Борис Николаевич Миронов

Исследователь-энциклопедист социальной истории России периода империи.

Бори́с Никола́евич Миро́нов (род. 21 сентября 1942а) — советский и российский историк, клиометрист, специалист в области исторической социологии, социальной, экономической и демографической истории России, антропометрической истории и методологии исследований. Доктор исторических наук, профессор Санкт-Петербургского государственного университета[1].

Миронов, Борис Николаевич
Профессор Миронов Б.Н. выступает в Германском историческом институте. Здание ИНИОН РАН. 29.11.2011 г.jpg
Профессор Миронов Б. Н. выступает в
Германском историческом институте.
(Здание ИНИОН РАН, 29.11.2011)
Wikipedia-logo-v2.svg Статья в Википедии
Commons-logo.svg Медиафайлы на Викискладе
Wikinews-logo.svg Новости в Викиновостях

ЦитатыПравить

  •  

Моя концепция разрушает устоявшуюся, согласно которой всё определяет экономика, царский режим себя исчерпал, страна находилась в состоянии перманентного системного кризиса, революция была неизбежна, потому что не проводились необходимые реформы. И так далее, и так далее. Мой взгляд на русскую историю обесценивает труды оппонентов, посвятивших этому десятилетия жизни. Больше всего, естественно, затронуто старшее поколение и особенно те, кто в советское время занимался историей революции.[2]Миронов Б. Н. о своей исследовательской концепции. (Из интервью «Российской газете», 6.07.2015)

  •  

Есть наука, беллетристика, коммерческое кино, конъюнктурная публицистика и развлекательная научно-популярная литература. Всё имеет свою нишу. Я занимаюсь фундаментальными исследованиями, они нацелены на вечное и важное. Мода и конъюнктура изменяются, а настоящие ценности остаются. В этом смысле мне торопиться некуда…[3]Миронов Б. Н. о себе. (Из интервью «Российской газете», 1.11.2017)

Цитаты о МироновеПравить

  •  

Овладение междисциплинарнй методологией остаётся уделом отдельных блестящих умов, к каковым принадлежит и Миронов. Но для многих отечественных специалистов, остающихся традиционалистами и испытывающих недоверие к социальным наукам, а то и их категорическое неприятие, он является чужаком. […] Эрудиция автора восхищает и вызывает „белую“ зависть (очевидно также, что накопить и мастерски использовать такой объём знаний под силу только незаурядному уму).[4]

  Согрин В. В. (д. ист. н., профессор МГИМО, руководитель Центра североамериканских исследований Института всеобщей истории РАН), 2002
  •  

«Опровержение Миронова» неизбежно превратится в отдельную подотрасль российской историографии.[5]

  — Журнал «Forbes», 5.02.2010
  •  

Б. Н. оценивает развитие страны в период империи в целом как успешное, политику правительства — как прагматичную, достижения страны — как весьма значительные, учитывая обстоятельства, в которых ей приходилось жить и бороться за своё существование, вектор движения — модернизация и вестернизация. Он отстаивает точку зрения, согласно которой Россия по большому счету является нормальной великой европейской державой с объясняемым прошлым, развивающаяся по европейскому сценарию, хотя и с большими национальными особенностями. Концепция европейскости обосновывается на огромном эмпирическом материале о главных аспектах общественной и политической жизни и подтверждается сравнительно-историческим анализом.[6]О научных трудах профессора Б. Н. Миронова.

  — Белоусов М. С., Даудов А. Х., Кащенко С. Г. (Институт истории СПбГУ), 2019
  •  

Вряд ли труды профессора Б. Н. Миронова при жизни автора будут признаны широкой научной общественностью и найдут отражение в учебниках. Уж слишком много устоявшихся в литературе (и дореволюционной, и советской, и постсоветской) штампов и стереотипов развенчивается в них. Тем более что «нет пророка в отечестве своём», и «большое видится на расстоянии»! Но в будущем, после смены пары «поколений» историков, труды Б. Н. Миронова, я в этом уверен, войдут в классику российской историографии.[7]Из рецензии на монографию Миронова Б. Н. «Благосостояние населения и революции в имперской России: XVIII — начало XX века» (М.: Изд. Новый хронограф. 2010).

  Бабкин М. А. (д. ист. н., профессор РГГУ), 2010
  •  

Перед последними выборами в РАН академические начальники радостно возвестили о том, что в этом году впервые составлены наукометрические таблицы, где учёная деятельность всех кандидатов проанализирована по новейшим методикам – хирши, вэбы, ринцы, показатели цитирования, переводов, ссылок. Дайте себе труд, найдите в интернете эти сведения, занятное чтение, если знать итоги выборов.
У петербургского историка Б. Н. Миронова все указанные показатели многократно (! – А. Д.) превосходят данные любого другого кандидата, занимающегося отечественной историей.
Его фундаментальные труды по истории переведены на многие языки, число цитирований составляет многие тысячи. Недавний трёхтомник по исторической социологии, одним из основателей которой он является, антропологической, экономической, демографической истории страны – выдающийся труд, не имеющий аналогов в отечественной историографии.
Но пролетел Б. Н., учёный мирового уровня, на выборах, как фанера над Парижем. Научное сообщество изобрело свои внутренние законы, да и субъективный подковёрный фактор никто не отменял.
Возможно, такое отношение к фундаментальной исторической науке порождено экспоненциальным ростом дилетантизма в этой ветви гуманитарного знания.[8]О результатах выборов в члены РАН в 2019 году.

  Дегтярёв А. Я. (д. ист. н., cоветник Председателя Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации, член Археографической комиссии РАН)

ИсточникиПравить

  1. Белоусов М. С., Даудов А. Х., Кащенко С. Г. Страсти по Миронову // Борис Николаевич Миронов: Биобиблиографический указатель трудов: 1964—2018 / Отв. ред. А. Х. Даудов; сост. Т. Е. Сохор. — СПб.: Изд. Дмитрий Буланин, 2019. С. 15.
  2. «Революционный сдержите шаг! „Самый оспариваемый историк России“ убежден, что для революции не было предпосылок в 1917 году — и нет сегодня»: интервью Бориса Миронова Дмитрию Бабичу и Вячеславу Тяпкину // Российская газета, 06.07.2015
  3. «Оцифрованная революция. Самый оспариваемый историк России тоже совершил революцию — в оценке событий 1917 года»: интервью с Б. Н. Мироновым // Российская газета, 1.11.2017
  4. Согрин В. В. Клиотерапия и историческая реальность: тест на совместимость. (Размышление над монографией Б. Н. Миронова «Социальная история периода империи») // Общественные науки и современность. 2002. № 1. С. 145—146.
  5. Федюкин И. Почему столь низок внутренний спрос на настоящую науку о прошлом нашей страны // Forbes, 5.02.2010
  6. Белоусов М. С., Даудов А. Х., Кащенко С. Г. Страсти по Миронову. Указ. соч. С. 9—53.
  7. Бабкин М. А. Уровень жизни и российские революции // Свободная мысль. 2010. № 10 (1617). С. 215—218.
  8. Дегтярёв А. Я. Пять событий в исторической науке // Литературная Россия, 5.12.2019

СсылкиПравить