Кибериада: различия между версиями

3021 байт убрано ,  7 лет назад
Нет описания правки
(письмо Лема из ВП)
 
{{википедия}}
'''«Кибериада»''' ({{lang-pl|jedenastaCyberiada}}) — цикл сатирико-философских фантастических притч [[Станислав Лем|Станислава Лема]].
 
== Цитаты ==
===Крепкая взбучка===
===Как уцелела вселенная===
{{lang-pl|JakWielkie ocalał światlanie}} ''(1964), перевод: ЮА. АбызоваБорисов, 19641965.''
{{Q|— Так что же тебе нужно? — спросила машина и переступила с ноги на ногу.
 
— Нужен Трурль, — объяснил Клапауций. — Сделай мне Трурля, чтобы он был точь-в-точь как настоящий. Чтобы их и отличить друг от друга нельзя было!
{{Q|— Пускай сделает Науку. Машина заурчала, и вскоре площадь перед домом Трурля заполнилась толпой учёных. Одни потирали лбы, писали что-то в толстых книгах, другие хватали эти книги и драли в клочья, вдали виднелись пылающие костры, на которых поджаривались мученики науки, там и сям что-то громыхало, возникали странные дымы грибообразной формы, вся толпа говорила одновременно, так что нельзя было понять ни слова, составляла время от времени меморандумы, воззвания и другие документы, а чуть поодаль сидели несколько одиноких старцев; они беспрерывно мелким бисерным почерком писали на клочках рваной бумаги.
Машина поворчала, побренчала, пошумела и сказала:
— Ну, скажешь, плохо? — с гордостью воскликнул Трурль. — Признайся, вылитая наука!
— Хорошо. Сделаю тебе Трурля, но обходись с ним осторожно, потому что он великий конструктор!
Но Клапауций не был удовлетворен.
— Ах, разумеется, можешь быть спокойна, — ответил Клапауций. — Ну, так где же этот Трурль?
— Что? Вот эта толпа и есть наука? Наука — это нечто совсем иное!|Оригинал=}}
— Что? Вот так сразу? Это ведь не что-нибудь! — сказала машина. — Тут время нужно. Трурли — это тебе не болты и не краски!|Оригинал=— A cóż to takiego? — spytała maszyna i przestąpiła z nogi na nogę.
 
— To Trurl — wyjaśnił Klapaucjusz. — Masz mi zrobić Trurla, takuteńkiego jak prawdziwy. Żeby jeden był nie do odróżnienia od drugiego!
=== Семь путешествий Трурля и Клапауция (Siedem wypraw Trurla i Klapaucjusza) ===
Maszyna pomruczała, pobrzęczała, poszumiała i rzekła:
====Путешествие первое А, или Электрибальд Трурля====
— Dobrze, zrobię ci Trurla, ale obchodź się z nim ostrożnie, bo to bardzo wielki konstruktor!
{{lang-pl|Wyprawa pierwsza A, czyli Elektrybałt Trurla}} ''(1964), перевод П. Трофимова, 1967.''
— Ach, rozumie się, możesz być spokojna — odparł Klapaucjusz. — No i gdzież ten Trurl?
 
