Английская поэзия

Английская поэзияпоэзия на английском языке, созданная жителями Британских островов с VII века, реже вообще поэзия на этом языке.

Цитаты о поэзии и поэтахПравить

XVIII векПравить

  •  

Поэтический гений англичан до настоящего времени напоминал густое дерево, рождённое природой, беспорядочно разбрасывающее тысячи ветвей и растущее с неравномерной силой; оно погибает, если вы хотите принудить его природу и подрезать его наподобие деревьев в садах Марли.

 

Le génie poétique des Anglais ressemble jusqu’à présent à un arbre touffu planté par la nature, jetant au hasard mille rameaux, et croissant inégalement et avec force ; il meurt, si vous voulez forcer sa nature et le tailler en arbre des jardins de Marly.

  Вольтер, «Философские письма» (XVIII), 1732
  •  

Остроумие, независимо от его действия на слушателя, может в более строгом и философском смысле рассматриваться как некая discordia concors как сочетание несходных образов или раскрытие скрытых сходств между предметами, на первый взгляд отдалёнными. Такого остроумия у <поэты-метафизики> было более чем достаточно. Самые разнородные идеи оказывались насильственно сопряжёнными, природу и искусство они подвергают обыску ради иллюстраций, сравнений и аллюзий <…>.
Поскольку они были всецело заняты выискиванием неожиданного и поражающего, они совершенно пренебрегли тем единообразием чувства, которое даёт нам возможность постигать и порождать горе и радость других существ[1]; <…> как боги Эпикура, они делали свои замечания о людских поступках и о превратности жизни без заинтересованности и без волнения. Их любовь была лишена привязанности, и их плач был лишён печали. Их единственным желанием было сказать то, что никогда ещё не было сказано.
Возвышенное было им так же недоступно, как и трогательное <…>. Возвышенное достигается накоплением; малость — рассеиванием. Великие мысли всегда вообще и состоят из положений, не ограничиваемых исключениями, и описаний, не опускающихся до мелочей. <…>
Поскольку они искали новизны, они не могли надеяться достигнуть великого, ибо великое не могло остаться незамеченным раньше. Их попытки были всегда аналитичны; они разбивали каждый образ на части; и с помощью своих тощих концепций и вымученных индивидуализирующих черт они так же мало могли изображать картины природы или сцены жизни, как тот, кто рассекает солнечный луч посредством призмы, может передать широкое сияние летнего полудня.
Но если они часто тратили своё остроумие на ложные концепции, они иногда также открывали неожиданные истины. Если их концепции бывали притянуты, их нередко стоило притягивать. <…> Никто не мог родиться метафизическим поэтом, ни узурпировать звания писателя посредством описаний, списанных с описаний, подражаний, взятых из подражаний, традиционных образов и унаследованных сравнений, бойкости рифм или гладкости размера.

  Сэмюэл Джонсон, «Каули», 1779

XIX векПравить

  •  

В отличие от своих современников, я держусь того мнения, что наше время никак не является периодом расцвета английской поэзии: (soi-disant) поэтов стало больше, а поэзии соответственно меньше.

  Джордж Байрон, «Разрозненные мысли» (66), октябрь 1821
  •  

«Поэтов великих» сейчас
Любой журнальчик расплодил у нас!

Раз в десять лет «великие поэты»,
Как чемпионы в уличном бою,
Доказывают мнительному свету
Сомнительную избранность свою…
Хотя корону шутовскую эту
Я ценностью большой не признаю… — перевод Т. Г. Гнедич

  — Джордж Байрон, «Дон Жуан» (песнь XI, декабрь 1822)
  •  

Английские поэты испокон веку любят воспевать красоту пасторских жилищ в провинции, осенённых столетними дубами и вязами, их добродетельных жён и идеально прекрасных, белокурых дочерей с голубыми глазами.

  Фёдор Достоевский, «Зимние заметки о летних впечатлениях», 1863

XX векПравить

  •  

За исключением Шекспира, лучшие английские поэты почти неизвестны в Европе, даже по именам. Широко читаемы только Байрон, которым восхищаются не за то, да Оскар Уайльд, которого жалеют как жертву английского ханжества. И с этим связан, хотя не слишком очевидно, недостаток философских способностей, отсутствие почти у всех англичан потребности в упорядоченной системе мыслей или даже стремления к логике.

 

Except for Shakespeare, the best English poets are barely known in Europe, even as names. The only poets who are widely read are Byron, who is admired for the wrong reasons, and Oscar Wilde, who is pitied as a victim of English hypocrisy. And linked up with this, though not very obviously, is the lack of philosophical faculty, the absence in nearly all Englishmen of any need for an ordered system of thought or even for the use of logic.

  Джордж Оруэлл, «Лев и единорог: социализм и английский гений» (гл. «Англия, твоя Англия»), январь 1941
  •  

Возможности английской метрики неисчерпаемы. Немногосложность английского языка открывает богатейший простор для английского слога. Сжатость английской фразы — залог её содержательности, а содержательность — порука её музыкальности, потому что музыка слова состоит не в его звучности, а в соотношении между его звучанием и значением. В этом смысле английское стихосложение предельно музыкально.

  Борис Пастернак, «Заметки переводчика», 1943

ПримечанияПравить

  1. То есть то качественное единство переживаний всех людей, которое, по мнению классицистов, делает возможным взаимное сочувствие.