Магнитный железняк

Магни́тный железня́к (частично устар.) или магнети́т — широко распространённый минерал чёрного цвета из класса оксидов, природный оксид железа(II,III), примерная формула FeO • Fe2O3. Магнитный железняк исторически был важнейшей железной рудой, наряду с гематитом. Одновременно это первый магнитный материал, известный человечеству. Происхождение первой части названия точно не известно. Возможно, минерал назван в честь легендарного персонажа Магнеса, пастуха, впервые нашедшего на горе ИдаГреции) природный магнитный камень, притягивающий железо. Другой вариант: от названия античного города Магнесия в Малой Азии.

Магнитный железняк как магнит

Магнитный железняк распространён весьма широко, образует большие скопления и рудные залежи. Встречается в виде зернистых агрегатов, отдельных кристаллов и друз; реже — в виде колломорфных метаколлоидных агрегатов, оолитов, пизолитов, дендритов (в изверженных породах), волокнистых и сажистых выделениях. Магнетит в отличие от гематита образуется при более низком парциальном давлении кислорода.

Коротко о магнитном железняке править

  •  

...образовавшийся путем передачи стальной магнит обладает не только такою же значительной притягательной силой, какою снабжен естественный магнитный железняк, но чаще даже и большею.[1]

  Артур Шопенгауэр, «Parerga и Paralipomena», 1851
  •  

В Олекминском округе в системе золотых приисков находится магнитный железняк, залегающий в таком количестве, что, проезжая мимо одной из таких гор, стрелка компаса всегда отклоняется в ее сторону.[2]

  Измаил Гамов, «С ленских берегов», 1883
  •  

...озёрная железная руда встречается всюду, но кроме нее известны еще месторождения магнитного железняка, жилы и штоки его, например, у д. Кайкары. <...> Это богатство железных руд вызвало еще в давние времена местное производство среди карел, которые заимствовали искусство обработки железа, вероятно, у соседних западных финнов.[3]

  Николай Березин, «Пешком по карельским водопадам», 1903
  •  

Подвигаясь далее вдоль подножия утеса, геологи скоро достигли места, где темно-красный цвет сменялся черным с желтыми и красными пятнами и жилками. Здесь опять оказался сплошной магнитный железняк.[4]

  Владимир Обручев, «Плутония», 1924
  •  

Окраска керамики зависит от сорта глины и от характера обжига. Коричневый, бурый или серый цвет глины определяется в основном тем, какие окислы железа в ней содержатся: черные — бурый и магнитный железняки или красныйгематит.[5]

  Владимир Станцо, «Не боги горшки обжигают» («Загадка черной керамики»), 1967

В научной и научно-популярной литературе править

 
Жила железняка в породе
  •  

Истинность их, при таком предположении, даже легче представить и сделать доступною каждому, чем истинность такого основоположения, которое познается, как истинное, лишь непосредственно и интуитивно; ибо для воспризнания такового недостает то объективных, то субъективных условий. Это отношение аналогично тому явлению, что образовавшийся путем передачи стальной магнит обладает не только такою же значительной притягательной силой, какою снабжен естественный магнитный железняк, но чаще даже и большею.[1]

  Артур Шопенгауэр, «Parerga и Paralipomena», 1851

В публицистике и документальной литературе править

 
Магнетит
  •  

О Магнитной горе привыкли думать, что она сплошь представляет массу магнитного желез­няка. Действительно, при поверхностном осмотре, без всяких исследовании, разведок, такое мнение становится понятным. Там и сям по горе разбросаны старые и новые ямы, сложены небольшиe штабели руды; подходите к ямам,— в боках, на дне, всюду торчат огромным сплошные кристаллические глыбы магнитного же­лезняка (собственно мартита); идете по горе, − вы видите или задернованную поверхность, а если высовывается из-под дерна ка­мень, то это руда, «Руда везде», «вся гора из руды»,— вот отзывы, которые приходилось слышать постоянно. Конечно, геолог, знакомый с залежами знаменитых Благодати и Высокой и осмотревший более внимательно всю гору не скажет этого. Он скажет, что здесь лежат огромные богатства, но далеко не вся гора состоит из руды.[6]

  Пётр Земятченский, «Уральская железная промышленность в 1899 году» (Глава 12), 1900
  •  

