Сто лет тому вперёд

повесть Кира Булычёва

«Сто лет тому вперёд» — детская фантастическая повесть Кира Булычёва 1978 года, пятая в цикле «Приключения Алисы». По её мотивам в 1984 году снят пятисерийный телефильм «Гостья из будущего». После этого повесть выходила иногда под этим названием, а также «Алиса в прошлом».

ЦитатыПравить

Часть первая. Гость из прошлогоПравить

  •  

… Коля увидел, как по лестнице поднимается странное существо, то ли рыцарь-лилипут, то ли пылесос на ножках. Головы у уродца не было, зато многочисленные ручки прижимали к бокам и спине листочки, сор, а круглые щётки выскакивали из-под карлика и, вертясь, обмахивали перила и ступеньки, а мусор загоняли в блестящий мешок, прикрепленный сзади. Карлик-уборщик пробежал в метре от Коли и успел обмахнуть щёткой Колины штаны, а другой — почистить ботинки. И, не останавливаясь, поспешил дальше. — глава 1

  •  

Над стеклянной стеной, сквозь которую Коля только что прошел, по стеклу были выложены громадные золотые буквы:
ИНСТИТУТ ВРЕМЕНИ
А по бокам надписи — два больших, в два этажа, чёрных квадрата. Один на них был часами. <…>
А вот второй квадрат разрушил все теории Коли.
В нём была надпись:
11 АПРЕЛЯ 2082 ГОДА
ВОСКРЕСЕНЬЕ
<…> А Коля обрадовался. Он сказал вслух:
— Ну, дела!
И решил обратно пока не возвращаться.
Отца с матерью всё равно дома нет, Николай Николаевич в больнице. А если отказаться от прогулки по отдалённому будущему, то этого себе никогда в жизни не простишь. Может, Коля ещё усомнился, если бы у него были грязные ботинки, но уборщик ему помог. — глава 2

  •  

Старик ехал на одноколёсном велосипеде, расставив руки для равновесия, будто цирковой акробат. Он и одет был, как акробат: в зелёное облегающее трико и красные мягкие тапочки с длинными, острыми, даже чуть свисающими вниз носками. У старика были седые волосы ёжиком и длинные усы, тоже расставленные, — наверно, для равновесия. <…>
— А почему вы не купите двухколёсный велосипед? <…> Ведь неудобно на одноколесном ездить.
— Врачи рекомендуют, — сказал старик. — Для развития мышц. В моём возрасте нельзя пренебрегать советами врачей. Ты хочешь мои мышцы пощупать?
Старик согнул руку в локте и дал Коле пощупать мышцы. Мышцы были крепкие. Покрепче, чем у Коли. <…>
Коля на взгляд прикинул возраст старика — получалось лет шестьдесят. <…>
— Ну и шутник! Ты мне льстишь безбожно. Неужели я так молодо выгляжу?
— Не очень молодо, — сказал чистую правду Коля, — но на велосипеде вы катаетесь хоть куда.
— Тогда я открою тебе тайну. Мне завтра исполнится сто семнадцать лет. — глава 3

  •  

Над улицей медленно летел перламутровый шар в полметра диаметром. Поравнявшись со скамейкой, шар изменил свой путь и направился прямо к ним. Коля немного испугался, но старик поманил шар и, когда тот приблизился на расстояние вытянутой руки, щелкнул пальцем по его боку. В шаре появилось отверстие, и из него на ладонь старику Павлу выпала чёрная штука, похожая на портсигар.
— Почитаем газетку, — сказал старик.
Шар взвился в воздух и отправился искать других читателей.
Коля искоса поглядывал на старика, который нажал какую-то кнопку сбоку портсигара, портсигар превратился в разноцветный экран, и по нему побежали различные кадры. Коле неудобно было заглядывать сбоку, он только услышал, как мелодичный женский голос произнёс:
«… Фестиваль на Луне обещает быть самым интересным зрелищем этого года… Началась дискуссия в ООН…»
В этот момент Коля отвлекся, потому что по улице наперегонки, не касаясь мостовой, промчалось три прозрачных шара, в которых на мягких сиденьях расположились люди. Они шарами не управляли, а один из них даже читал такую же газету, как старик Павел. — глава 3

  •  

… двухметровый аквариум на трёх ногах. Внутри аквариума сидела небольшая синяя лошадь. Перед её мордой висел в воде микрофон, а снаружи аквариума высовывался небольшой рупор. — глава 4

