Марсианин (фильм)

фантастический фильм 2015 года

«Марсиа́нин» (англ. The Martian) — научно-фантастический (футуристический) драматический фильм 2015 года, сценарий написан на основе одноимённого романа Энди Уира 2011 года. В ходе исследовательской экспедиции Ares III на Марсе начинается сильная песчаная буря, и группе астронавтов приходится досрочно стартовать с планеты и возвращаться на Землю. При эвакуации инженер Марк Уотни потерялся в буре. Руководитель миссии Мелисса Льюис, сочтя его погибшим, принимает решение улететь. Астронавт остаётся один на планете, без связи с Землёй, в модуле, рассчитанном на месяц.

Режиссёр: Ридли Скотт. Сценарист: Дрю Годдард.
  •  

Теглайн: Верните его домой.

 

Bring Him Home.

  •  

Теглайн: Помощь лишь в 140 миллионах миль отсюда.

 

Help is only 140 million miles away.

ЦитатыПравить

  •  

Мелисса Льюис: Уотни, ты держишь свой канал открытым, что приводит к болтовне Мартинеса. Мы все это слушаем, а это приводит к тому, что я сержусь.
Марк Уотни: Вас понял. Мартинес, командир просит тебя заткнуть фонтан остроумия.
Крис Бек: У Мартинеса если и есть фонтан, то только не остроумия.
Рик Мартинес: Это что, на меня Бек наехал?
Марк Уотни: Доктор Бек! И в общем — да.

 

Melissa Lewis: Watney, you keep leaving your channel open, which leads to Martinez responding, which leads to all us listening, which leads to me being annoyed.
Mark Watney: Roger that. Martinez, the captain would like you to please shut your smart mouth.
Chris Beck: We prefer to use a different adjective to describe Martinez's mouth.
Rick Martinez: Oh, did Beck just insult me?
Mark Watney: «Doctor» Beck. And, yes.


  •  

Я здесь не сдохну. — оставшись на Марсе в одиночестве

 

I'm not gonna die here.

  — Марк Уотни

  •  

Итак, надо придумать, как вырастить еду на три года. На планете, где ничто не растёт. К счастью, я ботаник! Марс будет в ужасе от моих способностей!

 

I gotta figure out a way to grow 3 years worth of food here. On a planet where nothing grows. Luckily. I'm a botanist. And Mars will come to fear my botany powers.

  — Марк Уотни

  •  

Извини, Мартинес! Если ты не хотел, чтобы я рылся в твоих вещах, не надо было оставлять меня умирать на Марсе. — Марку требовался горючий материал, который может оказаться лишь в личных вещах экипажа

 

I'm sorry, Martinez, if you didn't want me to go through your stuff, you shouldn't've left me for dead on a desolate planet.

  — Марк Уотни

  •  

Интересный факт. Именно так возникла лаборатория реактивных двигателей. Пятеро ребят из Калифорнийского технологического института пытались получить ракетное топливо — и чуть не сожгли общагу. Но их не исключили, а отправили на соседнюю ферму и сказали, чтоб они продолжали работать. И вот теперь у нас есть космическая программа. — о процессе получения воды через поджигание водорода

 

Interesting side note, this is actually how the Jet Propulsion Lab was founded. 5 guys at Caltec trying to make rocket fuel and they nearly burned down their dorm. And rather than expel them, banished them to a nearby farm told them to keep working. And now we have a space program.

  — Марк Уотни

  •  

Простите, но вы явно не продумали это до конца. Что вы скажете людям? «Дорогая Америка, помнишь астронавта, которого мы погубили и устроили пышные похороны? Так он живой! Мы забыли его на Марсе. Извините! Искренне Ваша, NASA.» — NASA узнало о том, что Уотни жив

 

I'm sorry, but you have not thought this through. I mean, what are we gonna say, «Dear America, remember that astronaut we killed and had a really nice funeral for? Turns out he's alive and we left him on Mars, our bad. Sincerely, NASA».

  — Энни Монтроуз

  •  

Итак, учитывая всё это, я могу сделать лишь один вывод: из этого дерьма меня вытащит только наука.

 

In the face of overwhelming odds, I'm left with only one option, I'm gonna have to science the shit out of this.

  — Марк Уотни

  •  

Хорошая новость — я, кажется, нашёл решение проблемы обогрева. Плохая — это значит, надо выкопать радиоизотопный термоэлектрический генератор. Если я правильно всё помню из курса подготовки, один из уроков назывался «Не выкапывай большой ящик с плутонием, Марк». Ясно. Этот генератор хорош для космического корабля, но если он повредится в присутствии людей, то людей больше не будет.