— Co? Tak zaraz? Przecież to nie byle co — rzekła maszyna. — To musi chwilę potrwać. Trurle — to nie śrubki ani lakiery!}}
{{Q|... решил построить машину, которая сочиняла бы стихи. Накопил Трурль для такой цели восемьсот двадцать тысяч тонн кибернетической литературы плюс двенадцать тысяч тонн поэзии и принялся их изучать. Опостылеет ему кибернетика — перекинется на лирику, и наоборот. Спустя какое-то время понял он, что построить машину — это ещё пустяк по сравнению с её программированием. Программу, которая уже имеется в голове обычного поэта, создала цивилизация, его породившая; эту цивилизацию сотворила предыдущая, ту — ещё более ранняя и так до самых истоков Вселенной, когда информация о грядущем поэте ещё хаотично кружилась в ядре изначальной туманности. Значит, чтобы запрограммировать машину, следовало повторить если не весь Космос с самого начала, то по крайней мере солидную его часть.|Оригинал=... postanowił wybudować maszynę, która będzie pisała wiersze. W tym celu zgromadził Trurl osiemset dwadzieścia ton literatury cybernetycznej oraz dwanaście tysięcy ton poezji i zabrał się do studiów. Kiedy już nie mógł wytrzymać od cybernetyki, przerzucał się do liryki, i na odwrót. Po pewnym czasie pojął, iż zbudowanie samej maszyny jest zupełną fraszką w porównaniu z jej zaprogramowaniem. Program, który ma w głowie zwykły poeta, stworzyła cywilizacja, w której przyszedł na świat; tę cywilizację wydała inna, ta, co ją poprzedziła, tamtą wcześniejsza, i tak do samego początku Wszechświata, kiedy to informacje o przyszłym poecie krążyły jeszcze bezładnie w jądrze pierwotnej mgławicy. Aby zatem zaprogramować maszynę, należało wpierw powtórzyć jeśli nie cały Kosmos od początku, to co najmniej sporą jego część.}}
 
=== Семь путешествий Трурля и Клапауция (Siedem wypraw Trurla i Klapaucjusza) ===
====Путешествие второе, или Какую услугу оказали Трурль и Клапауций царю Жестокусу====
{{lang-pl|Wyprawa druga, czyli oferta króla Okrucyusza}} ''(1965), перевод: Ф. В. ШироковаШироков, 1967.''
{{Q|... царь прислал за ними колымагу, запряженную шестью чудовищами, которых ни тот ни другой прежде и в глаза не видывали. Перед мордами чудовищ помещались специальные пламягасители, ибо из горла валил у них огонь и дым; были у чудовищ и крылья, но так подрезанные, что не могли они подняться на воздух, хвосты, покрытые стальной чешуей, длинные и закрученные в кольца, и по семь лап с когтями, пробивающими насквозь уличную брусчатку. При виде конструкторов, выходящих из дворца, упряжка дружно взревела, выпустила из ноздрей пламя, а из боков клубы серного дыма, и кинулась на них, но кучера в асбестовых латах и царевы доезжачие с мотопомпой набросились на обезумевших чудовищ, нанося им удары прикладами лазеров и мазеров, а когда чудовищ укротили, Трурль и Клапауций забрались молчком в роскошно отделанное нутро рыдвана, который рванулся с места в карьер, а точнее сказать, в драконьер.|Оригинал=... król przysłał po nich karocę zaprzężoną w sześć potworów, jakich żaden z nich na oczy dotąd nie widział. Przed paszczękami miały umocowane specjalne filtry ogniochłonne, gdyż z gardzieli walił im ogień i dym; poza tym miały i skrzydła, ale tak przystrzyżone, by nie zdołały unieść się w powietrze, ogony w stalowej łusce, długie i kręcone, jak również każdy po siedem łap z pazurami, dziurawiącymi bruk uliczny na wylot. Na widok konstruktorów, wychodzących z pałacu, cały zaprzęg zawył jednym głosem, nozdrzami puścił ogień, a bokami siarkę i chciał na nich runąć, aliści woźnice w zbrojach azbestowych i dojeżdżacze królewscy z motopompą rzucili się na oszalałe potwory, okładając je kolbami Lazerów i Mazerów, a gdy je poskromili, Trurl i Klapaucjusz wsiedli milczkiem do wspaniałego wnętrza karocy, która ruszyła z kopyta, a właściwie ze smoczej stopy.}}
 
====Путешествие четвертоечетвёртое, или О том, как Трурль женотрон применил, желая королевича Пантарктика от амурных терзаний избавить, и как потом к детомёту прибегнуть пришлось====
{{lang-pl|Wyprawa czwarta, czyli o tym jak Trurl kobietron zastosował, królewicza Pantarktyka od mąk miłosnych chcąc zbawić i jak potem do użycia dzieciomiotu doszło}} ''(1965), перевод: Ю. АбызоваИ. Абызов, 1967.''
 