  •  

— … моему коллеге доктору Команьяну с планеты Кроманьян. А вот и он идёт.
Коля с некоторой опаской поглядел в ту сторону, потому что ждал уже кого угодно. Но доктор Команьян с Кроманьяна оказался обычной садовой лейкой с ногами и руками. — глава 4

  •  

— В Конотопе шахту к центру Земли роют. — глава 5

  •  

Коля откусил кусок от плода, и оказалось, что это самый обыкновенный бублик, негорячий, без мака, зато очень свежий.
— Ну и дела! — сказал он. — А что, на Альдебаране на всех деревьях бублики растут?
— Скажешь тоже! — удивился Аркаша, который собрал остальные бублики в корзину. — Я от альдебаранских растений только скорость роста использовал. К остальному шел через пшеницу и хлебное дерево.
Когда Коля с Джавадом отошли так, чтобы остальные их не слышали, Джавад сказал:
— Будущий гений генетики. У него мечта есть. <…> Выращивать завтраки для космического флота. Чтобы были запакованные, с вареной курицей, рисом и чёрной икрой. Ничего себе задача? — глава 5

  •  

Дом <…> возвышался этажа на два, но оттого, что он был весь округленный, словно песочный кулич, непонятно было, будут его строить выше или уже можно остановиться. Подъезд дома был полукруглый, окна разные, маленькие и большие, овальные и квадратные. Над подъездом нависал горб, и на нём росло небольшое пушистое дерево. — глава 6

  •  

— Так вот, коралловые рифы, какие бы они ни были огромные, построены крошечными коралловыми полипами. <…> Только кораллы строят свои рифы миллионами лет, а люди нашли бактерию, которая трудится по принципу коралла, но растёт и размножается очень быстро. Если рассыпать споры коралловой бактерии и полить их питательным раствором, начнётся рост стены, шара, хижины, чего твоей душе угодно. И дом из кораллов растёт в ту сторону, куда его направишь арматурой. И со временем становится всё крепче. Он ведь цельный — ему ни землетрясение не страшно, ни пожар, ни мороз. А главное — ему можно придавать какую угодно форму. С тех пор как коралл появился в строительстве, всё изменилось. Теперь архитектор стал настоящим художником. Мы строим дома, как художники пишут картины. Не понравился дом — его обливают растворителем, а потом пыль выметают. — глава 6; см. также «Новости будущего века»

  •  

— Флипнем? — спросила девушка, указывая на пузыри.
— Ты же знаешь, Генриетта, что я не выношу современной техники, — сказал Электрон и из большой сумки, висевшей через плечо, достал прозрачный пакет, вытащил из него сложенные стрекозиные крылья и, расправив, прикрепил к плечам. — Мы по старинке, — сказал он Коле. — Медленнее, но надежнее. — И быстро взмыл в воздух. — глава 8

  •  

Коля огляделся. Вроде бы из любопытства, а на самом деле его глаза искали место, где бы спрятаться. И поэтому, когда глаза нашли большую темную нишу между ящиками, Колины ноги, не спросив разрешения, тут же отправились в это тёмное место, а Колина голова в это время делала вид, что ничего не замечает. — глава 11

  •  

… голова, очень худая, на тонкой шее и маленькая, как у первоклассника-отличника. — глава 11

  •  

Весельчак У был толст, словно сложен из жировых шаров. На первый взгляд мог показаться добрым и разговорчивым толстяком, но это была бы роковая ошибка. Никто, даже самые близкие друзья не могли доверять Весельчаку У. Он даже родную мать продал в рабство на одну отсталую планету. Правда, это было в самом начале его карьеры, и потом, когда он разбогател, то вспомнил о маме и полетел на ту планету, чтобы выкупить её обратно. Но оказалось, что мама к тому времени сама выкупила себя из рабства, стала королевой княжества Муравьиного Холма и встретила любимого сына так, что он и его корабль еле ноги унесли.
Весельчак У считал себя великим хитрецом. А если перехитрить было некого, то он садился сам с собой играть в карты и сам себя обыгрывал, при этом отчаянно жулил.
Совсем другим был его друг Крыс с мёртвой планеты Крокрыс. Крокрысы всегда воевали, даже не знали другого занятия. Они воевали до тех пор, пока не перебили друг друга, последние из них скрываются в темных подземельях. Крысу надоело бегать по подземельям, и он ушел в пираты. Из него получился самый холодный и жестокий негодяй в Галактике.
Крыс с Крокрыса всегда в синтетической оболочке. Чаще всего он любит изображать из себя маленького, худенького, печального человека. А под этой оболочкой скрывается насекомое с мохнатыми ногами, круглым тельцем и острыми тонкими клешнями. На спине у него небольшие крылья, но летает он плохо. Крылья нужны крысам для того, чтобы жужжать и оглушать противника. Кроме того, у Крыса есть хвост с ядовитым жалом на конце. Правда, этот яд действует только на других крысов. — глава 12

