Дмитрий Иванович Хвостов: различия между версиями

тынянов
[досмотренная версия][досмотренная версия]
(тынянов)
* ''см. [[s:Категория:Эпиграммы на Дмитрия Ивановича Хвостова|Категория:Эпиграммы на Дмитрия Ивановича Хвостова]]''
 
{{Q|Во взглядах членов Вольного Общества не было однако полной солидарности, и вскоре в нем обнаружилось [[спор|разъединение]]. Нашлись в его составе лица, которые к избранию в почетные члены предложили бездарного метромана, графа Д. И. Хвостова. Дашков был против этого; но [[большинство]] решило [[выбор]]. Тогда Дашков просил дозволения сказать Хвостову приветственную речь, на что̀ и получил разрешение. |Автор=[[Леонид Николаевич Майков]], «[[s:О жизни и сочинениях К. Н. Батюшкова (Л. Майков)|О жизни и сочинениях К. Н. Батюшкова]]»}}
 
{{Q|Хвостов сказал: «Суворов мне родня, и я стихи плету». — «Полная биография в нескольких словах, — заметил [[Дмитрий Николаевич Блудов|Блудов]], — тут в одном стихе все, чем он гордиться может и стыдиться должен».|Комментарий = |Автор = [[Пётр Андреевич Вяземский]], [[s:Старая записная книжка 71—80 (Вяземский)|«Старая записная книжка 71—80»]]|Оригинал = }}
 
{{Q|Он называл себя певцом Кубры, по имени реки, протекавшей в его имении, и охотно сравнивал себя с [[Гораций|Горацием]], по разнообразию: писал басни, оды, эклоги, послания, эпиграммы и много переводил. Он был и [[учёный]], собирал и отмечал всякие известия по старинной литературе. У него была одна страсть ― [[честолюбие]], и он бескорыстно, разоряясь, ей служил. Говорили, что на почтовых станциях он, в ожидании лошадей, читал станционным смотрителям свои стихи, и они тотчас давали ему [[лошадь|лошадей]]. Многие, уходя из гостей, где бывал граф Хвостов, находили в [[карман]]ах сочинения графа, сунутые им или его лакеем. Он щедро оплачивал хвалебные о себе статьи. Он забрасывал все журналы и альманахи своими стихами, и у литераторов выработался особый язык с ним, [[Эзопов язык|не эзоповский]], а прямо хвостовский ― [[вежливость|вежливый]] до издевательства. [[Николай Михайлович Карамзин|Карамзин]], которому Хвостов каждый месяц присылал стихи для журнала, не помещал их, но вежливо ему отвечал: «Ваше сиятельство, милостивый государь! Ваше письмо с приложением получил» и т. д. «Приложением» называл он [[стихи]] графа. В морском собрании в Петербурге стоял бюст графа. Бюст был несколько приукрашен: у графа было длинное лицо с мясистым носом, у бюста же были черты прямо античные. [[Слава]] его докатилась до провинции. Лубочная [[карикатура]], изображающая стихотворца, читающего стихи [[чёрт]]у, причем черт пытается бежать, а стихотворец удерживает его за хвост, висела во многих почтовых станциях.<ref>''[[w:Тынянов, Юрий Николаевич|Тынянов Ю.Н.]]'' «Кюхля». Рассказы. — Ленинград, «Художественная литература», 1974 г.</ref>|Автор=[[Юрий Николаевич Тынянов|Юрий Тынянов]], «Пушкин», 1935-1943}}
 
{{Q|Во взглядах членов Вольного Общества не было однако полной солидарности, и вскоре в нем обнаружилось [[спор|разъединение]]. Нашлись в его составе лица, которые к избранию в почетные члены предложили бездарного метромана, графа Д. И. Хвостова. Дашков был против этого; но [[большинство]] решило [[выбор]]. Тогда Дашков просил дозволения сказать Хвостову приветственную речь, на что̀ и получил разрешение. |Автор=[[Леонид Николаевич Майков]], «[[s:О жизни и сочинениях К. Н. Батюшкова (Л. Майков)|О жизни и сочинениях К. Н. Батюшкова]]»}}
 
{{КЛЮЧ_СОРТИРОВКИ:Хвостов, Дмитрий Иванович}}