Игорь Ростиславович Шафаревич

советский и российский математик, философ, публицист и общественный деятель

Игорь Ростиславович Шафаревич (3 июня 1923, Житомир — 19 февраля 2017, Москва) — российский математик, философ, публицист и общественный деятель. Академик Российской академии наук (1991).

Игорь Ростиславович Шафаревич
Igor Shafarevich.jpeg
Wikipedia-logo-v2.svg Статья в Википедии
Commons-logo.svg Медиафайлы на Викискладе

ЦитатыПравить

  •  

Истекают последние часы, отпущенные нашему государству на проверку: способно ли оно на политику мира — с Правдой. Есть ли у него другой ответ, кроме насилия и жестокости, <…> на правду, сказанную великим писателем.
Это испытание и всего мира. <…>
Некогда Иосиф Виссарионович Сталин назвал нас всех «винтиками» и любовно поднял тост за здоровье «винтиков». <…> может быть, Мудрый Вождь был и прав, выше винтиков нас назвать и нельзя, была бы только хорошая смазка — и будем вертеться в нужном направлении, вплоть до износа.[1]

  — «Арест Солженицына», 12 февраля 1974
  •  

В какой стране будет жить нынешняя молодёжь, какую родину станут любить наши дети, если мы с равнодушным молчанием будем глядеть, как отрывают от тела России чудом ей данного и сохранённого великого писателя? А может, и молчать не будем: единодушно осудим его на собраниях и пойдём домой смотреть телевизоры?[1]

  — «Изгнание А. Солженицына», 13 февраля 1974
  •  

Михаил Осипович Меньшиков — один из небольшого числа проницательных людей, живших в тот период русской истории, который иным казался (и сейчас ещё кажется) безоблачным. Но чуткие люди уже тогда, на рубеже XIX и XX веков видели главный корень надвигающихся бед, обрушившихся потом на Россию и переживаемых нами до сих пор (да и не видно, когда ещё придёт им конец). Этот основной порок общества, несущий в себе опасность будущих глубоких потрясений, Меньшиков усматривал в ослаблении национального сознания русского народа. <…>
Принципы защиты русских национальных интересов лежали в основе всего написанного Меньшиковым. Ими объясняются и его удивительные провидения и некоторые срывы. За эти принципы он и отдал жизнь.
Долгое время имя Меньшикова было вымарано из народного сознания, причём часто путём прямой лжи, полного искажения его мыслей. Например, не раз встречалось выражение: «такой черносотенец, как Меньшиков…», хотя среди его статей есть такие, само название которых показывает, что они были направлены против современных ему «черносотенцев». Но оказалось, что уничтожить память о Меньшикове можно только вместе с самой Россией, и сейчас, когда один за другим выходят сборники его статей, он снова возвращается в Россию. Оказалось, что расстрелять его не удалось, в небытие провалились те, которые его расстреливали…[2]

  — «Встающий из небытия»

Трёхтысячелетняя загадкаПравить

Шафаревич И. Р. Трёхтысячелетняя загадка. История еврейства из перспективы современной России. — СПб., Библиополис, 2002. — ISBN 5-94542-023-9
  •  

Перелом произошёл в связи с так называемой «хрустальной ночью». Поводом к ней послужило убийство в 1938 году польским евреем Гриншпаном третьего секретаря немецкого посольства в Париже фон Рата. Впрочем, это был не первый случай. Так, в 1936 году глава нацистской иностранной организации в Швейцарии был убит Давидом Франкфуртером. Ситуация напоминала современную ситуацию в США после терактов 11 сентября 2001 года: государство должно было найти ответ на террористический акт, направленный против его граждан.

  •  

Такое выделение страданий, перенесённых именно евреями, как некоторого совершенно особого явления, как-то задевает нравственное чувство. — о Холокосте

  •  

… был ли виновен Бейлис, не имеет значения ни для истории русско-еврейских отношений, ни для истории вообще. Главное для России заключалось в том, что за этими всемирными криками был забыт убитый ребёнок, отброшен, как нечто никому не интересное. Результат процесса свёлся к тому, что Бейлис был оправдан. Ему собрали по всему миру по подписке капитал, и он уехал в Америку. Но ведь труп убитого ребёнка остался. Если его убил не Бейлис, то остаётся вопрос — кто?

