1]

Друзья из Сан-РозариоПравить

Перевод Е. Калашниковой

  •  

Это было не первое преступление, раскрытое ревизором Неттлвиком. Раз или два в жизни ему случилось вызвать своими разоблачениями такую бурю человеческих страстей, что под её напором едва не поколебался невозмутимый покой его чиновничьей души.

Исчезновение чёрного орлаПравить

Перевод Н. Бать

  •  

[Реглз] должен решиться на отчаянную, изматывающую нервы аферу, как этого частенько требует фортуна от тех, кто хочет завоевать её благосклонность.

  •  

Гостеприимство в краю прерий безгранично. Даже если к вам случайно попадет ваш враг, вы должны сперва накормить его и лишь потом застрелить. Вы должны истратить на него свой запас съестного и лишь потом — запас свинца.

Обращение Джимми ВалентайнаПравить

  •  

Когда у арестованного столько друзей на воле, сколько у Джимми Валентайна, едва ли стоит даже брить ему голову.

  •  

Женщине всегда кажется, что для мужчины, которого она боготворит, нет ничего невозможного или непосильного.

Рождественский чулок Дика-СвистунаПравить

Перевод Е. Суриц

  •  

Взъерошенная темногрудая пичуга на кизиловой ветке завела нежную, тоненькую, гортанную песню во славу росы, выманивающей дурней-червяков из их укрытий;..

«Среди текста»Править

Перевод Е. Калашниковой

  •  

— Женщины, — объявил Джадсон Тэйт, — загадочные создания.
Мне стало досадно. Не для того я уселся с ним тут, чтобы выслушивать эту старую, как мир, гипотезу, этот избитый, давным-давно опровергнутый, облезлый, убогий, порочный, лишенный всякой логики откровенный софизм, эту древнюю, назойливую, грубую, бездоказательную, бессовестную ложь, которую женщины сами же изобрели и сами всячески поддерживают, раздувают, распространяют и ловко навязывают всему миру с помощью разных тайных, искусных и коварных уловок, для того чтобы оправдать, подкрепить и усилить свои чары и свои замыслы.

  •  

Беседовать с ним было всё равно что слушать, как капает вода в медный таз, стоящий у изголовья кровати, когда хочется спать.

  •  

... вместо сладкозвучных излияний у меня вырвался какой-то сиплый лай, похожий на кашель ребенка, заболевшего крупом. Ни фраз, ни слов, ни сколько-нибудь членораздельных звуков. Я застудил горло во время своего неосмотрительного купанья.
<…> У меня же в лучшем случае получалось что-то вроде тех звуков, которые мог бы издать моллюск, пытающийся запеть «Живу я в волнах океана» в час, когда начинается отлив.

ПримечанияПравить


Цитаты из произведений О. Генри
Роман Короли и капуста
Сборники (и рассказы из них) Четыре миллиона (1906, Дары волхвов · Неоконченный рассказ · Фараон и хорал) · Горящий светильник (1907, Рождение ньюйоркца) · Сердце Запада (1907, Купидон порционно · Справочник Гименея) · Благородный жулик (1908, Поросячья этика · Простаки с Бродвея · Стихший ветер) · Голос большого города (1908, Голос большого города · Квадратура круга) · Дороги судьбы (1909) · На выбор (1909, Как скрывался Чёрный Билл) · Деловые люди (1910, Блуждания без памяти · Муниципальный отчёт · Новая сказка из «Тысячи и одной ночи» · Психея и небоскрёб) · Коловращение (1910, Дороги, которые мы выбираем) · Шестёрки — семёрки (1911, Налёт на поезд · Позвольте проверить ваш пульс) · Катящийся камень (1912) · Беспризорные и бездомные (1917, Исповедь юмориста)