{{Q|— В знак своего особого расположения за прибытие и помощь в беде, от коей страдают государственные интересы, Его Королевское Величество Протрудин моими устами обещает, заверяет и клянется осыпать Вашу Конструктивность такими милостями, что до конца дней Ваша Сиятельность преизбыточествовать будет. В частности же, авансом или, как говорится, в задаток, нарекаешься ты с этой минуты, — тут посланец встал, извлёк шпагу и продолжал, плашмя ударяя ею Трурля при каждом слове, так что у того плечи прогибались, — титулярным и удельным князем Мурвидраупским, Тошнотским, Срамотийским и Вассолским, потомственным графом Тленским и Гладоморским, герцогом — об осьми зубцах в короне — Бразелупским, Гдетотамским и Праталакским, маркизом Гунду-Лундским, чрезвычайным губернатором Флуксии и Пруксии, а также капитульным генералом ордена Бездектинских Мендитов и великим нахлебником герцогства Бито-Пито-и-Ламцадрито с положенным этим званиям особливым правом на салют из двадцати одного орудия при пробуждении и отходе ко сну и на фанфары после обеда, Тяжким Инфинитезимальным крестом и увековечением: многорядным — в эбеновом дереве, многосторонним — в сланце и многократным — в золоте.|Оригинал=— W zamian za najłaskawsze przychylenie ucha, za przybycie i pomoc w zwalczaniu nieszczęścia państwowego, które naruszyło racyą stanu, Jego Królewska Mość Protrudyn przyobiecuje, zapewnia i przysięga niniejszym przez moje usta, iż obsypie Waszą Konstrukcyjność takimi łaskami, że się nasycić nimi do końca żywota Wasza Dostojność nie zdołasz. A w szczególności awansem lub, jak to pono rzekają, zaliczkowo, mianuje cię w tej oto chwili — tu magnat wstał, dobył szpady i dalej mówił, przy każdym słowie uderzając płazem Trurla, aż temu ramiona chodziły — Książęciem Tytularnym i Udzielnym Murwidraupii, Abominencji, Ohydory i Wassoły, Hrabią Dziedzicznym Trundu i Morigundu, Elektorem — Ośmiopałkowcem Brazelupy, Kondolondy i Pratalaksji, jak również Markizem Gundu i Lundu, Gubernatorem Nadzwyczajnym Fluksji i Pruksji, jako też Kapitularnym Generałem Zakonu Mendytów Bezdyckich i Wielkim Jałmużnikiem księstwa Pytu, Mytu i Tamtadrytu wraz z przysługującym owym godnościom nadzwyczajnym prawem do salutu z dwudziestu jeden armat na ranne powstanie i spoczynek wieczorny, fanfarą poobiednią, Ciężkim Krzyżem Infinitezymalnym oraz perpetuacją wielorzędową w hebanie, wielostronną w łupku i wielokrotną w złocie.}}
 
====Путешествие пятое, или О шалостях короля Балериона====
{{lang-pl|Wyprawa piąta, czyli o figlach króla Baleryona}} ''(1965), перевод А. Громовой, 1967.''
 
{{Q|Не жестокостью досаждал своим подданным король Балерион Кимберский, а пристрастием к увеселениям. И опять же — ни пиров он не устраивал, ни оргиям ночным не предавался; невинные забавы были милы сердцу королевскому: в горелки, в чижика либо в палочку-выручалочку готов был он играть с утра до вечера; однако всему предпочитал Балерион прятки. Ежели требовалось принять важное решение, подписать декрет государственного значения, побеседовать с послами чужезвёздными или же дать аудиенцию какому-либо маршалу, король немедля прятался и под страхом суровейших наказаний повелевал себя искать. Бегали тогда придворные по всему дворцу, заглядывали в башни и рвы, простукивали стены, так и этак переворачивали трон, и поиски эти нередко затягивались, ибо король каждый раз придумывал новые тайники и укрытия. Однажды не дошло до объявления сугубо важной войны лишь потому, что король, обвешавшись стекляшками и финтифлюшками, три дня висел в главном дворцовом зале, изображая люстру, и посмеивался исподтишка над отчаянной беготнёй придворных.|Оригинал=}}
 
