Моя борьба

книга Адольфа Гитлера

«Моя борьба» (нем. Mein Kampf, «Майн кампф») — книга Адольфа Гитлера, сочетающая элементы автобиографии с изложением идей национал-социализма, написанная в 1924 году.

Суперобложка книги 1926—1927 г.
Логотип Википедии
В Википедии есть статья

ЦитатыПравить

  •  

Одна кровь — одно государство!

 

Gleiches Blut gehört in ein gemeinsames Reich.

  •  

Упрочение немецкой народности предполагает уничтожение Австрии.

  •  

Национальное чувство ни в коем случае не является идентичным с династическим патриотизмом.

  •  

Все творческие идеи человека в общих чертах появляются уже в период его юности.

  •  

Отчаянная борьба за существование, которую ты только что вёл сам, зачастую убивает в тебе всякое сострадание к тем, кому выбиться в люди не удалось.

  •  

Бороться я могу лишь за то, что я люблю. Любить могу лишь то, что я уважаю, а уважать лишь то, что я по крайней мере знаю.

  •  

Умный человек всегда отличался от барана именно тем, что мог выслушать всё, что угодно, но при этом составить своё независимое мнение.

  •  

Женщина гораздо охотнее покорится сильному, чем сама станет покорять себе слабого.

  •  

Масса больше любит властелина, чем того, кто у неё чего-либо просит.

  •  

Пока профессиональная деятельность имеет целью улучшение жизни целого сословия, которое является одной из главных опор нации, это движение не только не враждебно отечеству и государству, напротив, оно «национально» в лучшем смысле слова.

  •  

Когда я увидел, что евреи являются и вождями социал-демократии, с глаз моих упала пелена.

  •  

Еврей говорит для того, чтобы скрывать свои мысли.

  •  

Марксизм отрицает в человеке ценность личности, он оспаривает значение народности и расы и отнимает таким образом у человечества предпосылки его существования и его культуры.

  •  

Мононациональное государство в течение удивительно долгих периодов может переносить режим плохого управления, не погибая при этом.

  •  

Парламентарный принцип решения по большинству голосов уничтожает авторитет личности и ставит на её место количество, заключённое в той или другой толпе.

  •  

Парламентаризм является причиной того невероятного наплыва самых ничтожных фигур, которыми отличается современная политическая жизнь.

  •  

Религиозная потребность сама по себе глубоко заложена в душе человека, но выбор определённой религии есть результат воспитания.

  •  

Для трусливых народов нет места на земле.

  •  

Лишь та государственная власть имеет право на уважение и на поддержку, которая выражает стремления и чувства народа или по крайней мере не приносит ему вреда.

  •  

Когда правительственная власть все те средства, какими она располагает, употребляет на то, чтобы вести целый народ к гибели, тогда не только правом, но и обязанностью каждого сына народа является бунт.

  •  

Высшей целью человечества является ни в коем случае не сохранение данной государственной формы или тем более данного правительства, а сохранение народного начала.

  •  

Кто лишён страстности, у кого уста сомкнуты, того небеса не избрали вестником их воли.

  •  

Протестантизм лучше защищает чаяния немецкого народа, поскольку это заложено в самом его происхождении и в более поздней исторической традиции вообще.

  •  

Ни одной чисто политической партии не удалось в аналогичных условиях добиться религиозной реформации.

  •  

Искусство истинно великого народного вождя заключается в том, чтобы не дробить внимание народа, а концентрировать его всегда против одного единственного противника.

  •  

Англичане и американцы рисовали немцев в виде варваров и гуннов; этим они подготавливали своего солдата к любым ужасам войны.

  •  

За себя же и за всех подлинных национал-социалистов я скажу: для нас существует только одна доктрина — народ и отечество.

  •  

Само существование евреев построено на той большой лжи, будто евреи представляют собою не расу, а только религиозную общину.

