Шут Балакирев

«Шут Бала́кирев, или Придворная комедия» — историческая пьеса Григория Горина 2000 года. Впервые поставлена Марком Захаровым в театре Ленком в 2001 году уже после смерти автора, записана для телевидения в 2002-м.

ЦитатыПравить

Часть перваяПравить

  •  

Шапский. Так, ребяты! Послушал вас, послушал… и скажу… как бы поизячней-то… Одним словом, это у вас пока полная херня! Я ни разу и не улыбнулся! А я, знаете, человек весёлый… но суровый! Либо смеюсь — либо морду бью! Так что сами выбирайте, чем займёмся!

  •  

Меншиков. До прокурора шутка доходит только через год, и то по этапу. — возможно, неоригинально

  •  

Монс. Поспешать надо медленно, соображать — быстро. Потому при дворе прямых дорожек нет. Все с поворотцами. За каждым — подножка… Поэтому надо где бочком, где вприпрыжку.

  •  

Шуты.
Острым режиком заножу.
Будешь зенками мигать,
Будешь дрыгами ногать!..

  •  

'Балакирев. Беда, государь! Беда! Принц Голштинский… полез на балкон да… наземь… ебс…
Пётр (прерывая). Тихо ты!
Екатерина (испуганно взвизгнула) Ой! Ведь просила, Петруша! Не пои принца… Не пои!
Пётр. Да как же не поить, коли он принц? И в зятья просится? (Балакиреву.) А ты дурак! Я тебя хвалю за остромыслие, а ты «Беда! Беда!!»
Балакирев. Так ведь упал же ж…
Пётр. Упал — не пропал… Ты изволь изложить енто событие весело… Приятственно для общества. Тем более тут дама! (С балкона вновь слышен треск и крики принца Голштинского.) О! Кажись, снова на штурм пошел… Погляди-ка!
(Балакирев стремглав убегает на балкон, затем возвращается с улыбающейся рожей.)
Пётр. Ну?
Балакирев. Осмелюсь доложить, ваше величество, — всё в порядке! Принц не упал… (Крики с балкона.) Оне в полёте. Портками за крюк зацепились и парят-с…
Екатерина. Господи! Снять же надо! Немедленно!
Балакирев. Слушаюсь! (Бросается на балкон, через мгновение возвращается со штанами принца.) Исполнено, государыня! Снял-с!..
Екатерина. Дурак! А принц где?
Балакирев. На балконе дремлют… после восхождения. Прикажете внести?
Екатерина (засмеялась). На кой ляд он сдался? Да ещё без порток…

  •  

Пётр. Что есть «русский»? Почему у иных народов нация в слове существительна, а у нас — прилагательна? Смотри: у них — «француз», «немец», «турок». А у нас — «русский»! Это почему? Потому что здесь человек к России приложен!.. Я так понимаю: кто Россию полюбил, кто ей верно служит, тот и русский! Лефорт! Ганнибал! Шафиров! Все они русские… А Алексашка Меншиков — тот был русским, когда на Полтаве воевал, а как стал воровать без совести и закона — так, значит, в басурманы перекинулся…

  •  

Шуты (поют).
Ой вы славные ребятушки!
Ой, к невесте едут сватушки!
Ой, они вступают в горенку!
Ой, встречает голубь горлинку!!
Карлик (солирует). Охуе…
Шапский (нарочито строго [после всех реплик карлика]). Что?!
Шуты (подхватывают, как бы исправляя грубость). …Ох, у ели-елки мы прощались…
Карлик. Охуе…
Шуты. …Ох, уехал мил в поля…
Карлик. А я в жо…
Шуты. …А я в жёны не вязалась…
Карлик. Я не цел…
Шуты. …Я не целый год ждала!..

  •  

Балакирев. На войну идёшь — молись! Под венец — молись вдвойне. Женитьба есть — разженитьбы не придумали!..

Часть втораяПравить

  •  

Ягужинский. Войной русских пугать, Петр Палыч, не надо. Мы и без повода воевать всегда готовые…

  •  

Шафиров. Грубый намёк ваш, Павел Иваныч, я мимо ушей пропускаю. А насчёт ихних требований — так всем известно: Франция страна дорогая. Кабы Петруша, к примеру, индийского посла завалил, оно б, конечно, России дешевле вышло…

  •  

Пётр. … был царём, создал державу большую-пребольшую… Каких нигде в мире нет. Так вот, подумал: может, и нам не надо было?! Растянул государство с запада на восток, как гармонь, а играть-то на сём инструменте подданных не обучил… Вот и дёргают попусту меха да на клавиши без разбору давят…

  •  

Ягужинский. Про любовь не знаю, но совет дам, Александр Данилович: не стоит корону российскую на себя примерять. Извини, размер головы не тот! Россия Романовых на Меншиковых менять не согласна.

  •  

Екатерина I. Вот дурак!.. Что ж у нас за страна такая: как человека царём назначат — он сразу удрать хочет!

  •  

Меншиков. А правда ли, что он тебе не только про тайник с бумагами сказывал, но и наследника на престоле объявил? (Балакирев сделал неопределённый жест.) И кто ж это? Не таись!! Чего на меня уставился? Я, что ль?.. <…> Вот спасибо, мин херц, Пётр Алексеевич! Вспомнил друга своего верного, соратника неподкупного… А я уж твой выбор не подведу! Подниму державу с колен!.. Ты окно в Европу пробил — я им все двери вышибу!!