  •  

Удивительным фактом, который нельзя не отметить, было массовое участие евреев в ЧК. <…> Но остаётся факт очень значительного личного участия евреев в осуществлении террора. <…> Безусловно, этот «всероссийский разгром» совершался не исключительно еврейскими руками, а коммунистической властью. Но это не снимает вопроса о том, почему же еврейские силы с таким азартом приняли участие в «разгроме».

  •  

Конечно, коллективизацию осуществляла вся партия и особенно её верхи: Сталин, Молотов и т. д. Но количество еврейских фамилий в этом процессе поражает.

  •  

Во время войны близкий советник Рузвельта, Моргентау-младший, разработал план расчленения Германии, уничтожения в ней любого крупного производства, включая рудники и шахты, уменьшения доступа немцев к образованию, превращения Германии, в основном, в сельскохозяйственную страну, поставляющую сельскохозяйственных рабочих и в другие страны, сокращение населения и контроля оккупационных властей над прессой. <…> Удивительно, как этот план в деталях совпадает с тем, что происходит сейчас с Россией.

О ШафаревичеПравить

  •  

Две тысячи у нас в России людей с мировой знаменитостью, и у многих она была куда шумней, чем у Шафаревича (математики витают на Земле в бледном малочислии), но граждански — все нули, по своей трусости, и от этого нуля всего с десяток взял да поднялся, взял — да вырос в дерево, и средь них Шафаревич.

  Александр Солженицын, «Бодался телёнок с дубом» (Четвёртое дополнение, июнь 1974)
  •  

Я спросил недавно у одного крупного физика, действительно ли Шафаревич крупный учёный. Он сказал: да, крупный. Я спросил, а разве возможно, чтобы крупный учёный писал такую чушь[3], пусть, даже за пределами его профессии?
Ведь в своей науке он не может, наверное, обойтись без строгого и беспристрастного анализа. Физик сказал: «В математике, музыке и шахматах всё возможно. В этих сферах больших успехов иногда достигают люди, которые во всём остальном круглые идиоты». <…>
Если бы Шафаревич действовал в одиночку, его одного вывести на чистую воду не составляло бы большого труда. Но есть же и другие люди, в патриотизме которых и сомневаться даже неудобно. Всё же смущает, что они, идя по стопам русофоба Шафаревича, претендуют на то, что говорят от имени России, являются её, России, единственным голосом. Не фигурально, а в буквальном смысле.

  Владимир Войнович, «Муравьи-русофобы», 1990

О книге «Социализм как явление мировой истории»Править

  •  

Весь мировой социализм и все его деятели окутаны легендами, противоречия его забыты и скрыты, он не отвечает на аргументы, но постоянно игнорирует их — по тому инстинктивному отвращению от научного анализа, тому облаку иррациональности вокруг социализма, какое много раз и по многим поводам выявляет в своей книге академик Шафаревич.

  — Александр Солженицын, предисловие, февраль 1976 [1977]
  •  

Что социализм всякий вообще и во всех оттенках ведёт ко всеобщему уничтожению духовной сущности человека и нивелированию человечества в смерть, — глубоким историческим анализом показал математик академик Шафаревич в своей блестяще аргументированной книге «Социализм»; скоро два года, как она опубликована во Франции, — но ещё никто не нашёлся ответить на неё.

  — Александр Солженицын, Гарвардская речь, 1978

ПримечанияПравить

  1. 1 2 Жить не по лжи. Сборник материалов: август 1973 — февраль 1974. Самиздат-Москва. — Paris: YMCA-Press, 1975. — С. 118, 126.
  2. Меньшиков М. О. Вечное воскресение / под ред. М. Б. Поспелова. — Русский вестник, 2003. — С. 3-5.
  3. В эссе «Русофобия», 1982.