Эпоха Просвещения

Эпо́ха Просвеще́ния — одна из ключевых эпох в истории европейской культуры, связанная с развитием научной, философской и общественной мысли. В основе этого интеллектуального движения лежали рационализм и свободомыслие. Начавшись в Англии под влиянием научной революции XVII века, это движение распространилось на Францию, Германию, Россию и другие страны Европы.

Относительно датировки эпохи единого мнения нет: одни историки относят её начало к концу XVII века, другие — к середине XVIII, конец нередко связывают со смертью Вольтера (1778) (в том же году скончался Жан Жак Руссо) или с началом Наполеоновских войн (1800—1815). Есть мнение о привязке её границ к двум революциям: «Славной революции» в Англии (1688) и Великой французской (1789).

ЦитатыПравить

XVIII векПравить

  •  

Во Франции никогда не переведутся колдуны в чёрных одеждах, которые будут стараться превратить людей в животных. Но вам и вашим друзьям надлежит превратить животных в людей. <…>
Да объединятся наши братья, чтобы сделать людей как можно менее неразумными. Пусть стремятся они просветить всех, вплоть до сов, несмотря на денависть этих птиц к свету…

  — Вольтер, письмо Ж.-Ф. Мармонтелю 28 января 1764
  •  

Покойный г. Фрере и покойный г. Буланже[2] являются двумя добрыми душами, позволяющими находить у себя в бумагах всё то, что [просветителям] не хотелось бы, чтобы было обнаружено в их собственных.[3]

 

Feu M. Fréret et feu M. Boulanger sont deux bonnes âmes qui permettent qu'on trouve dans leurs papiers tout ce qu'on craindrait de trouver dans les siens.[1]

  Фридрих Гримм, «Литературная, философская и критическая переписка», 15 августа 1768
  •  

Впервые со времени уничтожения ересей <…> поднялась безбожная и дерзкая секта; она украсила свою ложную мудрость именем философии. <…> Её сторонники выдвигаются как учителя человеческого рода. Свобода мыслить — вот их девиз, и он слышен от одного конца земли до другого. Одной рукой они пытались свалить трон, а другой хотели опрокинуть алтари. <…> Ныне религия насчитывает почти столько же открытых врагов, сколько имеется так называемых философов; <…> а правительство вынуждено трепетать и терпеть у себя воинствующую секту неверующих, которая, кажется, стремится только к тому, чтобы возмутить народы под предлогом их просвещения]].[4][5]на основании этого книги были осуждены Парижской судебной палатой на сожжение[5]

  Антуан-Луи Сегье (королевский прокурор Франции), обвинительное заключение против нескольких анонимно изданных книг Гольбаха и одной Вольтера, 1770

XIX векПравить

  •  

Не так ли было с Францией, веками
Униженной, стонавшей под ярмом,
Пока не поднял ярой мести знамя
Народ, разбуженный Руссо с его друзьями.

И страшен след их воли роковой.
Они сорвали с Правды покрывало,
Разрушив ложных представлений строй,
И взорам сокровенное предстало.
Они, смешав Добра и Зла начала,
Всё прошлое низвергли. Для чего?
Чтоб новый трон потомство основало,
Чтоб выстроило тюрьмы для него
И мир опять узрел насилья торжество. — перевод В. В. Левика

  Джордж Байрон, «Паломничество Чайльд-Гарольда» (III, 81-82), 1816
  •  

… до сих пор философа не могут себе представить иначе, как в образе французского говоруна 18 века…

  Владимир Одоевский, «Секта идеалистико-элеатическая — отрывок из словаря Истории Философии», 1824
  •  

Чистого, наивного верования, свойственного векам младенческого состояния человечества, не было и не могло быть в цивилизации, обладавшей знанием и прошедшей через радикальное отрицание XVIII столетия.

  Виссарион Белинский, «Тереза Дюнойе…», 1847
  •  

Между Людовиком XV и Революцией, в те смутные, тяжёлые и горячие годы, когда собирались грозовые тучи, общество, в котором уже начиналось смешение классов, человечество, которое уже утрачивало установленные порядки под порывами ветра, несущего с собою иллюзии и пыль, — породили целый рой, целый ливень новых людей, необычных, таинственных, нелепых. Всё общественное мнение, всё, чем только можно было ещё дышать, оказалось во власти этих грандиозных ярмарочных шутов, шарлатанов, чародеев, смутьянов, бешеных фактотумов, пасквилянтов, памфлетистов, выдумщиков различных систем, афер и чудес. Каждый — ходячая алчность. Среди бела дня дефилируют эти личности, эти индивидуальности, растущие, как грибы, в сумерках отживающего мира, порождение распада — кудесники и брехуны!

  братья Гонкуры, «Дневник», 30 августа 1859
  •  

англичане с их глубокой посредственностью уже однажды были причиной общего понижения умственного уровня Европы: то, что называют «новейшими идеями», или «идеями восемнадцатого века», или также «французскими идеями», — то, следовательно, против чего с глубоким отвращением восстал немецкий дух, — было английского происхождения, в этом не может быть сомнения. Французы были только обезьянами и актёрами этих идей, вместе с тем, их лучшими солдатами и, к сожалению, одновременно их первой и самой значительной жертвой

  Фридрих Ницше, «По ту сторону добра и зла», 1886

ПримечанияПравить

  1. Correspondance littéraire, philosophique et critique, t. VIII. Paris, 1879, p. 158.
  2. Французские просветители часто подписывали свои сочинения их именами.
  3. А. И. Коробочко, Б. Я. Рамм. Примечания // Вольтер. Бог и люди. Статьи, памфлеты, письма. Т. II. — М.: изд-во Академии наук СССР, 1961. — С. 398.
  4. Seguier. Réquisitoire sur lequel est intervenu l'Arrêt du Parlement du 18 août 1770 qui condamne à être brûlés différents livres ou brochures… Paris, 1770, p. 2-4.
  5. 1 2 Кузнецов В. Н. Атеизм великих французских материалистов XVIII в. // Да скроется тьма! Французские материалисты XVIII в. об атеизме, религии, церкви. — М.: Политиздат, 1976. — С. 9-10. — 100000 экз.