 

Good news, I may have a solution to my heating problem. Bad news, it involves me digging up the radioisotope thermoelectric generator. Now, if I remember my training correctly, one of the lessons was titled: «Don't Dig Up the Big Box of Plutonium, Mark». I get it, RTGs are good for spacecraft. But if they rupture around humans, no more humans.

  — Марк Уотни

  •  

Тедди Сандерс: Брюс, есть возможность доставить туда груз?
Брюс Ын: Учитывая расположение Земли и Марса, это займёт девять месяцев. Шесть месяцев уйдёт на постройку зонда.
Тедди Сандерс: Три месяца.
Брюс Ын: Три?! Это…
Тедди Сандерс: Ты скажешь, что это невозможно, и тогда я произнесу речь о большом потенциале вашей лаборатории, а ты подсчитаешь всё в уме и скажешь что-то типа «одних сверхурочных уйдёт ужас сколько».
Брюс Ын: Одних сверхурочных уйдёт ужас сколько…

 

Teddy Sanders: Bruce, what's the earliest we can get a pre-supply there?
Bruce Ng: Well, with the positions of the Earth and Mars, it'll take 9 months. And it'll takes 6 months to build it in the first place.
Teddy Sanders: 3 months.
Bruce Ng: Three?
Teddy Sanders: You're going to say it's impossible, and them I'm going to make a speech about the blinding capabilities of the JPL team, and then you're going to do the math in your head and say something like, «The overtime alone would be a nightmare».
Bruce Ng: The overtime alone would be a nightmare.


  •  

Тим Граймс: Он спрашивает: «Они не знают, что я живой?». Далее слово из трёх букв, потом опять три буквы, опять…
Винсент Капур: «Марк, прошу тебя, пожалуйста, следи за своей речью — всё, что ты нам пишешь, сразу же видит весь мир.»
Марк Уотни: Да? [Марк пишет эмоциональное и нецензурное сообщение]
Винсент Капур: О, боже…
Тедди Сандерс: [Разговаривая по телефону с президентом] Да, сэр, он в состоянии сильнейшего стресса. Понимаю, примем меры. Уверен, он написал это в сердцах. — чтобы не нагружать морально экипаж «Гермеса» не стали оповещать о выживании Уотни, пока не готов план спасения

 

Tim Grimes: He says. «They don't know I'm alive? What the F-word, F-word in gerund form. F-word again, is wrong with you?»
Vincent Kapoor: «Mark, please watch your language. Everything you type is being broadcast live all over the world.»
Mark Watney: Yeah?
Vincent Kapoor: Oh, my God.
Teddy Sanders: Yes, sir, he's under a tremendous amount of stress. I understand. We're working on it. I'm sure he didn't mean what he said. Thank you, Mr. President.


  •  

Не хочу показаться самодовольным, но я лучший ботаник на этой планете.

 

I don't want to come off as arrogant here, but I'm the best botanist on the planet.

  — Марк Уотни

  •  

Самое крутое [послание], однако, я получил из Чикагского университета, моей alma mater. Они говорят, если ты вырастил где-то урожай, то можешь считаться колонизатором. Значит, я колонизировал Марс. Утрись, Нил Армстронг! — Марк восстановил сообщение с NASA и с тех пор постоянно поддерживает связь

 

The coolest one I got was from the University of Chicago my Alma Mater. They say that, once you grow crops somewhere, you've officially colonized it. So, technically, I colonized Mars. In your face, Neil Armstrong.

  — Марк Уотни

  •  

«Льюис, мне нужно чтобы ты сделала кое-что для меня. Если я умру, я хочу, чтобы ты навестила моих родителей. Они захотят узнать о нашем пребывании на Марсе. Знаю, это тяжело — говорить с родителями о их погибшем сыне. Это очень важно. Поэтому я тебя прошу. Я не сдаюсь, надо просто подготовиться к любому исходу. Пожалуйста, скажи им, что я люблю своё дело, и умею его делать. И я умираю за нечто более прекрасное, чем моя жизнь. Передай им, я принимаю всё, что меня ждёт. И скажи им, что я благодарю их за то, что они были моими родителями.»

 

Commander Lewis, I may need you to do something for me. If I die, I need you to check in with my parents. They'll want to hear all about our time here on Mars. I know that sucks, and it will be hard talking to a couple about their dead son. It's a lot to ask. Which is why I'm asking you. I'm not giving up. I just need to prepare for every outcome. Please tell them… Tell them, I love what I do. And I'm really good at it. And I'm dying for something big and beautiful, and greater than me. Tell them I said I can live with that. And tell them, thank you for being my mom and dad.