  •  

… Крыс достал из кармана небольшую палочку. Стоило нажать на её конец, как из палочки вытянулась длинная, метров в тридцать, почти невидимая проволочка с коготками на хвосте. На самом деле это была не проволока, а валапасский уж — странное создание, обитающее в кустах одной безымянной планеты. Обычно этот уж лежит в подземной норе, но стоит пройти неподалеку какому-нибудь животному, как уж в мгновение ока распрямляется и, как стрела, вонзается в него. Ужу много не нужно. Он довольствуется малым — вырвет шерсти клок или перо, сам он питается комарами. Остальная добыча нужна для гнезда, в котором спит его подруга. А подруги у валапасских ужей — толстые змеи размером с анаконду, им требуется мягкая подстилка. Поэтому уж и обирает прохожих — старается для семьи. Такого ужа Крыс давно приспособил для мелких краж и всегда таскал с собой. — глава 12

  •  

… на нём был рабочий зелёный комбинезон с нарисованными на нём берёзами. И это было сделано так натурально, что казалось, что у Электрона вместо ног берёзовые стволы. — глава 13

  •  

— Мне даже интересно посмотреть на человека, который никогда здесь не был.
— Да вы не беспокойтесь, — сказал Коля.
— Не спорь. Это будет двойной Космозо. Ты будешь смотреть на животных, а я буду смотреть на тебя, как ты смотришь на животных. — 13

  •  

— Видишь серых птиц вон там, у берега?
— Утки, что ли?
— Как ты не наблюдателен! Присмотрись.
Клюв на месте, крылья на месте, хвост на месте — ничего особенного. И вдруг одна из птиц перевернулась, и оказалось, что снизу у неё вместо ног точно такое же туловище с крыльями и головой.
— Это ещё зачем? — не понял Коля.
— Очень разумная выдумка эволюции, — сказал Электрон. — Одна половина отдыхает, дышит воздухом, вторая в это время ищет в воде червяков и мальков. Потом они меняются ролями. И ещё их очень выгодно разводить в прудовых хозяйствах. Мяса в них вдвое больше, чем в обычных утках, и яиц они несут вдвое больше. — 13; названы утками-перевёртышами в гл. 14

  •  

<В Космозоо> Говорун сидел под стеклянным колпаком высотой с дом. Дверь в колпаке была распахнута, чтобы говоруну выходить наружу.
Он был похож на большого белого попугая. На голове — корона и два клюва вместо ушей, а одно ухо — вместо клюва. — 13

  •  

— Пойдём, Ванечка, покатаемся на склиссе.
— Не хочу на склиссе! — заревел вдруг малолетка, выплёвывая леденец на землю. — Хочу марсианского богомола!
— Не поднимайте шума, — сказал второй клюв говоруна. — Нас могут услышать пираты. — 13

  •  

— Но, наверно, миелофоны скоро кончатся.
— Почему? Разве так бывает?
— Такой исключительный случай. Ведь сам аппарат никакого нового слова в технике не сказал. Просто электронный усилитель с приемником. Главное в нём — кристалл. А пока что эти кристаллы нашли только на астероиде Власта; совсем маленький это астероид, примчался откуда-то из другой Галактики миллион лет назад, попал в орбиту Солнца, вот и крутится с тех пор. И всего пока что этих кристаллов обнаружили штук двадцать или чуть больше. Некоторые думают, что их изготовили жители той планеты, от которой когда-то откололась Власта, другие даже подозревают, что эти кристаллы живые существа, только они живут так замедленно, что требуются десятки тысяч лет, чтобы это заметить. Центр миелофона — такой кристалл. И никто не может сделать миелофонов больше, чем есть на свете кристаллов. <…> Когда первые кристаллы привезли на Землю и стали исследовать, то один из учёных обратил внимание, что, когда близко подходят люди, в структуре кристалла что-то меняется. Стали учёные биться над этим делом и наконец поняли, что кристаллы могут улавливать волны, которые испускает мозг. Тогда догадались соединить кристаллы с усилителями, и в один прекрасный день учёные услышали мысли. Представляешь, какая началась суматоха в учёном мире! — глава 14