  •  

Надо положить конец и тому предрассудку, будто вопросы физического воспитания являются частным делом каждого отдельного человека.

  •  

«Германизировать» вообще можно только землю, а не людей.

  •  

На государстве лежит прямой долг систематически и планомерно выискивать во всей массе народа наиболее способных и одарённых людей и ставить этих людей на службу обществу.

  •  

Уметь формировать идеи ещё не значит уметь руководить.

  •  

Евреи боятся Японии, ибо в нынешнем её виде она совершенно не укладывается в рамки тысячелетнего еврейского господства.

  •  

Если Франция в продолжение ещё каких-нибудь трёх веков будет развиваться в том же направлении, последние остатки франкской крови исчезнут, растворившись в новом европейско-африканском мулатском государстве.

  •  

Мы, национал-социалисты, являемся хранителями высших арийских ценностей на земле.

  •  

Границы всех государств являются только результатом политической борьбы.

  •  

Германия либо будет мировой державой, либо этой страны не будет вовсе.

  •  

В течение столетий Россия жила за счёт именно германского ядра в её высших слоях населения.

  •  

Конец еврейского господства в России будет также концом России как государства.

  •  

Союз, который не ставит себе целью войну, бессмыслен и бесполезен.

  •  

Русский большевизм есть только новая, свойственная XX веку попытка евреев достигнуть мирового господства.

  •  

Евреи никогда добровольно не откажутся от своих стремлений к мировой диктатуре.

  •  

В последнем счёте всегда побеждает только инстинкт самосохранения. Под давлением этого инстинкта вся так называемая человечность, являющаяся только выражением чего-то среднего между глупостью, трусостью и самомнением, тает как снег на весеннем солнце.

  •  

Проникновение еврейского духа в область половой жизни, маммонизация этой стороны нашей жизни неизбежно подорвут раньше или позже жизненные силы молодых поколений. Вместо здоровых детей, являющихся продуктом здоровых человеческих чувств, на свет божий начинают появляться одни нездоровые дети — продукт коммерческого расчёта. Ибо ясно, что основой наших браков всё больше становится голый коммерческий расчёт; инстинкты любви удовлетворяются где-то в другом месте.

  •  

Эти господа исходили из того правильного расчёта, что чем чудовищнее солжёшь, тем скорей тебе поверят. Рядовые люди скорее верят большой лжи, нежели маленькой. Это соответствует их примитивной душе. Они знают, что в малом они и сами способны солгать, ну а уж очень сильно солгать они, пожалуй, постесняются. Большая ложь даже просто не придёт им в голову. Вот почему масса не может себе представить, чтобы и другие были способны на слишком уж чудовищную ложь, на слишком уж бессовестное извращение фактов. И даже когда им разъяснят, что дело идёт о лжи чудовищных размеров, они всё ещё будут продолжать сомневаться и склонны будут считать, что вероятно всё-таки здесь есть доля истины. Вот почему виртуозы лжи и целые партии, построенные исключительно на лжи, всегда прибегают именно к этому методу. Лжецы эти прекрасно знают это свойство массы. Солги только посильней — что-нибудь от твоей лжи да останется. — часть I, глава X (см. «Большая ложь»); также известен краткий пересказ сути: «Чем грандиознее ложь, тем легче ей готовы поверить»[1].

  •  

Национал-социализм станет хозяином улицы, а потом и хозяином государства[1]. — часть II, глава IX

  •  

Мы, национал-социалисты, совершенно сознательно ставим крест на всей немецкой иностранной политике довоенного времени. Мы хотим вернуться к тому пункту, на котором прервалось наше старое развитие 600 лет назад. Мы хотим приостановить вечное германское стремление на юг и на запад Европы и определенно указываем пальцем в сторону территорий, расположенных на востоке. Мы окончательно рвем с колониальной и торговой политикой довоенного времени и сознательно переходим к политике завоевания новых земель в Европе. Когда мы говорим о завоевании новых земель в Европе, мы, конечно, можем иметь в виду в первую очередь только Россию и те окраинные государства, которые ей подчинены. — часть II, глава XIV. Восточная ориентация или восточная политика