  — Марк Уотни

  •  

Энни Монтроуз: Что это за «Проект Элронд»?
Винсент Капур: Надо же придумать название.
Энни Монтроуз: Да, но «Элронд»?
Митч Хендерсон: Потому что это секретное совещание.
Энни Монтроуз: Из чего следует, что «Элронд» — это секретное совещание?
Брюс Ын: «Совет Элронда» — это из «Властелина колец». На той встрече они решили уничтожить Кольцо Всевластия.
Тедди Сандерс: Если появился «Проект Элронд», тогда называйте меня Глорфинделом.
Энни Монтроуз: Я вас всех ненавижу…

 

Annie Montrose: What the hell is Project Elrond?
Vincent Kapoor: I had to make something up.
Annie Montrose: Yeah, but, Elrond?
Mitch Henderson: Because it's a secret meeting.
Annie Montrose: How do you know that? Why does Elrond mean secret meeting?
Bruce Ng: The Council of Elrond is from Lord Of The Rings. It's the meeting where they decide to destroy the One Ring.
Teddy Sanders: If we are going to call something Project Elrond, I would like my codename to be Glorfindel.
Annie Montrose: OK, I hate every one of you.


  •  

У меня двести солов чтобы сообразить как забрать отсюда всё, что сохраняет мне жизнь: регенераторы кислорода и воды, атмосферный регулятор — и доставить туда [к точке взлёта]. К счастью, со мной вся интеллектуальная мощь планеты, величайшие умы Земли, которые помогают мне со всеми моими проблемами. Пока они придумали следующее: «Эй, почему бы тебе не насверлить дырок в крыше марсохода и не треснуть со всей дури камнем». — длина средних солнечных суток (называемых солами) составляет 24 часа 39 минут 35,24409 секунды

 

So, I've got 200 Sols to figure out how to take everything here that's keeping me alive: the oxygenator, the water reclaimer, the atmospheric regulator. Bring that all with me. And luckily I have the greatest minds on planet Earth, really, all of the brain power on the entire planet helping me with this endeavor. And so far they've come up with, «Hey, why don't you drill holes in the roof of your Rover and hit it as hard as you can with a rock».

  — Марк Уотни

  •  

Я тут думал о действии законов на Марсе. Есть договор, по которому ни одна страна не может претендовать на то, что не находится на Земле. Но если вы не находитесь на чьей-либо территории, вы попадаете под действие морского права, то есть Марс — это международные воды. NASA — это невоенная организация, ей принадлежит жилой модуль, но выходя из него, я оказываюсь в международных водах. И самое прикольное: дойдя до кратера Скиапарелли, я присвою себе модуль «Арес IV» — никто не давал мне на это разрешения, и они никак не могут этого сделать, пока я не окажусь на борту. А это означает, что я захвачу судно в международных водах, что по определению делает меня пиратом. Марк Уотни — космический пират.

 

I've thinking about laws on Mars. There's an international treaty saying no country can lay claim to anything that is not on Earth. And by another treaty, if you're not in any country's territory, Maritime law applies. So, Mars is «International waters». Now, NASA is an American non-military organization. It owns the hab. But, the second I walk outside, I'm in international waters. So, here's the cool part. I'm about to leave for the Schiaparelli crater where I'm gonna commandeer the Ares 4 Lander. Nobody explicitly gave me permission to this, and they can't, until I'm on board the Ares 4. So, that means I'm going to be taking a craft over in international waters without permission. Which, by definition, makes me a pirate. Mark Watney, space pirate.

  — Марк Уотни

  •  

Куда бы я ни отправился, я везде первый. Странное чувство. Выхожу из марсохода — и я первый человек на этом месте. Забираюсь на холм — я первый его покоритель. Четыре с половиной миллиардов лет тут никого не было. И вдруг — я. Я первый человек, живущий один на целой планете.

 

Everywhere I go, I'm the first. It's a strange feeling. Step outside the Rover, first guy to be there. Climb that hill, first guy to do that. 4½ billion years, nobody here. And now, me. I'm the first person to be alone on an entire planet.