Как бы то ни было, а гора Магнитная до сих пор ещё нисколько не разведана. Все суждения о её богатствах, более точ­ное, чем было ранее, можно составить на основании разреза Дальнего рудника. К востоку от разработки находятся скалы с жи­вописно нагроможденными друг на друга глыбами сплошного магнитного железняка, достигающими до 3-4 метров в длину и 2 метров в ширину и толщину.
В Дальнем руднике, занимающем площадь до 3 десятин, разработано всего уступов 13-14, расположенных по склону. Здесь видно, что магнитный железняк не образует в горе сплошной массы, а располагается в виде разорванных жил или пластов среди пустой породы. Последняя большей частью представляет глинистые продукты выветривания других пород, кристаллических, оставшихся в неизменном виде только в немногих местах.[6]

  Пётр Земятченский, «Уральская железная промышленность в 1899 году» (Глава 12), 1900
  •  

В самом нижнем уступе выработки срезаны две породы, лежащие одна над другой в виде наклоненных пластов. Сверху лежит магнитный железняк (мартит), толщиной до 2 метров; под ним, по-видимому, слоится охряно-желтая глинистая порода, покрытая густым синевато-черным налётом окислов марганца; толщина её тоже до 2 метров. Магнитный железняк (мартит) и лежащая под ним глинистая порода связаны между собой постепенными переходами. Сплошная масса магнитного железняка на границе с глинистой породой содержит глинистые тонкие прослойки, точно также и в глинистой породе наблю­даются тонкие линзочки магнитного железняка.
В следующем кверху уступе магнитный железняк (боль­шей частью перешёл в красный, однако действует на магнитную стрелку) имеет характер неправильной жилы, резко гра­ничащей с желтоватой глинистой породой, подобной таким же породам Малой Благодати и Высокой. Эта порода также имеет характер жилы.[6]

  Пётр Земятченский, «Уральская железная промышленность в 1899 году» (Глава 12), 1900
  •  

В разрезах почти всюду наблюдается как бы слоистость в магнитном железняке, превратившемся в красный (некоторые образцы обнаруживают слабое действие на магнитную стрелку. Слоистость эта выражается в чередовании сплошных зернистых разностей магнитного железняка с пористыми, или плотных — с охряными глинистыми породами, из которых одни составляют продукты разрушения порфиритов, а другие — каких-нибудь осадочных пород. Воочию можно видеть, что магнитный железняк прорван жилами и как бы покровами порфирита, большей частью превратившегося в глинистые массы. На контакте этих пород с магнитным железняком заметна большая их разрушенность и обогащение окислами железа.
К югу от Дальнего рудника, не более полверсты от него, на невысоком холме расположена другая рудная площадь, где добыча производится только с поверхности ямами не глубже 1 — 1½ сажени. Здесь руда располагается в виде плит и состоит почти исключительно из бурого железняка, происшедшего из магнитного. На своей поверхности плиты бурого железняка покрыты тонкой пленкой углекислой извести, значительно утол­щающейся на нижней стороне, где видны даже небольшие натеки. Подобное явление наблюдается на Магнитной горе всюду на поверхностных глыбах руды.[6]

  Пётр Земятченский, «Уральская железная промышленность в 1899 году» (Глава 12), 1900
  •  

Мы уже говорили, что озёрная железная руда встречается всюду, но кроме нее известны еще месторождения магнитного железняка, жилы и штоки его, например, у д. Кайкары. Залежи бурого железняка с содержанием железа в 32% встречаются в Вытегорском уезде блих Андомы, железный блеск попадается в кварцевых жилах в окрестностях Пергубы. Это богатство железных руд вызвало еще в давние времена местное производство среди карел, которые заимствовали искусство обработки железа, вероятно, у соседних западных финнов. Впоследствии оно развилось настолько, что местные карелы стали поставлять винтовки и снаряды для поморов и, вообще, для жителей Архангельской губернии.[3]

  Николай Березин, «Пешком по карельским водопадам», 1903
  •  

Но горное дело все-таки развивалось. Велись разведки новых минералов.
Все открытия в этой области были сделаны большей частью рабочими-рудознатцами. У самих промышленников горных чиновников не было для этого ни знаний, ни опытности. Награда за обнаружение богатств в недрах была своеобразная. Только один вогул Чумпин удостоился постановки ему памятника на горе Благодати близ Кушвы и то потому, может быть, что был на костре сожжен сородичами за открытие магнитного железняка, а остальных били да истязали.[7]

