Для пользы дела

«Для пользы дела» — рассказ Александра Солженицына 1963 года, третий его изданный (в журнале «Новый мир»). Основан на реальном случае.

ЦитатыПравить

  •  

Он как-то говорил, что едва ли не главное освобождение от проклятой войны ощутил в том, что с него была снята обязанность принимать решения единоличные и мгновенные, а правильные или неправильные — разберёмся на том свете. — 3

  •  

Не любил он, что и на втором десятке лет после войны жужжат военными словами там, где они совсем не надобны. На заводе он и сам не говорил и других отучал говорить: «На фронте наступления за внедрение передовой техники… бросим в прорыв… форсируем рубеж… подтянем резервы…» Он считал, что все выражения эти, вселяющие войну и в самый мир, утомляют людей. — 5

  •  

— Не в камнях, а в людях надо коммунизм строить!! <…> Это — дольше и трудней! А в камнях мы если завтра даже всё достроим, так у нас ещё никакого коммунизма не будет!! — 5

О рассказеПравить

  •  

Весной 1963-го я написал для журнала рассказ, которого внутренне мог бы и не писать: «Для пользы дела». Он как будто и достаточно бил и вместе с тем в нагнетённой обстановке после кремлевских встреч казался проходимым. Но писался трудновато (верный признак неудачи) и взял неглубоко. Тем не менее в «Новом мире» он встречен был с большим одобрением, на этот раз даже единодушным (недобрый признак!). А всё лишь потому, что укреплял позиции журнала: вот, проведя меня в литературу, они не сделали идеологической ошибки.
До того уж почувствовал журнал свои права на меня, что летом, пока я был в отъезде, Закс без моего ведома уступил цензуре из моего рассказа несколько острых выражений (вроде забастовки, которую хотят устроить студенты). Это был их частый приём и со многими авторами: надо спасать номер! надо, чтобы журнал жил! А если страдает при этом линия автора — ну, что за беда… Вернувшись, я упрекнул их горько. Твардовский принял сторону Закса. Им просто непонятно было, из чего принципиальничать? Подумаешь, пощипали рассказ! Мы, авторы «Нового мира», им рождены и ему должны жертвовать.
Противный осадок остался у меня от напечатания этого рассказа, хотя при нашей всеобщей запретности даже он вызвал много возбуждённых откликов. В этом рассказе я начинал сползать со своей позиции, появились струйки приспособления.

  Александр Солженицын, «Бодался телёнок с дубом», 1967
  •  

«Польза дела» в условиях социалистического общества в
целом совпадает с объективной истиной, что подтверждается историческим опытом. Поэтому одного «авторского зрения» недостаточно для подтверждения абсолютной достоверности изображения того или иного явления. Между тем у нас существует уже
и «поэтика», противопоставляющая авторское ви́дение историческому опыту общества. Она несёт на себе явный отпечаток
экспрессионистской манеры, допуская изображение событий в
двух планах: идеальном и реальном, привлекательном и отталкивающем, символистическом и натуралистическом.[1][2]

  — С. Можнягун, «„Литература факта“ и натурализм»

1963Править

  •  

Название рассказа уж очень точно, исчерпывающе, лучше, значительней, удачней, тоньше, важнее назвать нельзя. <…>
«Для пользы дела» <…> — очень тонкая работа, по существу, своеобразное отражение вовсе других не равнозначащих событий, авторский ответ на вопросы, которые вовсе не исчерпываются содержанием рассказа.

  Варлам Шаламов, письмо Солженицыну июля 1963
  •  

Реальные жизненные связи и соотношения нарушены, перед нами предстает искусственно сконструированный, условный мир, где честные, благородные, но слабые правдолюбы оказываются беспомощными даже не столько перед Кнорозовым и Хабалыгиным, сколько перед некоей равнодушной, тупой силой, которая угадывается за плечами безликих и безымянных представителей безымянных учреждений <…>.
Казалось бы, «Для пользы дела» — самый современный из рассказов А. Солженицына, почти наши дни, но если вдуматься, если отбросить сугубо внешние приметы, <…> то окажется, что взгляд писателя на жизнь, его позиция остались такими же несовременными, во многом даже архаичньми, как и в «Матрёнином дворе».[3][2]

  Юрий Барабаш, «Что есть справедливость?»
  •  

Положительные персонажи рассказа — директор техникума Федор Михеевич и секретарь горкома партии Грачиков — это, по существу, все те же «праведники», чистые сами по себе, но в борьбе совершенно несостоятельные.
Грачиков, быть может, самая большая неудача рассказа. И прежде всего потому, что данная автором характеристика этого героя совсем не реализуется в его поступках. <…>
Психологическая непоследовательность, присущая образу этого героя, во многом способствовала созданию в рассказе атмосферы пессимизма, неверия в силу активных, волевых начал жизни, способных противостоять злу.[4][2]

  Михаил Синельников, «Правда — без „приправ“»
  •  

Если же рассматривать случай не теоретический, а реальный, то, признаюсь, довольно трудно вообразить себе такую жизненную ситуацию, при которой возникает в наше время необходимость поистине аварийного размещения нового(!) НИИ в не приспособленном для этого помещении техникума. Всё равно придётся помещение перестраивать, да при этом затратить сумму почти в половину стоимости всего здания. <…>
Демократизация нашей жизни знаменуется в последние годы стремлением делать все, чтобы открывать новые и новые формы участия каждого в управлении, в контроле <…>. Есть люди, которым эта демократизация мешает. Почему мешает? Как они действуют, каковы их приёмы, методы, какова их философия? Вот что изучает Солженицын.
Серьёзно и мужественно он ставит нравственную социальную проблему — что значит «для пользы дела»? Он поднимает эту проблему на уровень высоких моральных требований коммунистического общества.[5][2]

  Даниил Гранин, «Прав ли критик?»

ПримечанияПравить

  1. Октябрь. — 1966. — № 7. — С. 206.
  2. 1 2 3 4 Слово пробивает себе дорогу: Сб. статей и документов об А. И. Солженицыне. 1962–1974 / Сост. В. И. Глоцер, Е. Ц. Чуковская. — М.: Русский путь, 1998. — С. 154-7, 169. — 2000 экз. — (первый вариант 1969 г. был самиздатом)
  3. Литературная газета. — 1963. — 31 августа.
  4. Литературная газета. — 1963. — 8 октября.
  5. Литературная газета. — 1963. — 15 октября.