  — Марк Уотни

  •  

Брюс Ын: Мы сразу предупреждаем, что тебе это не понравится.
Винсент Капур: Да?
Митч Хендерсон: Да. Проблема в скорости перехвата. «Гермесу» нельзя выходить на орбиту Марса. Если они войдут туда, им не хватит топлива, чтобы вернуться домой. Взлётный модуль рассчитан только на выход на низкую орбиту. То есть Марку, чтобы преодолеть притяжение Марса и сблизиться с «Гермесом», необходимо…
Винсент Капур: …двигаться очень быстро.
Митч Хендерсон: Именно.
Брюс Ын: Нам надо сделать взлётный модуль легче, намного легче, на пять тысяч килограммов легче.
Винсент Капур: Это возможно, да?
Брюс Ын: Есть несколько очевидных позиций. Расчеты предполагали пятьсот килограммов марсианского грунта и образцов — это сразу вычёркиваем.
Митч Хендерсон: И будет один пассажир вместо шести, плюс снаряжение — это ещё пятьсот. Выбрасываем системы жизнеобеспечения, и пусть Марк весь полёт будет в скафандре.
Винсент Капур: Не понял, а как он будет управлять модулем в скафандре?
Митч Хендерсон: Он не будет. Мартинесу придётся пилотировать модуль удалённо из «Гермеса».
Винсент Капур: Мы никогда не пилотировали корабль дистанционно. Но вполне возможно, что это единственный выход.
Брюс Ын: В таком случае мы можем выбросить вторичную и третичную системы связи.
Винсент Капур: Стоп! Стоп, секунду. Вы хотите удалённо пилотировать модуль без запасных каналов связи?
Митч Хендерсон: Он ещё не дошёл до самого плохого…
Винсент Капур: Ну что ж, давайте дойдём!
Брюс Ын: Нам нужно убрать носовой шлюз, иллюминаторы и девятнадцатую панель корпуса.
Винсент Капур: То есть переднюю часть корабля?
Брюс Ын: Да. Эта часть весит четыреста килограммов.
Винсент Капур: Ему что, придётся лететь на безносом корабле?!
Брюс Ын: Нет, секунду. Он закроет его полотном от жилого модуля! Послушай, корпус в основном нужен чтобы держать воздух. Атмосфера Марса разряжена, обтекаемости не требуется. Когда корабль разгонится так что сопротивление воздуха может иметь значение, он уже будет там, где практически нет воздуха.
Винсент Капур: Его жизнь будет зависеть от куска брезента?!
Брюс Ын: Да. Продолжать?
Винсент Капур: Нет.

 

Bruce Ng: OK, we're going to start by stating, for the record, that you're not gonna like this.
Vincent Kapoor: Oh, yeah?
Mitch Henderson: Yeah, the problem is the intercept velocity. The Hermes… Well… It can't enter Mars' orbit. Otherwise, they'll never have enough fuel to make it home. The MAV was only designed to get to low Mars orbit. So, in order for Mark to escape Mars' gravity entirely, and to intercept the Hermes…
Vincent Kapoor: He has to be going fast.
Mitch Henderson: Exactly.
Bruce Ng: Which means we need to make the MAV lighter. A lot lighter, 5000 kg lighter.
Vincent Kapoor: But, you can do that, right?
Bruce Ng: Well, there's some gimmes right off the bat. The design presumes 500 kg of Martian soil and samples. Obviously we won't do that.
Mitch Henderson: And there's just 1 passenger instead of 6. With suits and gear, that's another 500? Ditch the support of life. We don't need it. And we'll get Mark to wear his EVA suit for the whole trip.
Vincent Kapoor: Wait a second. If he's in his EVA suit, how's he gonna operate the controls?
Mitch Henderson: Well, he won't. Martinez will pilot the MAV remotely from the Hermes.
Vincent Kapoor: We've never had a manned ship controlled remotely before. But I am excited about the opportunities that affords.
Bruce Ng: If we go remote, we can lose the control panels, the secondary, tertiary comm systems.
Vincent Kapoor: Wait, wait a second. You want to what? You wanna remote controlled ascent with no backup coms?
Mitch Henderson: He's not even got to the bad stuff yet, Vincent.
Vincent Kapoor: Well, let's get to the bad stuff!
Bruce Ng: We need to remove the nose airlock, the windows and Hull Panel 19.
Vincent Kapoor: You want to take the front of the ship off?
Bruce Ng: Sure. The nose airlock alone is 400 kg.
Vincent Kapoor: You want to send a man into space without the front of his ship?
Bruce Ng: Well, no. We're gonna have him cover it with Hab canvas. The hull's mostly there to keep the air. Mars atmosphere is so thin, you don't need a lot of streamlining. By the time the ship's going fast enough for air resistance to matter, it'll be high enough that there's practically no air.
Vincent Kapoor: You wanna send him into space under a tarp.
Bruce Ng: Yes. Can I go on?
Vincent Kapoor: No.