====Путешествие пятое А, или Консультация Трурля====
{{lang-pl|Wyprawa piąta A, czyli konsultacja Trurla}} ''(1965), перевод: Ф. В. ШироковаШироков, 1965.''
 
{{Q|Неподалёку, под белым солнцем, за зеленойзелёной звездой жили сталеглазые, жили счастливо, радовались, трудились, ничего не страшились: ни семейных раздоров, ни смелых разговоров, ни черныхчёрных дней, ни белых ночей, ни материи, ни антиматерии, потому что была у них машина машин, вся изукрашенная, отлично налаженная, зубчатая, кристальная и со всех точек зрения идеальная; жили они в ней, и на ней, и под ней, и над ней, ибо, кроме неё, не имели ничего: сперва атомы скопили, потом из них машину слепили, а если какой атом не подходил, то в переделку угодил — и всё шло хорошо. Каждый сталеглазый имел своё гнёздышко и контактик, и каждый делал своё — то есть что хотел. Ни они машиной не правили, ни она ими, а так просто — помогали друг другу. Одни были машиноведами, другие машинистами, а были ещё и машинали, и каждый имел собственную машинистку. Работа у них кипела, иной раз хотелось им, чтобы стемнело, а иной раз — чтобы солнце горело, либо чтоб затемнение его одолело, только не часто, чтоб не надоело.|Оригинал=Niedaleko, pod białym słońcem, za zieloną gwiazdą, żyli Staloocy, szczęśliwie, krzątliwie, śmiało, bo niczego się nie bali: ani kwasów rodzinnych, ani zasad tradycyjnych, ani myśli czarnych, ni nocy białych, materii i antymaterii, bo mieli maszynę maszyn, umajoną, nakręconą, zębatą i ze wszech miar doskonałą; mieszkali sobie w niej i na niej, i pod nią, i nad nią, bo oprócz niej nie mieli niczego — wpierw atomy uciułali, potem całą zbudowali, a jak który nie pasował, to go przerobili — i było dobrze. Każdy Stalooki miał swoje gniazdko i kontakcik, i każdy robił swoje, to znaczy — co chciał. Ani rządzili maszyną, ani maszyna nimi, tylko tak sobie razem pomagali. Jedni byli maszynowcami, inni maszynistami, jeszcze inni maszynalami; a każdy miał własną maszynistkę. Roboty mieli moc, raz potrzebna im była noc, a raz dzień albo zaćmienie słońca, ale rzadko, żeby się nie sprzykrzyło. Przyleciała raz do białego słońca za zieloną gwiazdą kometa kobieta, rodzaju żeńskiego, bardzo okrutnego, cała atomowa tędy i owędy, tu głowa, tam ogon w cztery rzędy, strach patrzeć — taka sina, a cjano — wodór — przyczyna. I rzeczywiście rozszedł się odór okropny; przyleciała i zaczyna: — Najpierw — powiada — pochłonę was płomieniami, a potem się zobaczy.}}
 
====Путешествие седьмое, или Как Трурля собственное совершенство к беде привело====
{{lang-pl|Wyprawa siódma, czyli o tym jak własna doskonałość Trurla do złego przywiodła}} ''(1965), перевод: А. ГромовойГ. Громова, 1965.''
 
