Родион Раскольников

главный герой романа Фёдора Достоевского "Преступление и наказание"

Родион Романович Раскольников — герой романа Фёдора Достоевского «Преступление и наказание».

Некоторые цитатыПравить

  • А знаешь ли, Соня, что низкие потолки и тесные комнаты душу и ум теснят! О, как ненавидел я эту конуру!
  • Не переменятся люди, и не переделать их никому, и труда не стоит тратить! Это их закон… Кто много посмеет, тот у них и прав.
  • … вошь ли я, как все, или человек? <…> Тварь ли я дрожащая, или право имею…
  • Я себя убил, а не старушонку!
  • Одни только люди, а кругом них молчание — вот земля.
  • Существуют на свете некоторые лица, которые могут… то есть не то что могут, а полное право имеют совершать всякие бесчинства и преступления.
  • Страдание и боль всегда обязательны для широкого сознания и глубокого сердца. Истинно великие люди, мне кажется, должны ощущать на свете великую грусть.

Анализ и критикаПравить

  •  

Мотивы преступления Раскольникова сложны и многослойны. Прежде всего это бедность. <…> Во-вторых, Раскольников хочет <…> решить для себя вопрос: кто он — тварь дрожащая или Наполеон. <…> в-третьих, Раскольников хочет решить проблему, можно ли, преступив закон враждебного человеку общества, прийти к счастью. <…> Стремясь художественно доказать свою концепцию, Достоевский и выдвигает тройственный характер мотивировки преступления Раскольникова. Автор всё время подменяет один мотив другим.[1]

  Юрий Борев
  •  

… как оказывается из последующих произведений Достоевского, в этом был для него главный вопрос: имел ли Раскольников нравственное право на убийство, а главное — что могло бы его удержать, раз такая мысль явилась у него? Большинство читателей этого романа, а также и литературных критиков с большой похвалой отзываются о психологическом анализе души Раскольникова <…>. Я, однако, позволю себе заметить, что уже одно нагромождение Достоевским случайных причин указывает на то, что автор сам чувствовал трудность проведения в романе той идеи, что пропаганда материалистических воззрений может в действительности довести честного молодого человека до такого преступления, какое совершил Раскольников. Раскольниковы не делаются убийцами под влиянием подобных теоретических соображений; а с другой стороны, люди, которые совершают убийства, ссылаясь на подобные мотивы, <…> никоим образом не могут быть причислены к типу Раскольниковых. За изображением Раскольникова я чувствую самого Достоевского, который пытается разрешить вопрос: мог ли он сам или человек вроде него быть доведён до совершения преступления, как Раскольников, и какие сдерживающие мотивы могли бы помешать ему, Достоевскому, стать убийцей? Но дело в том, что такие люди не убивают. — перевод с английского В. Батуринского под редакцией автора, 1907

  Пётр Кропоткин, «Идеалы и действительность в русской литературе», 1901

ПримечанияПравить

  1. Борев Ю. Б. О трагическом. — М., 1961. — С. 140-1.