  •  

Минди Парк: [Марк пишет сообщение: «Are you f---ing kidding me?»] «Вы что, совсем охренели?»
Винсент Капур: Он хочет сказать: «Вы что, охренели?». Да?
Минди Парк: Угум.
Винсент Капур: Или «Вы охренели».
Минди Парк: Думаю, второй вариант.
Винсент Капур: Правда?
Минди Парк: Ага.
Винсент Капур: Но может и первый: «Вы что, охренели?!».
Минди Парк: Да, может и первый. — Марку изложили план по облегчению взлётного модуля

 

Mindy Park: «Are you kidding me?»
Vincent Kapoor: You think he means it like, «Are you KIDDING me?!». You know?
Mindy Park: Um-hum.
Vincent Kapoor: Or like, «Are you kidding me»?
Mindy Park: I think it might be the second one.
Vincent Kapoor: Really?
Mindy Park: Uh-huh.
Vincent Kapoor: Could be the first one. «Are you KIDDING me?»
Mindy Park: Yeah, it could be the first one.


  •  

Я знаю, что они делают. Я это совершенно точно знаю. Они вечно твердят: «Ты полетишь быстрее, чем кто-либо в истории космонавтики». Они надеются, это отвлечёт меня от их безумного плана. Да, я полечу быстрее, чем кто-либо в мире, поскольку вы отправляете меня в кабриолете. Но ужасно то, что я не смогу управлять этой штукой. И, кстати, физики, когда описываете такие явления как ускорение, не употребляйте слово «быстро». Знаю, вы делаете это потому, что надеетесь, что я не буду возражать. Против ускорения. Это классно звучит — «самый быстрый астронавт в мире». Мне нравится как это звучит. Даже очень. Но я им не скажу.

 

I know what they're doing. I know exactly what they're doing. 'Cause they just keep repeating, «Go faster than any man in the history of space travel». Like it's a good thing. Like it would distract me from how insane their plan is. Yeah, I get to go faster than any man in the history of space travel, because you're launching me in a convertible. Actually, it's worse than that, because I won't be able to control the thing. And by the way, physicists, when describing things like acceleration, do not use the word «fast». So… They're only doing that in the hopes that I won't raise any objections… to this lunacy. And, because I like the way «fastest man in the history of space travel» sounds. I do like the way it sounds. I like it a lot. Not gonna tell them that.

  — Марк Уотни

  •  

Марк Уотни: Командир, у меня идея!
Мелисса Льюис: Слушаю тебя.
Марк Уотни: Если я найду что-нибудь острое и проткну дыру в перчатке скафандра, то смогу использовать выходящий воздух как реактивную струю и полечу к вам. Управлять будет легко, поскольку она на руке.
Мелисса Льюис: Вряд ли ты сможешь что-то контролировать. Перехват будет на глазок, и ты, скорее всего, не удержишь вектор.
Марк Уотни: Да. Да, это очень разумный довод. Но! Ты только подумай: я буду летать как Железный Человек! Командир, давай я стану Железным Человеком? — экипаж решает проблему со скоростью и дистанцией перехвата

 

Mark Watney: Commander, I have an idea.
Melissa Lewis: Go ahead, Mark.
Mark Watney: Well, if I can find something sharp in here and poke a hole in the glove of my EVA suit. I could use the escaping air as a thruster and fly towards you. It would be easy to control, 'cause it'd be on my arm.
Melissa Lewis: I can't see you having any control if you did that. You'd be eyeballing the intercept using a thrust vector you can barely control.
Mark Watney: Yes, yes, those are all very good points. But, consider this, I'd get to fly around like Iron Man. Commander, let's go Iron Man.


  •  

Сразу поясню кое-какие моменты. Да, я выжил на необитаемой планете, выращивая урожай в своём дерьме. Да, это хуже, чем это звучит, так что не будем никогда об этом говорить. И ещё один часто задаваемый вопрос: когда я был там один, думал ли я о том, что мне конец? Да, думал, конечно. И вы должны знать, что это может произойти с любым из вас. Это космос — он недружелюбен. В какой-то момент всё полетит к чёрту, всё полетит к чёрту и вы скажете «вот и всё, мне конец». Можете или смириться с этим, или бороться. — на лекции по подготовке кандидатов в астронавты

 

Alright, let me get a few things out of the way, right off the bat. Yes, I did in fact survive on a deserted planet by farming in my own shit. Yes, it's actually worse than it sound. So, let's not talk about that ever again. The other question I get most frequently is. When I was up there stranded by myself, did I think I was gonna die? Yes, absolutely. And that's one you need to know, going in, because it's gonna happen to you. This is space. It does not cooperate. At some point, everything's gonna go south on you and you're going to say, this is it. This is how I end. Now you can either accept that, or you can get to work.

  — Марк Уотни

СсылкиПравить