  •  

Сама судьба указует нам перстом. Выдав Россию в руки большевизма, судьба лишила русский народ той интеллигенции, на которой до сих пор держалось ее государственное существование и которая одна только служила залогом известной прочности государства. Не государственные дарования славянства дали силу и крепость русскому государству. Всем этим Россия обязана была германским элементам - превосходнейший пример той громадной государственной роли, которую способны играть германские элементы, действуя внутри более низкой расы. Именно так были созданы многие могущественные государства на земле. Не раз в истории мы видели, как народы более низкой культуры, во главе которых в качестве организаторов стояли германцы, превращались в могущественные государства и затем держались прочно на ногах, пока сохранялось расовое ядро германцев. В течение столетий Россия жила за счет именно германского ядра в ее высших слоях населения. Теперь это ядро истреблено полностью и до конца. Место германцев заняли евреи. Но как русские не могут своими собственными силами скинуть ярмо евреев, так и одни евреи не в силах надолго держать в своем подчинении это громадное государство. Сами евреи отнюдь не являются элементом организации, а скорее ферментом дезорганизации. — там же

Цитаты, связанные с религиейПравить

  •  

Ныне я уверен, что действую вполне в духе Творца Всемогущего: борясь за уничтожение еврейства, я борюсь за Дело Божие. — потом повторял это неоднократно[2]

  •  

Мы ведём борьбу за обеспечение существования и за распространение нашей расы и нашего народа. Мы ведём борьбу за обеспечение пропитания наших детей, за чистоту нашей крови, за свободу и независимость нашего отечества. Мы ведём борьбу за то, чтобы народ наш действительно мог выполнить ту историческую миссию, которая возложена на него Творцом Вселенной.

  •  

Таким образом, можно сказать, что результатом каждого скрещивания рас является:
а) снижение уровня более высокой расы;
б) физический и умственный регресс, а тем самым и начало хотя и медленного, но систематического вырождения.
Содействовать этакому развитию означает грешить против воли Всевышнего Вечного нашего Творца.
Но по заслугам грех этот и наказывается.

  •  

Грехи против крови и расы — самые страшные грехи на этом свете. — часть I, глава 10; «Грех против крови» — заглавие романа А. Динтера (1918), восходит к библейскому обороту «грех против Святого Духа» («Sünde wider den heiligen Geist», Матф., 12:31, в синодальном переводе: «Всякий грех и хула простятся человекам; а хула на Духа не простится человекам»). Отсюда юридический термин в III рейхе «преступление против расы»[1].

  •  

Самым большим преступлением на нашей земле в глазах народнического миросозерцания является деятельность, направленная против человеческой культуры путём уничтожения носителя этой культуры. Кто подымает руку на высшее воплощение подобия Божия на этой земле, тот восстаёт на Всеблагого Творца всех чудес на земле, тот тем самым содействует изгнанию нашему из Рая.

  •  

Какой великий наследственный грех совершают те, кто систематически отравляет расу и мешает тому, чтобы на свет Божий родились люди, действительно достойные Творца Всемогущего.

  •  

Люди не понимают, что мы совершаем величайший грех против воли вечного Творца нашего, когда мы спокойно смотрим на то, как сотни и сотни тысяч одарённейших людей гибнут, подвергаясь всем ужасам пролетаризации.