  Павел Заякин-Уральский, «В плену у железа», 1912
  •  

Известный историк науки древности Ганс Гефер в одном из египетских музеев нашел глиняную пластину с описанием этого отделения.
Неизвестный автор пишет:
«Четыреста рабов ливийских в 13 дней и 13 ночей покрывали пол аммонийского храма тяжелыми плитами из блестящей руды, привозимой финикиянами из страны северных людей…»
В этой «тяжелой руде» комментаторы усматривают большие куски магнитного железняка, который отлично мог проводить электричество и, заряженный большим количеством его, мог производить то парализующее действие, которое, как известно, производится на людей сильным электрическим током.[8]

  Антоний Оссендовский, «Кровь за знание», 1913
  •  

Окраска керамики зависит от сорта глины и от характера обжига. Коричневый, бурый или серый цвет глины определяется в основном тем, какие окислы железа в ней содержатся: черные — бурый и магнитный железняки или красныйгематит. Их соотношение и определяет цвет. При сильном обжиге черные окислы переходят в гематит, и керамика становится красной.[5]

  Владимир Станцо, «Не боги горшки обжигают» («Загадка черной керамики»), 1967
  •  

Было высказано предположение, что цвет керамики вообще зависит не от дыма, и глина темнеет под действием образующихся при неполном сгорании органического вещества газов: гематит восстанавливается до черных окислов. В этом объяснении усомнился главный реставратор каирского музея А. Лукас. Действительно, окись железа (гематит) восстанавливается в струе водорода до закиси (бурого железняка) при 300°C, а для образования магнитного железняка нужно 1000°C.[5]

  Владимир Станцо, «Не боги горшки обжигают» («Загадка черной керамики»), 1967
  •  

При поисках железной руды в Бисерской горнозаводской даче на Среднем Урале, в начале XIX века были открыты залежи минерала, похожего на магнитный железняк. На образцах с этого месторождения можно было увидеть красивые зелёные кристаллы, рассыпанные вдоль трещин. Эти кристаллы были определены как диоптаз (аширит) — медный минерал. Но попытка выплавить из него медь на Юго-Камском заводе окончилась неудачей, лишь в 1831 году химик Г. И. Гесс (1802-1850) определил, что это совершенно новый минерал и предложил назвать его уваровитом, в честь министра просвещения графа С. С. Уварова (1786—1855), тогдашнего президента Российской Академии наук. <...>
Позднее был определён и точный химический состав нового минерала — он оказался разновидностью граната. Основной рудный минерал месторождения оказался не магнетитом, а хромитом (хромистым железняком).[9]

  — Владислав Тимофеев, «Горнозаводское кольцо Прикамья» (Глава 7. Минеральная сокровищница), 2019

В мемуарах и дневниковой прозе править

 
Магнетит и натёчный гематит
  •  

Порода руды При-Ленского края очень мало исследована. Глинистый железняк имеет преобладающее распространение и содержит чисто значительный процент железа. В Алданской системе в Баягантайском улусе такой железняк встречается целыми «железными горами» (название якутов). В Олекминском округе в системе золотых приисков находится магнитный железняк, залегающий в таком количестве, что, проезжая мимо одной из таких гор, стрелка компаса всегда отклоняется в ее сторону.
«Искатели золота» рассказывают, что такие магнитные горы, во время розысков золота, им приходилось встречать неоднократно, и часто отклонение стрелки компаса вводило их в заблуждение относительно направления их пути, так как в дремучей тайге компас чуть ли не необходимее, чем на море.[2]

  Измаил Гамов, «С ленских берегов», 1883
  •  

Для наблюдений заранее назначалось 4 места на Урале: горы Благодать (около Кушвы), Высокая (около Нижне-Тагильска) и Магнитная (южнее Верхне-Уральска) и Бакальский рудник. Все они заведомо содержат богатые месторождения железных руд, но три первые заключают магнитный железняк, а в Бакалах — бурый же­лезняк. А так как магнитные свойства этих двух сортов руды, как известно, значительно разнятся (магнитный железняк составляет естественный магнит), то мне казалось очень интересным узнать, не отразится ли это различие на местных магнитных аномалиях в одном из элементов, особенно в напряжении магнетизма, определяемом по временам колебания магнита. Если в аномалиях оказалось бы различие, можно было бы надеяться, при накоплении данных, на возможность по местным аномалиям до некоторой сте­пени судить даже о составе руд, производящих аномалии.[6]