  •  

— Я был бы рад, если бы у тебя голова работала хотя бы в пять раз слабее, чем у Алисы. — глава 14

  •  

Да, на короткие дистанции Коля мог обогнать любого пирата, потому что они не занимались спортом и предавались излишествам. Но если надо бежать долго, то пираты были посильней Коли. Они давно сменили свои старые сердца на механические, тем более что сердечность им была ни к чему, а с электронными сердцами на автоматных батареях они рассчитывали прожить по тысяче лет. — глава 15

Часть вторая. Три КПравить

  •  

… Юлька <…> вспомнила славные древние времена, когда на даче она была вождём краснокожих и водила свое суровое племя в смелый набег на бледнолицых соседей.
Она издала боевой клич ирокезов и прыгнула, как пантера. Когтями она вцепилась в щеку толстяка.
От клича зазвенели стёкла, и одно даже вылетело наружу. Все, кто спал в больнице, проснулись. Воробьи попадали с веток, вороны взлетели к самым облакам, один шофер въехал в кювет, потому что подумал, что его обгоняет пожарная машина. — глава 3

  •  

— Представляешь, люди в другие галактики летают, а с простой кошкой договориться не могут. — глава 4

  •  

— Я в пиратов не верю. Даже в наши дни пиратов нет. А как же они через сто лет появятся? Как динозавры? Может, вы их специально вырастили, чтобы не скучно было? — 4

  •  

— Понимаешь, [Коля] хоть и недисциплинированный и первобытный, но ведь он не вор и не бандит… — 4

  •  

— А я растяпа, пускуля…
— Кто?
— Ну, пускуля — это птенец такой, на Змороме-2 живёт. Его кормить трудно, всегда мимо пищи клювом промахивается. — 4

  •  

— Ты нарушил первую заповедь путешественников во времени: нарушил его тайну.
— Но я даже не знал, что в будущее попаду. <…> Послушай, они не такие уж жестокие. Там даже наши с тобой современники сохранились.
— Мальчишка ты! При чём тут современники? Я думаю, что тебя тайно переправят туда и ликвидируют. Чтобы уравновесить.
— Что уравновесить?
— Твой вред. Я один такой рассказ читал, американский. <…> Единственный выход — молчать. Даже если тебя припрут к стенке — все равно молчать. А аппарат лучше бы в Москву-реку бросить.
— Нет, этого я не сделаю. Хочешь, тебе дам на сохранение?
— Чтобы меня вместо тебя ликвидировали? — глава 12

  •  

Пираты не обязательно бегают по океанам и космосу с кинжалами, пистолетами, лазерлетами. Они встречаются где угодно. Бывает, младенец только доковылял до яслей, а уже пират: спешит отобрать у другого малыша игрушку. Бывает, пират в жизни никаких законов не нарушил, никого не ограбил и не убил, а на самом деле — там мысль украл, там слово зарезал, там чувство задушил, и вреда от него больше, чем от целого брига с пиратским флагом. — глава 13

  •  

— Ты меня без ножа режешь!
Крыс насторожился. Он был коллекционером. Коллекционировал пытки. — 13

  •  

— Я сильный, — скромно сказал Весельчак У. — Одной левой укладываю трёх склиссов.
Режиссёр не знал, конечно, кто такие склиссы, но кивнул. Режиссёр должен всё знать. — 13

  •  

— Да, я была в Индии. <…> Я видела Дели, Мадрас и Гандибад.
— Что-то я не слышала о третьем городе, — сказала учительница.
— Он назван в честь Индиры Ганди, — сказала Алиса. — глава 15

  •  

— Как конспиратор ты никуда не годишься, — заявила Юлька Грибкова, когда им с Алисой удалось незаметно скрыться из школы.
— Знаю, — сказала Алиса.
— «Знаю, знаю»!.. — Юлька ещё больше распалялась от Алисиной покорности. — Ты приехала сюда миелофон искать или демонстрацию устраивать?
— Очень трудно обманывать людей, — оправдывалась Алиса. — Если начинаешь что-нибудь делать…
— Ну ладно ещё, когда по-английски заговорила. Это бывает даже с нашими ребятами. Я допускаю, что в волейбол ты могла играть. В конце концов, ты меня заменила и классу помогла. Но вся эта история с математикой…
— Я увлеклась. Уж очень интересная проблема возникла.
— Я сидела и дрожала, что тебя разоблачат. А ты думала только о проблеме. Эгоистка проклятая! И с шахматами ты что натворила? Кто тебя просил у гроссмейстера выигрывать? Ты думаешь, у нас десятиклассницы часто у гроссмейстеров выигрывают?
— У нас тоже редко. И если бы с ним один на один встретились, я никогда бы не выиграла.
— Ой, скромница! Я сейчас упаду в обморок от умиления! — глава 17