  •  

И при таком положении вещей католические и протестантские лагеря не умеют соединиться против врагов человечества, а вместо этого подумывают, как бы уничтожить друг друга! Мы считаем, что именно подлинные патриоты имеют священную обязанность позаботиться о том, чтобы верующие обоих лагерей перестали только всуе поминать имя Божие, а стали бы на деле выполнять Волю Божию и сумели бы помешать евреям позорить Дело Божие. Разве не Божья Воля создала человека по образу и подобию Творца Всевышнего. Кто разрушает Дело Божие, тот ополчается против Воли Божией. Поэтому мы и говорим: пусть каждый остаётся при своей вере, но пусть каждый считает своей первейшей обязанностью бороться против тех, кто задачу своей жизни видит в том, чтобы подорвать веру другого. Католик не смеет оскорблять религиозного чувства протестанта и наоборот.

  •  

В течение последних лет дело доходило до того, что иные ослеплённые сторонники «народнического» движения настолько усердно занялись религиозной склокой, что перестали замечать, как атеистические марксистские газеты нарочно разжигают эти споры, подсказывают обеим сторонам различные глупые аргументы, подсовывают обоим лагерям соответственных адвокатов и т. д.

  •  

Природа предоставляет полную свободу рождаемости, а потом подвергает строжайшему контролю число тех, которые должны остаться жить; из бесчисленного множества индивидуумов она отбирает лучших и достойных жизни; им же она предоставляет возможность стать носителями дальнейшего продолжения жизни. Между тем человек поступает наоборот. Он ограничивает число рождений и потом болезненно заботится о том, чтобы любое родившееся существо обязательно осталось жить. Такая поправка к Божественным Предначертаниям кажется человеку очень мудрой и во всяком случае гуманной, и человек радуется, что он, так сказать, перехитрил природу и даже доказал ей нецелесообразность её действий. Что при этом в действительности сократилось и количество, и в то же время качество отдельных индивидуумов, об этом наш добрый человек, собезьянивший Бога-Отца, не хочет ни слышать, ни подумать.

  •  

Помилуй Бог, разве не ясно, что война 1914 г. отнюдь не была навязана массам, что массы напротив жаждали этой борьбы!.. Я и сам испытал в эти дни необычайный подъём. Тяжёлых настроений как не бывало. Я нисколько не стыжусь сознаться, что, увлечённый волной могучего энтузиазма, я упал на колени и от глубины сердца благодарил Господа Бога за то, что Он дал мне счастье жить в такое время.

  •  

Кто разрушает дело Божие, тот ополчается против воли Божьей. — Глава Х "Федерализм как маскировка"

  •  

Ещё раз раздались прекрасные патриотические песни нашей родины. Подхваченные бесконечным потоком немецких солдат, эти чудесные песни неслись к небу. В последний раз Творец небесный посылал Свою милостивую улыбку Своим неблагодарным детям.

  •  

Только в борьбе за такие цели смеем мы принести хотя бы самые великие жертвы и только в этом случае мы сможем оправдать эти жертвы как перед Богом, так и перед будущими поколениями. Перед Богом мы будем чисты потому, что люди, как известно, вообще рождаются на земле с тем, чтобы бороться за хлеб насущный, и их позиция в мире определяется не тем, что кто-либо им что бы то ни было подарит, а тем, что они сумеют отвоевать своим собственным мужеством и своим собственным умом.

  •  

Да будет нашим руководителем разум, а нашей силой — воля! Пусть сознание нашего священного долга поможет нам проявить достаточно упорства в действии! В остальном — да поможет нам Господь Бог, да послужит Он нам защитой!

  •  

Вот почему несомненно, что евреи пойдут по своему ужасному пути и дальше — вплоть до того момента, когда найдётся другая достаточно большая сила, которая сумеет схватиться в жестокой борьбе с еврейством и раз навсегда отправить этих БОГОБОРЦЕВ в преисподнюю.

  •  

В течение ряда лет на голову Германии сыпятся всё новые приказы о разоружении, о лишении самостоятельности, о репарациях и т. п. В конце концов в Германии родился тот дух, который в плане Дауэса видит счастье, а в Локарнском договоре — успех. Одно только утешение можно найти в этом несчастии: людей обмануть можно, но Бога не обманешь. Благословения Божия все эти дни не получили. С тех пор как народ наш пошёл по пути самоунижения, он не выходит из нужды и забот.

