Барышня-крестьянка

«Барышня-крестьянка» — повесть Александра Сергеевича Пушкина из цикла «Повести покойного Ивана Петровича Белкина», написанная в 1830 и изданная в 1831 году.

ЦитатыПравить

  •  

Англоман выносил критику столь же нетерпеливо, как и наши журналисты.

  •  

Барышни поглядывали на него, а иные и заглядывались.

  •  

В столицах женщины получают, может быть, лучшее образование; но навык света скоро сглаживает характер и делает души столь же однообразными, как и головные уборы.

  •  

Боязнь, сопровождающая молодые наши проказы, составляет и главную их прелесть.

  •  

Совесть её роптала громче её разума.

  •  

Хотя сердце его, как нам известно, было уже занято, но молодая красавица всегда имела право на его воображение.

  •  

Он решил, что холодная рассеянность во всяком случае всего приличнее.

  •  

Но, думал Григорий Иванович, если Алексей будет у меня всякий день, то Бетси должна же будет в него влюбиться.

  •  

Не твоё горе — её счастие.

  •  

Тотчас отнес он письмо на почту, в дупло, и лег спать весьма довольный собою.

О повестиПравить

  •  

Барышня-крестьянка большая затейница. В прежние годы она бы наверное попала в героини комической оперы; и теперь, может быть, ей не уйти от водевиля из числа тех, в которых поставщики наших драматических продовольствий (или пусть будет удовольствий) так счастливо ловят героев и героинь русских повестей.[1][2]

  — возможно, Александр Воейков
  •  

Особенно жалка из [повестей Белкина] «Барышня-крестьянка», неправдоподобная, водевильная, представляющая помещичью жизнь с идиллической точки зрения…

  Виссарион Белинский, «Сочинения Александра Пушкина», статья одиннадцатая и последняя, январь 1846
  •  

По принципу семантического варьирования повторяющихся тем, <…> принципу смысловых отражений символа, отпечатлевающихся в разных субъектных сферах речи, построены все повести Пушкина. <…> В «Барышне-крестьянке» симметрия словесных образов завуалирована густою сетью литературно-полемических смыслов, направленных и на ироническую демонстрацию маски разочарованного героя, <…> и на комически-бытовое перевоплощение вальтер-скоттовской темы фамильной вражды, <…> и на пародийное разоблачение сюжетов тайного брака и сантиментально-карамзинских мотивов, <…> и на шутливо-повествовательную реставрацию театральных постановок водевилей с переодеванием.

  Виктор Виноградов, «О стиле Пушкина», 1934
  •  

Тема «Барышни-крестьянки», только навыворот, тема «Крестьянки-барышни», в литературе крепостной России была темой, не раз разрабатывавшейся совершенно всерьёз. Тема эта восходит несомненно к фактам западной предреволюционной литературы. <…>
Что же делает Пушкин с этой темой — острой в основе, но безнадёжно притупившейся в литературном обиходе? Он идёт и здесь по пути наибольшего сопротивления, подставляя под стёртые шаблоны живую действительность и тем разоблачая эти шаблоны.

  Василий Гиппиус, «Повести Белкина», 1937

ПримечанияПравить

  1. Без подписи // Литературные прибавления к «Русскому инвалиду». — 1831. — № 93 (21 ноября). — С. 735.
  2. Пушкин А. С. «Повести Белкина»: Научное издание. — М., 1999. — С. 242 (раздел подготовил М. В. Пащенко).