Иоахим фон Риббентроп

немецкий дипломат, министр иностранных дел нацистской Германии (1938-1945)
(перенаправлено с «Риббентроп»)

Иоахи́м фон Риббентроп́ (нем. Ulrich Friedrich Wilhelm Joachim von Ribbentrop, 30 апреля 1893, Везель — 16 октября 1946, Нюрнберг) — министр иностранных дел Германии (1938—1945), советник Адольфа Гитлера по внешней политике.

ЦитатыПравить

 
Иоахим фон Риббентроп
  •  

Гитлер часто принимал спонтанные решения на основе неверной информации СД, даже не ставя меня в известность.

  •  

Бог, защити Германию. Бог, будь милостив к моей душе. Моё последнее желание, чтобы Германия вновь обрела своё единство, чтобы взаимопонимание между Востоком и Западом вело к миру на Земле. — Последние слова на эшафоте.

  •  

Если ты станешь придерживаться мнения, что, исходя из предоставленных тебе в рейхе функций, располагаешь особыми полномочиями и в своих действиях за рубежом, могу заявить, что таких полномочий в области внешней политики рейха я признавать не собираюсь. — Из письма Гиммлеру.

  •  

С момента моего назначения на пост министра иностранных дел ко мне не поступил ни один видный эсэсовский руководитель в качестве сотрудника… Учитывая тесное взаимодействие моего ведомства с СС и наши личные взаимоотношения, считаю это досадным упущением. — Из письма Гиммлеру.

  •  

Ты знаешь, как я отношусь к твоей организации и как восхищаюсь структурой СС, являющейся творением твоих рук… Я всегда буду рассматривать как особую честь свою принадлежность к числу представителей ее гордого руководящего корпуса, который будет играть решающую роль в будущем нашей великой империи. — Из письма Гиммлеру.

Цитаты о РиббентропеПравить

  •  

Риббентроп наконец умолк, встал и, взяв со стола заранее отпечатанный меморандум, театральным жестом вручил его послу. Посол тоже встал, медленно сложил бумагу вчетверо и, не читая, опустил ее в карман пиджака. Несколько секунд длилось молчание. Слышно было, как тяжело дышал Риббентроп. На кончике носа его висела крупная капля пота. Наконец овладев собой, посол холодно и внешне спокойно высказал сожаление по поводу событий, ответственность за которые целиком и полностью ложится на Германию. «Какая наглая агрессия! Вы еще пожалеете об этом…» ― сказал посол. Свои последние слова он произнес, глядя прямо в глаза Риббентропу. Затем, едва кивнув, повернулся и медленно направился к двери. Но именно эти последние слова посла снова вызвали в Риббентропе прилив того знакомого чувства, с которым он так долго и тщетно боролся. Он нервно передернул плечами, совсем как Гитлер. Неожиданно для переводчика он вышел, почти выбежал из-за стола, догнал посла на полпути к двери и пошел рядом с ним, время от времени касаясь рукой рукава его пиджака. Он, видимо, хотел что-то сказать, но не находил слов. Так они дошли до двери ― посол и то отстававший, то обгонявший его Риббентроп. И вдруг уже у самой двери Риббентроп снова придержал посла за рукав и едва внятно, сбивчивой скороговоркой сказал: ― Сообщите туда… в Москву… Я… не хотел этого… я… уговаривал фюрера. Но… Последние слова он произнес в пустое пространство, потому что посол, не оборачиваясь и не замедляя шага, уже вышел из кабинета в сопровождении своего переводчика.[1]

  Александр Чаковский, «Блокада», 1968

ИсточникиПравить

  1. Александр Чаковский. «Блокада». — М.: «Советский писатель», 1968 г.

См. такжеПравить