  •  

Если бы мы сумели поставить всё и вся на службу этой идее, тогда нынешняя мольба плаксивых маргариновых патриотов «Господи, пошли нам свободу!» вскоре сменилась бы действительно смелыми лозунгами, и мы сумели бы добиться того, что каждый немецкий мальчик стал бы обращаться к Всевышнему с горячей мольбой: «Господь Всевышний, благослови наше оружие, окажи ту справедливость, которую Ты всегда оказывал! Суди Сам, заслуживаем ли мы теперь свободы. Господь Бог, ниспошли благословение нашей борьбе!»

  •  

Люди тратят все силы на вредные демонстрацийки против Бога и всего света, забывая, что главной предпосылкой каждого успеха прежде всего является принцип: «Что делаешь — делай до конца».

  •  

В нашей жизни бывает так, что чем правильнее и величавее данная идея, тем менее возможным становится её полное воплощение в жизнь, поскольку её реализация зависит от людей. Вот почему экзаменом для творца новой программы является не степень воплощения его целей в жизнь, а степень правильности самой идеи, степень того влияния, которое она впоследствии окажет на всё развитие человечества. Если бы это было не так, тогда мы не могли бы причислить к великим людям нашей земли ни одного из основателей религий, ибо ведь известно, что их этические идеалы никогда не находят себе сколько-нибудь полного воплощения в жизни. Даже религия любви на практике добилась только крайне частичного воплощения в жизнь по сравнению с тем, чего хотел её Творец. И тем не менее она имеет великое историческое значение, поскольку дала толчок всему культурному и нравственному развитию человечества в определённом направлении.

ПереводПравить

Г. Е. Зиновьев - Москва: Соцэкгиз, 1933.

Цитаты о книгеПравить

  •  

В 1995 году <…> я скачал книгу и прочитал как исторический памятник, без интереса. Фрагментами перечитывал уже сейчас, и уже с гораздо большим интересом. Всё чаще стали говорить про совпадения пропаганды гитлеровской с клише нынешней. <…> По-моему, суть гитлеровского успеха — это реваншизм, именно он сделал немецкий народ адептом нацизма. И у нас весь этот «крымнаш» — тоже психологическая компенсация за поражение в холодной войне. Но в общем я читал книгу даже с каким-то сопротивлением. Гитлер был олицетворением зла, и не хотелось признавать, что это тоже человек. Две руки, две ноги, голова, друзья, слабости, достоинства[3].

  Марат Гельман
  •  

Лет пятнадцать назад я скачал книгу на русском языке. Не помню где, но помню, что за одну минуту. Я просмотрел её в связи с вечным вопросом: как могли интеллигентные люди <…> увлечься Гитлером? Та же причина вызвала мой недавний интерес к книге. Но на этот раз поводом стала агрессия на Украине, и интересовал меня не Гитлер, а его читатели. По-моему, секрет популярности книги был в том, что автор постоянно льстил немцам, регулярно называя их великим народом, незаслуженно лишённым своего места под солнцем. Эта нехитрая формула работает сегодня так же успешно, как и тогда. Гитлер писал в героико-романтическом стиле наивной литературы: чуть истории, много позёрства и чудовищное количество повторов. В сущности, это стиль нацистской риторики: одно и то же, но с повышением звука. В век радио это работало, но на бумаге выглядит монотонно, до конца это прочесть нельзя[3].

  Александр Генис
  •  

Я читал книгу исключительно для того, чтобы понять, почему она так повлияла на людей. Надо сказать, совершенно не понял. Думаю, это история пропаганды на фоне общей неврастении. Книга убогая, очень слабо написанная, очень неумная, простая и плоская. Я ничего из неё не почерпнул, никаких новых мыслей — не могу ни вспомнить, ни процитировать. Это агитка, и она не даёт представления о том, каким человеком был Гитлер, не раскрывает историю величайшего преступника, как не даёт представления о Сталине передовица газеты «Правда»[3].