{{Q|Неумелый подражатель, возжаждав пыток, сделал бы себе бесформенного идола из дерева и воска и, придав ему некоторое сходство с разумным существом, издевался бы над ним суррогатно и неёстественно. Но подумай, к чему ведет дальнейшее совершенствование этого замысла! Представь себе, что другой сделает куклу с граммофоном в животе, чтобы она стонала под ударами; представь себе куклу, которая, если её бить, будет молить о пощаде, куклу, которая станет гомеостатом; представь себе куклу плачущую, истекающую кровью, куклу, которая боится смерти, хоть и прельщается ни с чем не сравнимым её спокойствием! Неужели ты не видишь, как мастерство подражателя приводит к тому, что видимость становится истиной, а подделка — действительностью?|Оригинал=Gdyż naśladowca niedoskonały, pragnąc zadawać tortury, wybudowałby sobie niekształtnego bałwana z drewna lub wosku, a przydawszy mu niejakie zewnętrzne podobieństwo do istoty rozumnej, znęcałby się nad nim namiastkowe i sztucznie! Lecz pomyśl ciąg doskonalenia takich praktyk, mój drogi! Pomyśl następnego rzeźbiarza, który buduje lalę z gramofonem w brzuchu, by mu jęczała pod razami; pomyśl taką, która, uderzona, pocznie błagać o litość, taką, która z bałwana staje się homeostatem, pomyśl lalę roniącą łzy, krwawiącą, lalę, która obawia się śmierci, choć zarazem pociąga ją jej spokój, ze wszystkich najpewniejszy! Czy nie widzisz, że doskonałość naśladowcy sprawia, iż pozór staje się prawdą, a udanie rzeczywistością?|Комментарий=подобная мысль ранее описана Лемом в романе [[Расследование (Лем)|«Расследование»]]}}
 
{{Q|Да ведь страдает не тот, кто своё страдание может дать тебе в руки, чтобы ты его мог ощупать, надкусить и взвесить, а тот, кто ведёт себя как терпящий муки!|Оригинал= Przecież cierpiący nie jest ten, kto ci to swoje cierpienie da do potrzymania, abyś je mógł zmacać, nadgryźć i zważyć, lecz ten, kto zachowuje się jak cierpiący!}}
 
==Отдельные статьи==
* [[Блаженный (Лем)|Блаженный]]
* [[Воспитание Цифруши]]
===* [[Как уцелела вселенная===]]
* [[Машина Трурля]]
* [[Повторение (Лем)|Повторение]]
* [[О королевиче Ферриции и королевне Кристалле]]
* [[Сказка о трёх машинах-рассказчицах короля Гениалона]]
 
;Семь путешествий Трурля и Клапауция
* [[Путешествие первое, или Ловушка Гарганциана]]
====* [[Путешествие первое А, или Электрибальд Трурля====]]
* [[Путешествие третье, или Вероятностные драконы]]
====* [[Путешествие пятое, или О шалостях короля Балериона====]]
* [[Путешествие шестое, или Как Трурль и Клапауций Демона Второго Рода создали, дабы разбойника Мордона одолеть]]
 
==О «Кибериаде»==
{{Q|«Кибериада» в тексте explicite названа всего лишь раз, как какая-то женщина в стихотворении, которое сочинила машина Трурля<ref>В рассказе «[[Путешествие первое А, или Электрибальд Трурля]]».</ref> (думаю, с этим стихотворением Вы ещё намучаетесь!), и наверняка это ассоциировалось у меня с [[w:Иродиада|Иродиадой]] и с «[[Илиада|Илиадой]]» заодно.<ref>Lem Stanisław. Listy albo opór materii. — Kraków: Wyd. Literackie, 2002, С. 114—118 (цитируется в переводе по [http://bvi.livejournal.com/136387.html])</ref>|Оригинал= |Автор=Станислав Лем, письмо своему переводчику Майклу Канделю, 1972|Комментарий=перевод: [[w:Борисов, Владимир Иванович (библиограф)|В. И. Борисов]], 2005<ref>[http://bvi.livejournal.com/136387.html Блог В. И. Борисова (БВИ)], 2005-12-10.</ref>}}
 
== Примечания ==