  Пётр Земятченский, «Уральская железная промышленность в 1899 году» (Глава 1), 1900

В беллетристике и художественной прозе править

  •  

Ходатайства, докладные записки и прошения дождём сыпались в Петербург, где разные нужные человечки умели вовремя их представить куда следует. Каша заварилась вкрутую, и политика Родиона Антоныча много испортила крови Тетюеву. Например, гора Куржак, целиком состоявшая из магнитного железняка и по приблизительным вычислениям заключавшая в себе до тридцати миллиардов богатейшей в свете железной руды, приносила земству всего-навсего два рубля семнадцать копеек дохода, как любая усадьба какого-нибудь мастерового. Тетюев рвал на себе волосы, когда заходила речь о Куржаке, но поделать с последовательной политикой Родиона Антоныча ничего не мог.[10]

  Дмитрий Мамин-Сибиряк, «Горное гнездо», 1884
  •  

Мы вернулись домой, передохнули и снова двинулись в путь — на этот раз в сторону Штромберга, где мы думали найти нужные нам руды и минералы. Железняк мы нашли очень скоро: при тщательном осмотре светлой части пещеры мы заметили, как резко скачет стрелка компаса; оказалось, что мы наткнулись на залежи магнитного железняка, содержащие до 70 процентов чистого железа.

  Артуро Кароти, «Наследство капитана Немо», 1904
  •  

Подвигаясь далее вдоль подножия утеса, геологи скоро достигли места, где темно-красный цвет сменялся черным с желтыми и красными пятнами и жилками. Здесь опять оказался сплошной магнитный железняк. Немного далее, более разрушенные, изрытые ложбинками утесы были ярко-желтого и зеленовато-желтого цвета. В них Каштанов признал свинцовые охры и окисленные свинцовые руды, в которых на глубине мог быть скрыт массивный свинцовый блеск.[4]

  Владимир Обручев, «Плутония», 1924
  •  

А это открытый рудник? Да. А почему же такая красная земля, глина, что ли? Да, это, в сущности говоря, разрушенный диорит, а глубже — бурый железняк, переходящий в глубоких слоях в магнитный.[11]

  Вячеслав Шишков, «Угрюм-река» (часть 1-4), до 1932

Источники править

  1. 1 2 А. Шопенгауэр. Полное собрание сочинений. — М., 1910 г. — Том III. — С. 467—477
  2. 1 2 Измаил Гамов. С ленских берегов. (Заметки о Якутской области и При-Ленском крае). — Москва. Русская Мысль. Журналъ научный, литературный и политическій. Кн. Х. 1883 г.
  3. 1 2 Н. И. Березин, «Пешком по карельским водопадам» с 60 рисунками художника И. С. Казакова и оригинальными фотографиями автора, с 5 карточками в тексте. — С.-Петербург : Типография Товарищества «Общественная польза», 1903 г. 193 с.
  4. 1 2 Обручев В. А. «Плутония. Земля Санникова». — М.: Машиностроение, 1982 г.
  5. 1 2 3 В. В. Станцо. Не боги горшки обжигают. — М.: «Химия и жизнь», № 6, 1967 г.
  6. 1 2 3 4 5 Земятченский П. А.. Уральская железная промышленность в 1899 году. — Санкт-Петербург: Типография В. Демакова; 1900 г.
  7. П. И. Заякин-Уральский в сборнике: Рассказы и повести дореволюционных писателей Урала. В двух томах. Том первый. — Свердловск: Свердловское книжное издательство, 1956 г.
  8. А. Ф. Оссендовский. Избранные сочинения. — Salamandra P.V.V., 2019 г. — Том 1. Тайна трёх смертей
  9. Владислав Тимофеев, Горнозаводское кольцо Прикамья. Путеводитель-справочник по геологическим памятникам Пермского края. — Пермь: 2019 г. — 380 с.
  10. Мамин-Сибиряк Д.Н. Собрание сочинений в 10 томах. Том 3. Горное гнездо. Уральские рассказы. — М.: Правда, 1958 г.
  11. Шишков В. Я.: «Угрюм-река». В 2 томах. — М.: «Художественная литература», 1987 г.

См. также править