  Борис Куприянов
  •  

Меня ничего не поразило и не удивило, в среде нормальных людей об этом «творении» давно всем всё понятно. Думаю, что, несмотря ни на какие запреты, и раньше, и тем более сейчас не проблема найти полный текст и ознакомиться с ним. Поэтому запрет на издание носит не столько юридический характер, сколько нравственный. Это просто принятое в нормальном обществе табу — знак того, что это по понятным причинам находится за гранью добра и зла[3].

  Владимир Мединский
  •  

Я бы назвал эту книжку пособием по партийному строительству, написанным плохо, но специалистом своего дела. Там очень мало авторского, книга интересна разве что тем, что демонстрирует некоторую существенную неинтеллектуальность автора. Гитлер ведь никакими особенными качествами не отличался, тогда вся Германия была «Гитлером», как Советский Союз был «Сталиным». Эти мальчики были скорее тамбурмажорами, которые дирижировали всеми этими всплесками злобы и маразма, — и в «Майн кампф» это очень хорошо заметно[3].

  Александр Невзоров
  •  

«Майн кампф» мне дали почитать друзья в конце 1990-х. <…> Я занимался политической пропагандой, технологиями манипуляции массовым сознанием, читал много теоретических работ, вот и до «Майн кампф» дошли руки. В книге есть одна глава, посвящённая политической рекламе и пропаганде, — её я внимательно прочитал. Никаких откровений там нет, автор «Майн кампф» не был ни сильным мыслителем, ни талантливым литератором[3].

  Андрей Рубанов
  •  

В конце 1970-х «Майн кампф» мне подкинули подпольные фашисты. Это был типичный самиздат <…>. В отличие от нашего времени, тогда казалось, что фашизм ушёл в прошлое безвозвратно, и я относился к этим ребятам крайне несерьёзно. Такая подпольно-гламурная костюмированная история: они шили себе эсэсовские формы и любили приходить в них на вечеринки. <…> В «Майн кампф» были какие-то антисемитские пассажи, про немецкий национализм и милитаризм, но в целом это повествование самовлюблённого истерического человека о своей якобы героической жизни[3].

  Артемий Троицкий
  •  

Я прочитал [оригинал] <…>. Самое главное — это чудовищно скучная книга. Читать её — всё равно что есть макулатуру, это можно сделать только на спор. Я помню, что был так разочарован: я думал, может, в этой книге есть что-то, что может увлечь людей, но ничего там не нашёл. Потом мы обсуждали её с однокурсниками и в основном смеялись <…> над литературными качествами. Ещё мы тогда задумались о том, что талантливые книги почему-то не способны изменить мир, а бездарные его всё время меняют — в худшую сторону[3].

  Василий Уткин
  •  

Я был поражён банальностью текста — на уровне газет «Дуэль» и «Пульс Тушина». Мыслей там никаких особенных нет. Энергия есть, а с мыслями совсем негусто. Видимо, такого рода тексты и действуют на слабые мозги сильнее всего. Но они непременно должны быть опубликованы — как исторический материал, для специалистов. Я говорю не про «особый доступ» в советском смысле, а естественный образовательный ценз. В библиотеке может лежать экземпляр этой книги, а на лотке на улице и в книжном магазине — не должен[3].

  Виктор Шендерович

ПримечанияПравить

  1. 1 2 3 Словарь современных цитат (изд. 4-е, дополненное) / составитель К. В. Душенко — М.: Эксмо, 2006.
  2. Ричард Докинз, «Бог как иллюзия» (2006) // пер. с англ. Н. Смелковой. — М: КоЛибри (Иностранка), 2008. — гл. 8.
  3. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 Esquire. Вольная борьба // Esquire, ~10.12.2015