  •  

Коля задумался ещё с вечера: как же получается в математике — плюс на плюс даёт плюс, а минус на минус тоже даёт плюс. Он стал рассуждать: если у тебя подушка сшита из мягкой, чистой, выглаженной материи — это плюс? А если она набита при этом мягким пухом, это плюс? А если мягким пухом набить чистую наволочку, всё вместе приведёт к образованию очень удобной и положительной подушки. Плюс? Плюс.
С этой мыслью Коля уснул на мягкой и положительной подушке. А проснулся и стал думать дальше. Если взять что-нибудь совершенно непригодное для набивания подушек и вложить это во что-то совершенно непригодное для создания наволочки, получится ли положительная подушка? Надо попробовать. Разумеется, Коля знал, что ничего не получится, но ему очень понравилось размышлять философски. Поэтому он пошел с утра на кухню, взял десяток яиц, две электрические лампочки и утюг, всё это положил в сетку, с которой его мать ходила за картошкой, отнёс в ванну, положил на пол и лёг на эту подушку. — глава 18

  •  

— Здравствуйте, — сказал толстяк. — Вы из шестого класса «Б»?
— А почему вы так думаете? — спросил Коля. — Неужели просвечивает?
— Что просвечивает? — спросил толстяк.
— Мой номер, — сказал Коля.
Он говорил, просто чтобы говорить, даже не задумывался. А толстяк ему не понравился. Уж очень у него было доброе лицо, словно нарочно нарисованное. Поэтому Коля попросил толстяка:
— Вы не будете любезны снять маску?
— Какую маску?
— Под которой у вас спрятаны клыки.
Толстяк даже ощупал своё лицо, словно и в самом деле опасался, не вылезают ли клыки из-под маски. <…>
— Ты очень невоспитанный мальчик, — сказал толстяк. — У нас таких уже нет.
— Всех истребили? — спросил Коля.
— И до тебя доберёмся! — 18

  •  

— Дело в том, что я работаю главным врачом в больнице для особо опасных детей. В прошлом году к нам поступила неизлечимо испорченная девочка по имени Алиса. У неё склонность к жестокому хулиганству. Это болезнь. Она била детей и взрослых, кусалась, а потом украла в школьном музее чучело тигра, оделась в тигровую шкуру и ночью грабила прохожих. Когда Алису поймали, она искусала трёх милиционеров, задушила служебную собаку, и нам пришлось Алису связать. <…> И эта негодная девчонка убежала ночью из больницы, выломав плечом дверь и прыгнув с пятого этажа.
— И ничего? — спросила Мила.
— Ничего. Осталась только вмятина в асфальте под окном. Глубиной в полтора метра. В таком состоянии больным ничего не страшно. <…>
Всегда она была первой отличницей в классе. Все годы. Её ставили в пример учителя и хвалили на родительских собраниях. И вдруг пришла в класс какая-то Алиса, которая, оказывается, и английский знает лучше Милы, и географию, и математику, а уж о физкультуре и говорить нечего. <…>
Конечно же, Алиса просто ненормальная, поэтому она так хорошо всё знает. Обычный человек ничего бы этого не знал. Ни один здоровый шестиклассник не может быть умнее Милы Руткевич. — 18

  •  

— Если вы Наполеон, — сказал Садовский, который был величайшим мастером говорить чепуху с серьёзным видом, — значит, вас в любой момент могут подстрелить. Разве вы не знаете, что сезон охоты на Наполеонов уже открыт? А ваша шкура будет замечательным украшением моей гостиной. Разрешите пощупать? А рога вы забыли дома?
Садовский протянул руку, чтобы пощупать оленью замшу. <…> Дорогу ему уступил, но не отстал, а шел в трёх шагах сзади и задумчиво бубнил:
— Скрытность ещё никогда не доводила до добра. Мой дедушка, когда собирался охотиться на Наполеонов, всегда брал с собой ведро с керосином. Он брызгал керосином Наполеону на хвост, и тот тут же сдавался в плен. Но однажды он решил полить керосином тигра… — глава 23